ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 125

Автор:
Глава CXXV


В боях за переправы через Прут в районе Кантемира 5-я кавалерийская дивизия корпуса генерала Белова разгромила 6-й пехотный полк румынской гвардии. 2 июля из района севернее Ясс начала наступление 11-я немецкая армия генерал-полковника фон Шоберта. Обстановка на правом фланге советского Южного фронта, в течение первых десяти дней войны остававшаяся стабильной, сразу обострилась. Слева от 11-й немецкой армии в наступление на Черневцы перешли, спустившись с Карпат, румынские дивизии; ещё левее венгерские войска двинулись на Коломыю. Превосходство войск 11-й армии и румынских дивизий в артиллерии над противостоящими им войсками Южного фронта принесло свои плоды: фронт медленно, но неуклонно стал откатываться к Днестру, и командование Южного фронта оказалось вынуждено свернуть растянутый к Дунаю левый фланг и отвести кавалерийский корпус генерала Белова в центр, в район Кишинёва. Здесь корпус держал оборону до 10 июля, после чего генерал Белов получил приказ прикрыть 100-километровый разрыв между позициями 35-го и 48-го стрелковых корпусов, образовавшийся севернее Кишинёва, и не допустить прорыва противника на направлении Оргеев-Дубоссары. Кавалерийский корпус, в отличие от стрелкового не имеющий в своём составе полноценных артиллерийских частей, а к этому времени лишившийся и почти всех своих лёгких танков, выбывших из строя главным образом из-за поломок и отправленных в тыл, не мог развернуть на отведённом ему участке сплошную оборону, да это и не соответствовало специфике кавалерии как рода войск. Чтобы обеспечить прикрытие флангов стрелковых корпусов, генерал решил прибегнуть к маневренной обороне. Разместив штаб корпуса в окрестностях Оргеева, генерал прикрыл силами одного полка свой левый фланг, где в гористой местности вела наступление на Кишинёв 5-я румынская пехотная дивизия, а главные силы держал в оперативном резерве, чтобы максимально использовать мобильность кавалерии против наступающей через кукурузные поля на его правом фланге 50-й пехотной дивизии 11-й немецкой армии. Пока к передовой выдвигалась немецкая пехота, немцы несколько дней усиленно бомбили Оргеев и все ведущие через город дороги. Зенитчики Белова, получив хорошую возможность повысить своё мастерство, только 12 июля сбили в небе над Оргеевом четыре бомбардировщика. 72-й кавалерийский полк первым завязал бой с немцами, встретив в районе Сераштены 123-й немецкий пехотный полк. Кавалеристы понесли потери от миномётного огня и от ударов с воздуха; под командиром полка взрывом авиабомбы была убита лошадь. Но сражение только начиналось. 14 июля под Оргеевом, среди обширных полей кукурузы, пришли в соприкосновение главные силы 50-й пехотной дивизии и 5-й кавалерийской дивизии. Со своего КП, расположенного на высоте за рекой Реут, генерал Белов наблюдал за перестрелкой спешившихся кавалеристов и немецкой пехоты. Артиллерия и миномёты противника вспахивали кукурузные поля перед фронтом наступления, артиллерия Белова отвечала, но гораздо реже. Однако после прошедших накануне дождей разлёт осколков на кукурузных полях был относительно невелик, и это уравнивало шансы сторон. Те же дожди превратили дороги, по которым подтягивались тылы 50-й дивизии, в грязную кашу, и немецкие колонны буквально тонули в ней, растянувшись на много километров. У немцев на этом участке фронта не было танков, и это обстоятельство стало для 50-й дивизии роковым. Обойдя верхами по большому кругу левый фланг противника, главные силы кавалерии Белова, следуя оврагами и балками, скрытно вышли во фланг и тыл немецкой колонне, атаковали и расчленили её. Застигнутые врасплох на марше, немцы отстреливались, разбившись на группы вокруг застрявших в грязи грузовиков, подвод и мотоциклов. Налетевшие на них в наступающих сумерках кавалеристы, метнув гранаты в грузовики и ведя огонь из ручных пулемётов, принялись рубить пехоту шашками. Сделав своё дело, под покровом темноты кавалерия скрылась в полях, оставив на дороге не меньше тысячи убитых и изувеченных солдат и офицеров противника. Прорваться к Днестру между 35-м и 48-м стрелковыми корпусами 50-я дивизия не смогла.
Тем временем оба стрелковых корпуса на флангах корпуса Белова, не удержав своих позиций, отступили. Когда 35-й корпус оставил Кишинёв, генерал Белов получил приказ отступить за Днестр и занять позиции в наполовину пустующих инженерных сооружениях укреплённого района на старой советской границе. Переправляться через Днестр пришлось с помощью своего понтонного парка: переправы на флангах уже контролировал противник. Капитан Андреев, командир батальона корпусных сапёров, сооружением понтонного моста не ограничился и навёл рядом ещё один мост из пустых винных бочек, реквизированных у местных виноделов. Это позволило корпусу вдвое быстрее переправиться на восточный берег Днестра и с комфортом разместиться в подготовленных несколько лет назад полевых укреплениях. Впервые в истории кавалерии кавалерийский корпус был использован в качестве гарнизона укрепрайона. Отправив лошадей в глубокий тыл, кавалеристы отдыхали после месяца тяжёлых боёв, сидя в окопах, дотах и блиндажах, и лишь время от времени прерывали свой отдых, чтобы без особого труда сбросить в реку противника, пытающегося переправиться на восточный берег. Так прошёл июль.
И вновь 11-я немецкая армия обошла корпус Белова с севера. Форсировав Днестр севернее Рыбницы, она прорвала правый фланг Южного фронта и устремилась на Первомайск. Корпус Белова получил приказ оставить укрепрайон, выдвинуться скорым маршем на север и выбить немцев из Балты. Спешенные кавалеристы ворвались в город и трое суток вели в нём жестокий бой с немецкой пехотой, переходя от дома к дому и забрасывая гранатами подвалы. Когда бой на улицах города подходил к концу, высланный на разведку дорог отряд сообщил по телефону ошеломляющее известие: между Балтой и Первомайском на дороге обнаружены немецкие танки и мотопехота. Танки стоят, по-видимому ожидая заправки. В 11-й немецкой армии танков не было. Не было их и у соседа фон Шоберта слева, в 17-й армии фон Штюльпнагеля. Это могли быть только танки группы фон Клейста. Но как могли они оказаться здесь, в глубоком тылу у двух армий Юго-Западного фронта? Командующий 9-й армией, услышав по телефону от Белова о танках, отказался ему верить. Не поверил и командующий фронтом генерал Тюленев. Белов дождался возвращения разведчиков. Их донесение не оставляло сомнений в том, что танки фон Клейста, которые должны были находиться гораздо севернее, где-то в районе Белой Церкви, на самом деле уже вышли с севера к Южному Бугу и даже форсировали его. Но если так, то над всем Южным фронтом нависла опасность окружения, а левый фланг Юго-Западного фронта уже окружён. Белов отправил в штаб армии с донесением начальника штаба своего танкового полка. Спустя два дня обнаруженная разведчиками Белова немецкая дивизия ударила с востока на Первомайск, во фланг и тыл 18-й армии Южного фронта, уже атакованной с севера другой дивизией фон Клейста. Отброшенная на юг 18-я армия открыла немецким танкам дорогу на Николаев. Корпус Белова получил приказ отойти за Южный Буг в районе Вознесенска и прикрыть Николаев. 9-я кавалерийская дивизия, занимавшая позицию во втором эшелоне корпуса, начала переправляться через Буг, следом из Балты скорым маршем шла 5-я кавалерийская дивизия. До переправы оставалось 50 километров, когда немцы, наступая вдоль левого берега реки, захватили Вознесенск, расчленив корпус Белова натрое: 9-я кавалерийская дивизия перешла на левый берег не в полном составе, её 136-й полк был окружён на правом берегу в 15 километрах севернее Вознесенска. 5-я кавалерийская дивизия была в 50 километрах западнее, вокруг неё двигались по дорогам в сторону Буга отступающие части 18-й армии. Прикрыв с севера их отход на восток и понтонную переправу через Буг 5-й дивизией, Белов отправил группу разведчиков во главе с полковым комиссаром Новиковым и политруком Севериным на север в поисках пропавшего полка. Сплошного фронта ещё не было, и политработники, не будучи профессиональными разведчиками, влетели на машине в деревню, занятую аванпостом немецкого разведбатальона. Прежде чем немцы успели открыть огонь, отряд Новикова бросил машину и залёг в саду под прикрытием сложенной из камней ограды. Встреченные огнём, немцы отступили и обстреляли сад из миномёта. Новиков был убит, тяжело раненного политрука Северина бойцы вынесли из боя. 136-й полк продолжал вести бой в окружении несколько дней, сковывая противника под Вознесенском. Когда 9 августа немцы выступили из Вознесенска на юг, 18-я армия и вместе с ней 5-я кавалерийская дивизия уже переправились на левый берег Южного Буга. Командующий Южным фронтом генерал Тюленев, прислав Белову в качестве пополнения вновь сформированный в Николаеве кавалерийский полк, приказал корпусу занять село Новый Буг и удерживать перекрёсток дорог на Николаев и Кривой Рог. Генерал Белов устроил смотр прибывшей кавалерии, наполовину состоящей из ветеранов Первой мировой и гражданской войн, после чего полк был расформирован, из ветеранов был образован корпусной разведдивизион, а штатные полки дивизий пополнились разведывательными эскадронами. 12 августа в середине дня корпус подошёл к перекрёстку со стороны Николаева. Генерал Белов со штабом, сопровождаемый несколькими броневиками, следовал в колонне позади идущего в авангарде кавалерийского полка. Согласно информации, полученной из штаба фронта, противника нужно было ждать с севера, со стороны Кировограда. Проследовав через перекрёсток, головной полк развернулся фронтом на север. Когда генерал Белов и его штаб въезжали в Новый Буг с юга, с запада в него вошла голова походной колонны немецкой танковой дивизии. К счастью для Белова, противник также руководствовался устаревшими данными авиаразведки и беспечно двигался по шоссе плотной маршевой колонной. Конная разведка русских на пару минут опередила немецких коллег-мотоциклистов, бойцы Белова первыми открыли пулемётный огонь, а три батареи корпусного артдивизиона, развёрнутые на высотах в двух километрах южнее села, открыли беглый огонь по немецкой колонне, простреливая весь участок шоссе от реки Ингул до въезда в село. Услышав канонаду, командир ушедшего вперёд кавалерийского полка развернул полк фронтом на юг и обстрелял шоссе с севера из своих 76-миллиметровых пушек. Тем временем другой кавалерийский полк, наступая уступом влево на фланге корпуса Белова, обстрелял из пушек подходы к мосту через Ингул. Двигавшиеся по дороге колонной в два ряда немецкие грузовики, мотоциклы и танки смешались. Убедившись, что угодил в огневую ловушку, командир немецкой дивизии приказал отступить за реку, но дорогу к мосту преграждали горящие грузовики и подбитые танки. Когда прилетели советские штурмовики и принялись бомбить переправу, немцев охватила паника. Бросив на дороге технику, они бегом устремились к реке. Настал черёд кавалерийской атаки. Устремившись с двух сторон на противника с шашками наголо, кавалерия усеяла восточный берег Ингула трупами немецких солдат и офицеров. Радость победы была омрачена тем, что 131-й Таманский кавалерийский полк, наступавший на левом фланге, был окружён противником за рекой. Командир немецкой танковой дивизии был полон решимости взять на западном берегу Ингула реванш за поражение, понесённое на восточном.





Читатели (1585) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы