ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 37

Автор:
Глава XXXVII.

Утром 7 июля 7-й мехкорпус генерал-майора Виноградова, остановленный накануне севернее Сенно 7-й танковой дивизией генерала фон Функа,
возобновил наступление, имея задачу к исходу дня отбить у противника Лепель. Ночь с 6 на 7 июля была достаточно светлой; обе стороны употребили её на инженерные работы: советские сапёры прокладывали из брёвен гати через неширокую и мелкую, но илистую и окружённую болотистыми низинами речку Черногостицу; немцы на другом берегу закапывали в землю танки и расставляли противотанковые батареи. Утром танки 14-й танковой дивизии полковника Васильева двумя колоннами двинулись через гати, перешли реку и стали подниматься на обрывистый западный берег. Здесь их встретил перекрёстный огонь немецкой противотанковой артиллерии. Подъём был настолько крут, что любого попадания снаряда в гусеницу или броню или близкого разрыва авиабомбы оказывалось достаточно, чтобы танк опрокинулся обратно в реку. И танки опрокидывались и падали в реку один за другим. С воздуха их непрерывно бомбила немецкая авиация, прикрытия истребителями почти не было, плотность огня зенитной артиллерии была недостаточной. Атака тем не менее продолжалась, и вот уже несколько машин, взобравшись-таки на высоты, принялись в упор расстреливать и давить гусеницами позиции противотанковой артиллерии. Однако за первой линией обороны их встречала вторая, пикирующие бомбардировщики противника неистовствовали, и когда 14-я танковая дивизия потеряла половину танков, атака была прекращена. В это время сильно обострилась обстановка в районе Сенно, где 5-й мехкорпус, атакованный с юго-запада 17-й танковой дивизией фон Вебера, оказался в трудном положении. Генерал Виноградов, получив просьбу о помощи, повернул корпус на Сенно и ввязался в кровопролитный бой, продолжавшийся ещё два дня, после чего танки фон Вебера отступили. Однако приказ командования фронтом выполнен не был, Лепель остался в руках немцев, и у понёсших к этому времени большие потери советских мехкорпусов уже не было сил возобновить наступление. Инициатива перешла в руки противника.
Тимошенко пытался любой ценой удержать Витебск, он бросил в бой с колес одну за другой шесть стрелковых дивизий и мехкорпус 19-й армии, спешно переброшенные с юга России в район между Двиной и Днепром, в полосу наступления 7-й и 12-й танковых дивизий Гота. Будучи вынужденным бросать в бой всё, что попадало под руку, Тимошенко распределил в стрелковых дивизиях завезенные из-под Гомеля 10 000 бутылок с зажигательной смесью бензина и фосфора. В ближнем бою такая бутылка в сочетании с бутылкой обычного бензина была эффективным оружием против танка, однако отлаженное взаимодействие немецких танков с пехотой и неготовность необстрелянной советской пехоты к отражению танковых атак противника не позволили широко использовать это средство. Пехота оказалась психологически не готова выдерживать танковые атаки: роты и целые полки сбивались в кучи позади позиций противотанковых орудий, связь и управляемость после этого терялись. 7 июля 59-й полк барона фон Люттвица взял штурмом Уллу, что позволило танкам 20-й танковой дивизии генерал-лейтенанта Штумпфа переправиться через Двину западнее Витебска. Взяв за образец блестящий манёвр Бонапарта весной 1796г. по правому берегу реки По, вынудивший австрийцев без боя оставить Ломбардию, Гот бросил 20-ю танковую вместе с 20-й мотодивизией по правому берегу Двины в обход Витебска с севера. 9 июля эти две дивизии, вновь переправившись на южный берег Двины в тылу у Тимошенко и Ерёменко, Итальянскую кампанию Бонапарта, по-видимому, не изучавших, ударили по частям советской 19-й армии с тыла. Пехота, атакованная танками с тыла, в панике бежала и рассеялась в окрестных лесах, 10 июля фон Люттвиц вошёл в пылающий Витебск (в городе горели склады с горючим и бутылки с зажигательной смесью), окопался, огородился колючей проволокой и двое суток отражал яростные, но запоздалые контратаки прибывающих на передовую русских стрелковых дивизий с юго-востока, востока и севера. Когда к городу подошли с юго-востока танки генерала Штумпфа, Тимошенко отвёл правый фланг Западного фронта к Велижу. Сражение за Витебск на правом фланге Западного фронта было проиграно. Тимошенко не терял надежды взять реванш на левом фланге, где 21-я армия продолжала накапливать силы на западном берегу Днепра в районе Рогачёва.
Между тем Гудериан полным ходом готовил решающий танковый бросок через Днепр на Смоленск, и хотя перегруппировка дивизий 2-й танковой группы осуществлялась скрытно, и разведка Тимошенко его проглядела, от бдительного ока генерал-фельдмаршала фон Клюге подозрительные манёвры Гудериана не ускользнули. 9 июля фон Клюге нагрянул на КП к Гудериану и потребовал объяснений. Объяснения были жаркими и отняли у генералов не один час. Решающим стал аргумент Гудериана, против которого фон Клюге возразить было нечего. Гудериан на пальцах доказал осторожному фельдмаршалу, что остановка танков на две недели повлечёт за собой срыв графика достижения промежуточных оперативных целей, опрелелённых планом «Барбаросса», а это, в свою очередь, ставит под вопрос достижение главной задачи: завершение всей кампании до начала русской зимы. Поскольку перспектива зимовать в окопах на Восточном фронте пугала фон Клюге ещё больше, чем перспектива оказаться без прикрытия танков под фланговыми ударами противника, он в конце концов смирился и, сокрушённо качая головой и сетуя на авантюризм Гудериана, у которого «всегда всё висит на волоске», отбыл с его КП. Спровадив фон Клюге, Гудериан вновь отправился в штабы 47-го, 46-го и 24-го танковых корпусов, чтобы на месте проконотролировать последние приготовления к операции, назначенной на утро 10 июля. Встретивший Гудериана в Крупках генерал Лемельзен впервые с начала кампании выразил сомнение в достижимости поставленной перед его корпусом цели. 17-я танковая дивизия была измотана в боях под Сенно, 18-я – в боях с мотодивизией Крейзера в районе Коханово. В корпусе выбыла из строя половина танков, силы личного состава были на исходе, корпусу была крайне необходима передышка для приведения в порядок матчасти и отдыха экипажей после многих дней непрерывных боёв. Гудериан, однако, оставил приказ неизменным и потребовал от Лемельзена силами 18-й танковой дивизии выбить русских из Коханово, силами 17-й танковой дивизии до вечера разбить противника под Сенно, после чего оставить на передовой группу истребителей танков, а главные силы 17-й и 18-й танковых дивизий вывести из боя и вместе с 29-й мотодивизией скрытно сосредоточить к утру следующего дня в районе Копыся на берегу Днепра к югу от Орши. 17-я танковая дивизия в этот день уничтожила под Сенно около ста советских танков, после чего отступила и к утру 10 июля изготовилась следовать во втором эшелоне 47-го корпуса к днепровским переправам. Корпуса фон Швеппенбурга и фон Фитинггофа, с боем пробившись к берегу Днепра, заняли исходные позиции для форсирования реки в районах Шклова и Быхова севернее и южнее Могилёва. Вечером пришло известие от соседей с севера – танковая группа Гёпнера заняла Псков. В эту ночь Гудериан отправился спать в прекрасном настроении, не сомневаясь в успехе назначенного на утро прорыва. Приготовления противника на правом фланге танковой группы его уже не тревожили: чем больше сил Тимошенко переправит на западный берег Днепра, тем слабее останется русский центр на восточном берегу, который Гудериан собирался утром атаковать.



Читатели (340) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы