ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



«Схватка» гениев. 2016 г.

Автор:


«Схватка» гениев. 2016 г.

Давным-давно, еще при Н.С. Хрущеве, проживая в донбасском шахтерском поселке и будучи учеником 4-го класса, я разглядывал на перемене иллюстрации картин русских художников, вывешенные дирекцией с просветительской целью по стенам школы. При этом мое внимание привлекла непомерно высоко приколоченная к березе скворечня на знаменитом «Марте» И.И. Левитана. «Так высоко забраться, чтобы ее подвесить, никому не под силу, – подумал я. – Да и ветка уж точно обломится…» Эти мысли я тут же доверительно поведал своей учительнице Людмиле Дмитриевне, благо она находилась в классе неподалеку.
Учительница отнеслась к моему сообщению весьма серьезно. Даже вышла вместе со мной в коридор, чтобы взглянуть на репродукцию.
Присмотревшись, сказала: «Да, действительно высоковато». И заулыбалась. А потом добавила: «Понимаешь, даже если это так, как ты говоришь, и это досадная неточность, то исправить ее уже нельзя. Художник, написавший эту картину, во-первых, умер еще в начале нашего века, а во-вторых, настолько знаменит, что говорить о его промахах не принято. Так что придется с этим примириться…»
«И что, никак-никак нельзя исправить?» – спросил я и чуть не расплакался.
«Никак-никак, дорогой», – сказала Людмила Дмитриевна…

Лет через пятнадцать, я был проездом в Москве и наткнулся на «Март» в Третьяковке. Вспомнился давний школьный эпизод, относящийся к этой картине. Он показался мне весьма комичным, и у меня возникло намерение облечь свои мысли о «неправильной» левитанской скворечне в стихотворную форму. Надо сказать, что в то время я сочинял много и с удовольствием, ощущая некую ртутную подвижность поэтического пера. Правда, девять десятых написанных тогда стихов не прошли проверки временем и беспощадно были уничтожены мною же в разные годы, причем некоторые – с чувством холодной брезгливости.
Но вернусь к стихотворению о скворечне.
Логика его написания была поначалу очень проста. Я размышлял так: «Кто бы мог указать художнику на ляп? Ну, конечно же не автор стихотворения, т.е. не я. В этом меня в свое время убедила моя первая учительница. Тогда кто?.. Ба! Ведь это же Чехов. Они были в дружеских отношениях. А уж Антон Павлович ради красного словца не пожалел бы и отца».
И я написал такой стишок в четыре строфы.

Скворечня,
или Чехов в мастерской Левитана

Чехов:

– Картины превосходны, Исаак!
Но вот о чем хочу спросить давно я –
почто холсты замасливаешь так,
что прачка за неделю не отмоет?

А если бы ты красил ткань бледней,
ее отмыть труда б не доставляло.
И можно было бы творить на ней
стократно, куш имея небывалый.

Еще… Я строг возможно, но прости,
зачем в пейзаже «Март» свою скворечню
ты наверху березы примостил?
Тут налицо бесспорный ляп, конечно.

Какой смельчак способен влезть туда?
Ну, разве что циркач с надежной лонжей.
Оно понятно – мелочь, ерунда,
но гению халтурить так негоже.

Но что-то не давало мне покоя. Прорисовывалась какая-то символическая победа литературы над живописью, одного искусства над другим. «Не-е, – подумал я, – нужно матч в ничью заканчивать. Здесь требуется более или менее правдоподобный паритет остряков-дуэлянтов с умиротворяющим послевкусием».
Начал я Чехова интенсивно перечитывать, и надо же, мне повезло в моих поисках! Я имею в виду ранний рассказ «Смерть чиновника». Там человек умирает от страха. Не от инфаркта или инсульта, а… черт его знает, от чего он вообще у Чехова умирает. Создается такое впечатление, что лихо раскрутив начало, Чехов не смог придумать убедительной концовки. Даже последнее слово рассказа «помер», а не «умер», звучит как-то фальшиво. Да и что, в конце концов, этого экзекутора Червякова не устраивало в реакции статского генерала на его мольбы о прощении, как он его себе, это прощение, представлял в идеале, что было не так? Его уже многократно простили, а он все недоволен… Бред какой-то. Я бы закончил рассказ так: Червяков приходит домой навеселе – выпил водки на радостях. Жена спрашивает: «Ну, что Бризжалов? Простил?» Червяков отвечает: «Все прекраснейшим способом завершилось. Выругал меня генерал, как и положено. Благим матом изошел. Никакого зла на сердце не оставил, простил… Но в оперу, матушка – теперь ни ногой!..»
Короче говоря, сел я за стол и, серьезно поднатужившись, добавил еще четыре строфы к тем четырем, которые были написаны раньше. Стихотворение приобрело такой окончательный вид.

Скворечня,
или Чехов в мастерской Левитана

Чехов:

– Картины превосходны, Исаак!
Но вот о чем хочу спросить давно я –
почто холсты замасливаешь так,
что прачка за неделю не отмоет?

А если бы ты красил ткань бледней,
ее отмыть труда б не доставляло.
И можно было бы творить на ней
стократно, куш имея небывалый.

Еще… Я строг возможно, но прости,
зачем в пейзаже «Март» свою скворечню
ты наверху березы примостил?
Тут налицо бесспорный ляп, конечно.

Какой смельчак способен влезть туда?
Ну, разве что циркач с надежной лонжей.
Оно понятно – мелочь, ерунда,
но гению халтурить так негоже.

Левитан:

– Антон, ты критик честный и прямой.
Твои советы я ценю, не скрою.
Но сам ты допускаешь, милый мой,
огрехи несусветные порою.

Хотя бы «Смерть чиновника» возьмем.
Как сносит чушь подобную бумага?
Вполне здоровый человек в твоем
рассказе окочурился… от страха!

Там даже на полушку правды нет.
Мораль искать не стоит и пытаться.
Признайся, дорогуша – сей сюжет
был беспардонно высосан из пальца.

Теперь мне ясно, что головотяп
издатель твой журнальный, не иначе.
Насчет скворечни прав. Досадный ляп.
Спешил закончить вид и напортачил.


Таким образом, как мне кажется, вышла полновесная ничья в этой шуточной схватке гениев.



Читатели (119) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы