ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Тандем "Гринвуд"

Автор:





«Тандем «Гринвуд»


Питер Кларк, национальный координатор по антитеррористическим исследованиям Единого полицейского подразделения по борьбе с терроризмом – SO15, возвращался в свое управление после трехчасового совещания комиссии по вопросам безопасности и терроризма с единственным желанием – выпить чашку крепкого, не сладкого чая и попытаться «переварить» информацию, которой он был «нашпигован, как заяц трюфелями».
Повестка дня комиссии, собирающейся ежемесячно под председательством премьер-министра Великобритании, на этот раз была не очень насыщенной. Рассматривался всего один вопрос. Но, на сегодняшний день, именно он был ключевым: обеспечение безопасности проведения Олимпийских Игр в Лондоне, которые должны были начаться уже менее чем через двое суток.
На этот раз, местом проведения данного заседания была резиденция премьера на Даунинг-стрит 10.
Сам хозяин выглядел заметно уставшим, но при этом с интересом и вниманием выслушивал отчеты первых руководителей всех, причастных к этой проблеме структур.
Такое крупномасштабное мероприятие, как «игры четырехлетия», требовало аналогичных по объему и затратам сил и средств на обеспечение безопасности.
Работа в этом направлении была проведена существенная:
«..для охраны Игр от возможных террористических атак с воздуха нами привлечен эсминец «Дэрин», который уже несколько дней несет вахту в устье Темзы»…
«…благодаря активной деятельности морского центра по слежению за подозрительными судами нам удалось скоординировать действия военно-морских сил, служб береговой охраны и полиции в плане предотвращения контрабандных поставок радиоактивных веществ. Тем самым, полагаю, мы сняли проблему «грязной бомбы»…
Не обошлось и без успехов на «политическом фронте»:
«…мы нашли компромисс в решении проблемы, связанной с месяцем Рамаданом»…
Мусульманские организации многих стран требовали от организаторов переносов сроков проведения Игр, так как они совпадали с этим священным для мусульман месяцем. Это обстоятельство ставило правоверных спортсменов в неравные с остальными условия.
«…периодически появлялись угрозы проведения терактов, в случае отсутствия договоренностей. Нам удалось отстоять дату проведения Игр, правда, пришлось пойти на уступки, построив в Олимпийской деревне мечеть»…

По окончании совещания премьер-министр попросил Питера, а также руководителя Контртеррористического научно-технического центра Кена Бриджена задержаться и пригласил в свой кабинет.
- Возникла небольшая проблема, господа, - сразу начал он, усаживаясь в кресло, - королевская семья вчера изъявила желание принять участие в церемонии открытия Игр.
- Простите, господин премьер, - Бриджен скорчил удивленную гримасу,- но ведь они итак должны присутствовать на открытии. Королева, если не ошибаюсь, выступит с речью. Она не раз упоминала, что в год шестидесятилетия своего правления не упустит такую возможность.
- Вот именно, что присутствовать. И речь в данном случае идет не о королеве, а, главным образом, о принце Уэльском. О его непосредственном участии в церемонии.
- С чего бы, вдруг, они приняли такое внезапное решение? Да еще накануне события, когда программа срежиссирована и отрепетирована.
- Нельзя сказать, что решение совсем уж внезапное. Они ждали итогов заседания Олимпийского комитета, где решался вопрос о включении крикета в программу Олимпийских игр 2020 года. Вопрос был решен положительно. Что такое крикет для Англии, думаю, объяснений не требует?
- Нет, сэр, но к чему спешка? Раз это будет только через восемь лет, то…?
- Согласен, не скоро, - премьер встал с кресла, - но нам, господа, нужно учитывать инертность других стран в его развитии, и этого срока может оказаться недостаточно. Многими эта игра по-прежнему воспринимается как «увлечение английских пастухов». И пока только для нас она не просто игра. Это образ жизни, образ мыслей, не только спортивная, но и культурная ценность.
Хозяин кабинета добавил пафосных ноток в свой монолог.
- Для наших предков крикет служил мерилом человеческих отношений. Даже поведение в обществе оценивалось с позиции его правил. Безнравственные и, скажу больше, бесчеловечные поступки, многие до сих пор называют не крикетными.
Он подошел к висящему на стене портрету королевы.
- Позиция королевского двора мне понятна, и я ее поддерживаю: научив людей всего мира уважать ценности этой игры, мы научим их уважать нас и наши ценности. А насчет изменения сценария не беспокойтесь. Для такого режиссера, как Денни Бойл внести небольшие коррективы в программу не проблема. Он уже в курсе. Кстати, все должно храниться в секрете. Во-первых – для безопасности принца, а во-вторых,…это сюрприз для зрителей.
И премьер-министр объяснил задачу, которую должны были выполнить ведомства Питера и Кена.

Кларк подошел к своему кабинету, но решив, что чай может подождать, открыл дверь соседнего помещения и вошел внутрь.
- Хорошо, что тандем «Гринвуд» на месте! Вы, оба, мне как раз нужны! Добрый вечер, Грин.
-Здравствуйте, сэр, - поднялся со стула старший инспектор.
- Привет, Вуд, - Питер потрепал по загривку, лежащую на полу собаку. Пес приоткрыл глаза, сделал для приличия, несколько движений хвостом – «кренделем» и, не увидев ничего съестного в руках «босса», сразу потерял к нему интерес.
- Что-то случилось, сэр?- Грин обеспокоенно взглянул на шефа.
- Ничего страшного. Но, есть интересное задание. Для больших любителей крикета.
Инспектор удивленно вздернул брови:
- Крикета?
- Да, Эдвард, и, между прочим, очень серьезное задание.
- С каких пор спецслужбы заинтересовались крикетом?
- Но, вы, с Вудом интересуетесь, не так ли?
Грин улыбнулся:
- Сэр, я с детства люблю эту игру, а собака, … а что ей остается делать? Она целыми днями со мной. Я и не думал, что Вуд так увлечется. У него, конечно, свои представления о правилах игры, но его прыжковые данные и умение перехватывать мяч на лету, так впечатлили моих партнеров по команде, что они не стали возражать против его символического участия. Так что мы должны сделать?
- Ну, уж точно не играть. Займетесь своим привычным делом. Поиском. Для начала. А затем на вас будет возложена миссия по охране Его Высочества принца Уэльского на период его тренировки с небезызвестным вам Фрэнком Питерсоном.
- Принц Чарльз будет играть в крикет с Питерсоном? Для чего?
- Для популяризации твоего, точнее вашего с Вудом, хобби, Грин. Кратко описываю ситуацию: вышеупомянутые лица сыграют своего рода крикетную экспромт-миниатюру наподобие «подал-отбил». Это действие намечено на концовку церемонии открытия Олимпиады, сразу после зажжения огня. Оба в полной амуниции, Питерсон подает мяч, принц отбивает, в момент приземления мяча небо над стадионом озаряется разноцветным салютом, крикетисты снимают шлемы, зрители видят восходящую звезду и представителя Королевского двора, стадион ревет от восторга, хеппи-энд. Уточнения необходимы?
- Все понятно, сэр. Хотя, есть некоторое беспокойство за принца.
- Да уж, его безопасность на нашей совести. Но что поделаешь, «раскрутка» крикета отныне элемент государственной политики. Всю ответственность берет на себя королевская семья.
- Я не об этом, сэр. Готов ли будет принц с точки зрения спортивного мастерства? Я, поверьте, знаю насколько сложно отбивать мяч.
- Эдвард, это будет инсценировка. Впрочем, завтра вечером сам все увидишь. Но это еще не все. Утром ты должен быть на Олимпийском стадионе, вместе с Вудом. К вам присоединится инспектор Джек Болтон из Контртеррористического научно-технического центра. Ваша задача обследовать стадион изнутри с помощью нового широкопучкового лазерного спектрографа, который НТЦ разработал. Болтон самый крутой их специалист в электронике. А вот все остальные вопросы, как старшему, решать тебе.
- Задача Вуда?
- Побегать по газону, понюхать травку. Может чего найдет.
- Все ясно, сэр.

Глядя на спящую собаку, Эдвард вспоминал свою прошлогоднюю командировку в Москву, на международный форум по проблемам терроризма. Именно там, в аэропорту Шереметьево, он, вместе со специалистами из других стран, был буквально очарован работой Вуда и его сородичей, именуемых «собаками Сулимова».
Представляя собою гибрид шакала и лапландской оленегонной собаки, эти, не отличающиеся внешне от дворняг псы, проделывали настоящие чудеса в поиске спрятанных наркотических и взрывчатых веществ и распознавании индивидуального запаха человека. Их чутье было невероятным.
Каково же было удивление Грина, когда он узнал, что собаки эти, оказывается, до сих пор являются не зарегистрированными в качестве служебных. Самим псам было наплевать на свою нелегитимность, а вот желающие их приобрести сталкивались с неразрешимой проблемой: невозможностью совершить покупку. Ибо – нет сертификата на породу, нет стоимости, нет возможности поставить на баланс.
Всеми правдами и неправдами, используя череду друзей и знакомых обеих стран, Грину удалось добыть собаку. Теперь, когда кто-нибудь из сведущих лиц интересовался, кто помог приобрести ему это чудное животное, Эдвард всегда отвечал одно и то же, причем по-русски: «Блат». Без каких-либо уточнений.
И все терялись в догадках: «Кто конкретно, ведь Блатов в Лондоне много»?

Эдвард Грин и Джек Болтон встретились перед главным входом на стадион. Внешность специалиста из НТЦ немного озадачила Грина. Перед ним стоял молодой человек, лет двадцати пяти, щуплый и долговязый. В белой футболке и джинсах. В руках он держал нечто напоминающее ноутбук, только вдвое толще и на несколько дюймов больше по периметру.
- Доброе утро, коллега,- протянул руку Эдвард, - старший инспектор Грин.
- Инспектор Болтон, - улыбнулся тот, отвечая на рукопожатие. – А это что за симпатичный зверь?
- Мой помощник Вуд, - подмигнул псу Эдвард. – Самый талантливый сыщик из всех четвероногих. Кстати, раз мы, теперь, партнеры, то предлагаю сразу перейти на ты.
- С удовольствием, Эд, - улыбнулся Болтон и похлопал Грина по плечу.
Тот чуть не поперхнулся.
- Ну что ж, господа сыщики,- долговязый взял инициативу в свои руки, - разрешите пригласить вас на спортивную арену для проведения спектрального анализа содержимого стадиона. А вы, агент Вуд, займитесь вынюхиванием оного.
Пес посмотрел на хозяина. В его глазах стоял немой вопрос: « Ну, и кто же из вас главный»?

В самом центре поля стоял небольшой раскладной столик и два таких же стула. Болтон установил свой прибор на столике, тут же открыл крышку. Изнутри ее поверхность была блестящей. Он развернул крышку вокруг собственной оси в сторону трибун, «поколдовал» над клавиатурой и произнес: «Готово, можно начинать».
- Отлично, Джек, - Грин окинул взглядом стадион и указал наверх, - проверим сначала конструкции крыши.
Минут через десять прибор выдал результат, из которого стало ясно, что с крышей все в порядке.


- Ты только посмотри, Эд,- присвистнул Болтон, - какое огромное количество силикона разместилось на таком ограниченном участке.
- Силикон? Где?- Грин заглянул в компьютер. - Джек, прекрати разглядывать девушек!
Экран-излучатель спектрографа был направлен на группу танцовщиц - акробаток, проводящих одну из последних репетиций.
- У нас и без них полно материала для поиска. Займись лучше ложей для почетных гостей. Там как раз позавчера установили новые кресла, напичканные электроникой. А я пойду с Вудом по газону прогуляюсь, поставлю ему задачу.
- Это те знаменитые «умные» кресла фирмы «Комфорт» с множеством функций?
- Они самые.
- Ты думаешь, кресельных дел мастер Прогнер, рискуя своей репутацией, сделал из них «электрические стулья»?
- Чего только на свете не бывает.
- Даже представить невозможно – одномоментная показательная «казнь на электрических стульях, вернее, креслах» более сотни глав государств. Вот это-масштаб!
- Абсурд, конечно, но проверить надо.
- Слушаюсь, сэр, - улыбнулся Болтон.
- Такие молодые и уже с силиконом, - мысленно вернулся к танцовщицам Эдвард и, отойдя на несколько ярдов, внезапно развернулся и подбежал к Болтону.
- Быстро вернись к акробаткам! И тщательно «прощупай» своим лазером их сиськи!
Болтон удивленно посмотрел на Грина. С чего бы такой внезапный интерес к женским прелестям, пусть и наполовину ненатуральным?
- Не смотри на меня как на маньяка – обиженно произнес Эдвард. – В последнее время шахидки используют свое тело для размещения взрывных устройств. И именно в тех самых местах, где проводятся пластические операции.
- Даже в носу?
- Джек, не до шуток сейчас.
- Так, то, шахидки, - усмехнулся Болтон, - а эти ж, англичанки. Ты посмотри, одежды на них минимум, практически полуголые и почти все блондинки.
- Для совершения теракта, если нужно, они и раздеться и кожу поменять могут.
Болтон развернул прибор в сторону девушек, выполнявших несложные акробатические элементы. Через несколько секунд спектральный анализ был готов.
- Ничего неорганического, кроме силикона не обнаружено.
- Понятно, а кстати, из чего силикон состоит?
- В основном – кремний. Про силиконовую долину слышал? Так вот, кремниевая - тоже она.
- Да.… Эдак скоро в Англии не останется ни одной настоящей леди. Ну, хорошо, продолжай с креслами, а мы с Вудом… Вуд, ты где?
Пес, тем временем, «обследовав» сектор для прыжков в длину, невозмутимо справлял малую нужду в прыжковую яму. Благо, песка для этого в ней было больше, чем на любой площадке для выгула собак.
- Вуд! Нельзя! Чертов пес, ко мне!
Из всего выкрикнутого хозяином, собака не поняла только про черта. Остальные команды были на привычном русском языке, а по интонациям пес понял, что совершил что-то недопустимое. Дабы не усугублять ситуацию, Вуд быстренько вернулся к хозяину, виляя своим закрученным кренделем хвостом.
Эдвард показал собаке кулак. А затем, пытаясь соответствовать фонетике русского языка, четко и громко произнес: «Нельзя»! При этом он указал псу на яму с песком. Вуд, привыкший к ужасному акценту хозяина, виновато опустил голову. Грин посмотрел по сторонам, выясняя, не видел ли кто проделки его подопечного. Пес проделал тоже самое. Судя по всему, свидетели «преступления» отсутствовали и оба успокоившись, продолжили работу.
В течение получаса тандем вдоль и поперек обследовал газон стадиона. Острый нюх Вуда не определил ничего подозрительного. Они направились к Болтону.
Тот сидел перед монитором спектрографа с озадаченным видом.
- Что произошло, Джек? Неужели кресла на самом деле электрические?
- Да, нет, самые обычные. Микросхем, действительно, как в суперкомпьютере. Одно только не понятно. Как думаешь, Эдвард, для чего в кресле нужна касторка?
- Касторка? Что, спектрограф заглючил?
- Исключено. Он не может глючить. У меня бабушка пользуется касторкой для примочек. В рецепте, насколько я помню, написано: o. ricini. Здесь, в анализе, тоже – рицин.
- Рицин?! – словно озноб прошиб тело Грина. – Джек, сколько лет ты работаешь в спецслужбе?
- Полгода, а что?
- Я понимаю, что ты специалист по IT- технологиям, но всё же обязан знать, что рицин – это не касторка, а самый настоящий яд, к тому же сильнейший и не имеющий противоядия!
- Вот черт! Я действительно не знал! И что это значит?
- Что либо твой аппарат ошибся, либо…
- Господин старший инспектор! Я, кажется, уже сказал, что с прибором все в порядке!
Эдвард прильнул к монитору.
- Можешь показать точное расположение рицина?
- Разумеется. Это не проблема.
На экране появилось изображение одного из кресел в графическом 3D – формате.
- Посмотри, Эд, в спинке кресла находится несущий болт, причем, пустотелый. Внутри его проходят провода или шина, неважно, и там же, внутри болта, определяется этот яд.
- А в чем он располагается? Не просто так же налит?
- Похоже на небольшой резервуар.
- Верно, напоминает, кстати, короткий шприц. Смотри, а на конце его что-то наподобие иглы.
- Ничего себе! Так это и есть - самый настоящий шприц!
Болтон продолжал изучать картинку, а Эдвард, тем временем, уже разговаривал по телефону со своим шефом:
-Сэр, это Грин. Кажется у нас подарок из Алжира.
- Подробнее, Эдвард, что вы там выискали?
- Помните, в 2003 году взяли нескольких алжирцев из Аль-Каиды?
-Только не говори, что нашел рицин.
- Вот, именно, сэр, рицин.
- Где? На стадионе?
- В ложе для почетных гостей.
- Ну, и какого черта инъекционный яд находится в этом месте? Как они собираются его использовать?
- По прямому назначению, сэр. В виде инъекций.
- ??? Ты шутишь, Грин? Как ты себе это представляешь?
- Сэр, мне не до шуток. Нами обнаружено… сто восемьдесят скрытых в спинках кресел предметов, напоминающих по своему строению шприцы, содержащие рицин.
- Шприцы в креслах?- Кларк на секунду задумался.- Грин, я сейчас прибуду к вам с экспертами. Сомневаюсь я, что это алжирцы.
Грин убрал телефон и повернулся к Болтону:
- Ну, что там, Джек? Разобрался, как эта техника должна сработать?
- Нет ничего проще. Автоматически, после подачи сигнала.
- С дистанционного пульта управления?
- Разумеется. Не плохо задумано.
Питер Кларк прибыл с бригадой экспертов в сопровождении двух бойцов спецназа уже через двадцать минут. По дороге они собрали всю возможную на тот момент информацию о фирме «Комфорт» и теперь на лице координатора отображалось недоумение: ну никак, ни статус компании, ни личность ее управляющего не вязались с возникшей ситуацией. Подозревать Гарри Прогнера, добрейшей души человека, в связях с экстремистами из Аль-Каиды – это нонсенс.
Тем не менее, факты твердили об обратном. Экспертам недолго пришлось возиться с содержимым кресел, чтобы подтвердить предположение Грина о наличии рицина, готового к использованию. Относительно способа приведения в действие «смертоносного оружия» с помощью дистанционного управления, также не возникло разногласий.
Невооруженным глазом было видно, что сосуды с ядом изготовлены хоть и из качественного материала, даже филигранно, но кустарным способом. Однако ни на одном из шприцов в пяти вскрытых спинках кресел не удалось обнаружить никаких отпечатков пальцев. Не в полной мере оправдались надежды и на исключительное чутье Вуда. Пес долго принюхивался к каждому резервуару и вроде распознал интересовавший всех запах, но «терял след» едва отойдя на пару метров.
Кларк, наблюдавший за поведением собаки, сделал однозначный вывод:
- Террористов здесь не было, господа, яд установлен на фабрике.
- Возможно, сэр, - выступил из-за спин окружающих Болтон, - начинка вмонтирована в другом месте, а на фирме только сборка произведена?
- Не исключено, молодой человек, очень логичное предположение. Грин, поручаю вам с Болтоном разобраться с этим вопросом. Узнайте у Прогнера, кто поставщик комплектующих материалов. И не забудьте, инспектор, у Вас вечером ответственное задание, так что не задерживайтесь на фабрике без веских причин.
- Слушаюсь, сэр.
- И еще, - Кларк огляделся, остановил свой взгляд на спецназовцах, - Брук и Сэлдон отправятся с вами. На всякий случай. А вы, Болтон, не упустите возможность просканировать помещения на фирме. Так, что еще? Ах, да, Вуд. Дайте псу еще раз обнюхать емкость. Может след обнаружится на фабрике.
- Сию минуту, сэр.
- А нам, господа, необходимо незамедлительно приступить к «ЯДерному разоружению», - обратился к оставшимся комиссар.- Не менять же кресла, в конце концов. Только попросите кого-нибудь из обслуживающего персонала переключить остекление ложи в режим «тонировка». Не хватало нам только посторонних глаз.

Мебельная фабрика «Комфорт» представляла собою двухэтажное кирпичное здание постройки восьмидесятых годов прошлого века. Вполне добротное и компактное. По всему периметру территория просматривалась камерами наблюдения. Поэтому приезд двух лиц «в штатском» в сопровождении верзил-боевиков не остался незамеченным и крайне удивил руководство и часть персонала фирмы. И только один человек был готов к данному визиту.
Все четверо «гостей» прошли внутрь здания. Вуду было поручено находиться в машине до особого распоряжения. Он перебрался на переднее сиденье, вопреки запрету, мордой в сторону открытого окошка, чтобы в случае внезапного появления хозяина учуять его и успеть вернуться назад.
Шедший первым Грин остановился в вестибюле и кивнул Сэлдону:
- Останешься здесь. Никого из здания не выпускать. Остальные за мной, на второй этаж, к боссу.
Сам Гарри Прогнер с обеспокоенным видом встретил их на пороге своего кабинета:
- Что случилось, господа?- Мельком взглянул на предъявленное удостоверение Грина. - Чем мы заинтересовали спецслужбы?
- Есть несколько вопросов к Вам, господин Прогнер, связанных с креслами вашей фирмы, установленными в ложе для почетных гостей на Олимпийском стадионе. – Эдвард без приглашения вошел в кабинет управляющего.
- Господи, что не так с креслами?! – засеменил следом Прогнер. - Мы ведь только позавчера закончили их установку и все проверили. Они функционировали безотказно. Произошел какой-то сбой?
- Не совсем так.
- Так в чем же дело?
- Скажите, сэр, изготовление и сборка комплектующих производится на вашем предприятии?
- Разумеется. Полный цикл.
- Электронной начинки тоже?
- Значит, все-таки проблемы с электроникой?
- Вы не ответили на мой вопрос.
- Я же говорю – полный цикл. Модули, конечно, приобретаем у электротехнических компаний, но установкой занимаемся сами. Это у нас единственный не автоматизированный процесс, только ручная работа. До сих пор никаких претензий к качеству не было.
Грин напрягся:
- Можно узнать подробнее о ваших умельцах?
- Умельцах? Конечно! Только он у нас один. Но профессионал, несомненно, очень высокого уровня.
- И кто же это?
- Наш специалист по IT-технологиям и по совместительству дизайнер Шейн Лонг.
- Ирландец?!
- Как Вам сказать. Вообще-то он пять лет назад прибыл из Америки. Значит американец, с ирландскими, разумеется, корнями.
- Где он сейчас?
- Где ж ему быть? На своем рабочем месте, конечно. Его дизайнерская студия расположена на цокольном этаже.

В тот момент, когда трое из прибывших поднимались на второй этаж фирмы, в дверь, ведущую из цокольного помещения в сторону вестибюля нетвердой походкой, опираясь на трость, вышел мужчина лет шестидесяти пяти. Он медленно шел к выходу из здания, то и дело, поправляя очки в грубой оправе с толстыми стеклами.
Сержант Сэлдон, перегораживая дверь своим массивным телом, невозмутимо наблюдал за приближающимся стариком. Когда расстояние между ними сократилось до трех метров, он выставил вперед левую руку:
- Простите, сэр, но я прошу Вас задержаться на несколько минут. Обождите здесь, на диванчике.
- Почему Вы запрещаете мне выходить?- лицо мужчины побагровело, - Объясните пожилому больному джентльмену, с какой стати я должен торчать здесь? Мало того, что мне пришлось потерять добрых три часа для оформления заявки на изготовление самоходного инвалидного кресла и потратить кучу нервов, так теперь меня ограничивают в доступе к свежему воздуху! Безобразие!
- Не беспокойтесь, сэр, простая формальность. Это не займет много времени.
- Если все так просто, то давайте, спрашивайте, чем вас заинтересовала личность полуслепого, почти одноногого британца? Я очень устал сегодня и желал бы быстрее вернуться домой. Итак?
- Еще раз простите, сэр, но я не уполномочен отвечать на вопросы, равно как и задавать их. Через пару минут подойдет руководитель группы и Вам все разъяснит.
- Хорошо, - резко изменил тон старик, - в таком случае я готов потерпеть. Надеюсь, Ваши полномочия позволяют оказать небольшую услугу?
Он протянул сержанту свою трость.
- Мне необходимо протереть стекла на очках, ужасно запотели. Вы можете подержать это средство поддержки инвалидов?
- Несомненно, сэр, - Сэлдон взял трость, - надо же какая тяжелая! А у Вас должно быть крепкие руки?
- Не только крепкие, - старик, протер окуляры и, держа очки за одну дужку, вдруг резко полоснул ею по горлу сержанта. – Еще и быстрые.
Сержант, выронив трость, инстинктивно схватился за шею. Алая кровь вытекала сквозь пальцы слабыми пульсирующими струями. Через несколько секунд его могучее тело обмякло.
Мужчина поднял трость, протер ее носовым платком и бросил на труп сержанта. Следом он стер кровь с острого, заточенного как бритва конца дужки, положил очки в карман плаща, не раздумывая, отправил туда же «изъятый» у спецназовца пистолет и уверенной, достаточно быстрой походкой, вышел из здания фирмы.
Вуд дремал, изредка вздрагивая от прикосновения надоедливых мух. Его чуткое обоняние ласкал аромат свежевыпеченного хлеба расположенной неподалеку хлебопекарни. Вдруг, палитру «благовоний» от булочек и пирожных разбавил едва-едва ощущаемый, но какой-то знакомый запах, … нет, не хозяина. Дремотное состояние собаки как рукой сняло. Пес стал внюхиваться в воздух, совершая частые движения своим носом.
Нюх еще никогда не подводил Вуда. Одна из лучших ищеек, сначала «Шереметьева», а затем и SO15 отдала бы «палец на отсечение», при соответствующих, разумеется, условиях, если бы не была так уверена, что человек в черном плаще, прошедший мимо нее является тем самым типом, запах которого был на той блестящей штуковине, которую ей совали под нос.
Не сводя глаз с «подозреваемого», как его учили, пес проворно выбрался через окошко автомобиля и пошел «по следу». Сохраняя дистанцию, он не спеша двигался за человеком в плаще вплоть до того момента, пока преследуемый не остановился у большой красной машины. Заревел мотор, машина двинулась с места, Вуд, не раздумывая, поступил точно также, только бесшумно, и, разбежавшись, запрыгнул в кузов пикапа.

Спуск на цокольный этаж составлял четыре лестничных пролета. Вдоль широкого коридора с высокими потолками стояли такие же высокие шкафы, напичканные различными комплектующими.
Сержант Брук открыл первую попавшуюся, впрочем, единственную дверь и прошел внутрь просторной комнаты.
- Фу, ну и вонь же здесь! Как тут можно работать?
Он прикрыл лицо рукой и начал кашлять. Шедший следом Грин едва переступил порог, как почувствовал какое-то «химическое» зловоние. Не сразу он успел сообразить, что это запах «горького миндаля».
- Черт возьми, Брук, назад! Это синильная кислота! Срочно назад!
- Слушаюсь, командир, - почти прохрипел сержант. Он начал задыхаться, лицо покраснело, ноги с трудом передвигались.
- Болтон! Срочно вызывай бригаду медиков, - Грин подхватил на руки появившегося в проеме двери Брука. - И Сэлдона зови сюда, роль швейцара на сегодня для него закончена.
Эдвард волок по коридору грузного сержанта, который почти потерял сознание.
Управляющий фабрики, ошеломленный увиденным, стоял, прижавшись к стене, пытаясь сообразить, что происходит.
- Ну что Вы стоите как истукан, Прогнер? Помогите мне, черт бы Вас побрал!
Вдвоем, они потащили сержанта наверх, с огромным трудом волоча его тяжелое тело по ступенькам.
- Эдвард, - подбежал к ним запыхавшийся Болтон, - Сэлдон мертв.
- Что значит, мертв?
- В вестибюле на полу лежит, с перерезанным горлом.
Прогнер, ахнув, присел на ступеньку. Его руки дрожали: «Господи, что происходит? Неужели, это Лонг? Такого не может быть!
- Возьмите себя в руки, Гарри, и слушайте, – процедил сквозь зубы Грин, - на чьей совести смерть нашего бойца мы обязательно разберемся. А на Вашей совести сейчас остается жизнь этого сержанта. Так что будьте расторопнее и обеспечьте врачам всю необходимую поддержку, когда они прибудут.
В этот момент сзади раздался сначала стук каблуков, а затем удивленный женский вскрик. Все обернулись и увидели побледневшую секретаршу, таращившуюся на задыхающегося спецназовца.
- Только без паники, юная леди, не хватало нам еще Вас в чувство приводить. – Эдвард на секунду задумался и снова обратился к девушке. – Фотография в личном деле этого Лонга есть?
Та утвердительно кивнула.
- Она мне нужна и как можно скорее. То есть немедленно.
Каблуки снова застучали.

Полицейские пулей выскочили из здания. Грин успел только краем глаза увидеть лежащего в луже крови беднягу Сэлдона. Помочь тому было уже не возможно, а терять время, необходимое на поиск убийцы, Эдвард не мог себе позволить.
На улице никого не было. Возле здания стояло несколько автомобилей, но все они были пусты.
- Вуд, ко мне! – Эдвард даже не сомневался, в том, что этот пройдоха опять развалился на водительском сидении. Но собака на команду не отреагировала.
- Вуд, соня, быстро ко мне!
И снова никаких шевелений в салоне. Грин бегом направился к автомобилю, открыл переднюю дверцу. О недавнем пребывании собаки в «неположенном месте» говорили небольшие пучки шерсти на чехле, но самой проказницы в машине не было.
- Эд, что случилось? Вуд пропал? – подбежал следом Болтон и тоже заглянул внутрь салона.
- Он не может пропасть, - лицо Грина было очень серьезным - у тебя комп не глючит, а у меня пес не пропадает просто так.
Он достал свой айфон, нажал одну за другой несколько кнопок, и стал внимательно вглядываться в экран.
- Молодец, Вуд! Какой все-таки умный пес! – он продолжал смотреть в экран, не обращая внимания на удивленного Джека, пока тот, наконец, не сыронизировал: «Что, Вуд эсэмэску прислал»?
- Адрес преступника, электронной почтой, - парировал Грин. – В машину, быстро! У Вуда в ошейнике, между прочим, маячок.
Через несколько секунд они уже неслись по Альфредс-уэй, следуя «указаниям» собаки и обгоняя идущий впереди транспорт.
- Послушай, Эд, а ты уверен, что твой пес преследует бандита, а не прогуливается где-нибудь вдоль улицы?
- Насколько я знаю, собак, развивающих скорость до шестидесяти миль в час, не существует.
- Шестьдесят миль? Он что, в машине этого ирландца?
- А почему мы так несемся, как ты думаешь? Разумеется в машине!
- И каким же образом он туда попал? Неужели террорист взял его в заложники? А может быть, твой умный напарник вскрыл багажник, незамеченным проник внутрь, не слышно хлопнув крышкой?
- Неуместная ирония дилетанта, - Грин еще прибавил газу, - это не легковой автомобиль, а грузовик или что-то в этом роде. Такую тактику преследования отрабатывают все собаки-ищейки в нашем управлении. Вуд не исключение. Точнее, наоборот, исключение из общей картины. Лучше него ни одна собака этого не делает. Мне кажется, что он перенял самые лучшие навыки от своих предков, причем шакальих больше, чем собачьих. Одна прыгучесть чего стоит.
- Пока поверю на слово, коллега, но надеюсь увидеть твоего пса в действии.
- Не сомневайся, когда-нибудь увидишь.
- Значит террорист на грузовике? А если это легковой автомобиль, только с прицепом?
- Возможно, но маловероятно. Хотя Вуд и к этому готов.
- А может это красный пикап? - кивнул на дорогу Джек. – Тоже своего рода грузовик. В такой любая дворняга запрыгнет.
- Но не любая догадается, - глянул на сигнал маячка Эдвард, - это он. Пора звонить шефу, - он выбрал номер координатора и вздохнул, - думаю, он будет неприятно удивлен личностью бандита и, особенно, нашими потерями.
Разговор с Кларком состоял, преимущественно из монолога начальника изредка прерываемого ответами Грина и судя по его физиономии, не очень лицеприятного. В конце концов, инспектор произнес: «Слушаюсь, сэр» и отключил трубку.
- Начальство негодует? Требует крови?
- Достаточно крови на сегодня. Приказано следить и не предпринимать никаких активных действий по захвату. Для этого есть профессионалы.
Маячивший впереди автомобиль преступника свернул с автострады. Грин открыл интерактивную карту: « В Крикмут, кажется, повернул, довольно уютное местечко на берегу Темзы».
Действительно, спустя несколько минут пикап притормозил у одного из домов в Крикмуте, который стоял на самом берегу реки. С трех сторон пристанище бандита было окружено густой растительностью, что укрывало его от посторонних глаз.
Шейн Лонг выскочил из машины и торопливо зашагал к дому, оглядываясь по сторонам. Как только он скрылся внутри, из кузова пикапа выпрыгнул Вуд и собрался, было проследовать вслед за бандитом, но остановился, принюхался, развернулся в обратную сторону и через несколько секунд предстал перед взорами спрятавшихся в кустах, на пригорке, полицейских, повиливая хвостом. Через минуту пес гордо восседал на водительском месте хозяйского автомобиля. Под замком. Он свою работу выполнил, а захват преступника.… Ни его собачье дело, в конце концов.

- Открывай свой рентген, Джек, - кивнул на спектрограф Эдвард, - посмотрим, что там внутри дома творится.
Болтон откинул крышку прибора и присмотрелся к отражению на темном, еще не включенном экране.
- Эд, посмотри наверх, - он продолжал настраивать свой аппарат, искоса поглядывая на дом, - кажется, мы влипли.
Грин запрокинул голову и обомлел: прямо над ними, на стволе дерева аккуратно располагалась камера наружного наблюдения, «разглядывая» наглых пришельцев своим единственным глазом.
Спектрограф к этому времени заработал на полную мощь, выдавая информацию о содержимом исследуемого помещения. Главное, что интересовало полицейских – количество людей. Ответ системы не разочаровал: биологический объект (человек) – один. Зато «разочаровал» сам объект.
- Как там, в кино говорят, Эд, «ты будешь смеяться, но мы действительно влипли в полное…», короче, у него гранатомет и он целится в нас.
- Сам вижу. На счет «три», - инспектор не сводил глаз с открытого окна, в проеме которого маячил силуэт Лонга с оружием на плече, - откатываемся в стороны. Не забудь про прибор, без него тебе нет смысла спасать свою шкуру – все равно спустят.
- Он застрахован. – Болтон закрыл крышку и прижал спектрограф к себе.
- А ты?
- Может, уже начнешь считать?
- Он еще не прицелился как надо.… А вот теперь – «раз»… Твою мать! «Три»!
Когда рассеялся дым, Эдвард посмотрел на то место, где они только что лежали. Болтон не успел откатиться. Он лежал прикрывший своим телом аппарат и не шевелился. Грин еще не успел осознать, какое чувство он испытывает – вину, злость или отчаяние, а может все разом, как вдруг рядом прозвучало: « Снайпер чертов, хорошо, что я не успел сдвинуться с места».
Снаряд, выпущенный террористом, угодил в ложбину, справа от Болтона, как раз в то место, куда он должен был скатиться.
- Ну что, инспектор, адекватный ответ последует или будем дальше выступать в качестве мишени?
- Посмотри, чем он там занимается, - Грин вытащил пистолет и одним выстрелом разнес в дребезги видеокамеру на дереве. – Пока он нас не видит.
Бесценное «всевидящее око» вновь прошило пространство потоком лазера и как оказалось своевременно.
- Эд, у тебя как насчет гидрофобии?
- К чему ты клонишь? Лонг хочет устроить цунами? И каким же образом?
- Нет. У Лонга под домом лодка или маленький катер. Судя по всему, он хочет удрать от нас. А цунами будет потом, когда Кларк прибудет.
- Надоели твои шуточки, Джек, какая лодка под землей?
- Эд, под домом нет земли. Вернее под половиной дома. Она нависает над рекой, удерживаясь, если спектрограф не врет, а он…двумя словами – полдома стоят на мощных сваях. А снизу Темза.
- И что?
- Лонг уже примеряет на себя гидрокостюм и вскоре, думаю, начнет искать местечко в «бизнес-классе» на своем ковчеге. У достопочтенного джентльмена есть какие-нибудь мысли на сей счет? Скажу сразу – больше лодок и катеров нет. Преследование невозможно. А гидрокостюм, видимо неспроста. Из оружия, только пистолет. Кстати, и акваланг на «шхуне» имеется.
- Это совсем некстати, дружище, - Грин встал в полный рост, - драйвер из меня никудышный. А Лонг на самом деле хочет «кануть в бездну». И он устремился к дому, на ходу взводя затвор своего оружия.
Болтон навел экран спектрографа на панель управления катером, выдал команду компьютеру «сфокусировать пучок лазера» и одним нажатием кнопки заставил навеки замолчать мощный, по лодочным меркам, двигатель:
« И какой идиот решил, что компьютерная система управления самоходными судами это прорыв в будущее»?
С чувством выполненного долга, он закрыл крышку аппарата.

Грин с пистолетом в руке вышел из-за дома и остановился у края воды. Лонг, чертыхаясь, пытался завести неожиданным образом заглохший мотор.
- Шейн Лонг, советую вам сложить оружие и прекратить попытку бегства. Вы окружены.
- Чем? Заботой и вниманием английского правительства? Как мой несчастный Ольстер?
Ирландец, не смотря на солидный возраст, резко развернулся и открыл беспорядочную стрельбу, не прицеливаясь, наудачу.
Как правило, удача остается на стороне правосудия. Исключения из него на этот раз не произошло. Грин, не раздумывая, грохнулся ничком на песок, не глядя, обхватив пистолет двумя руками, произвел один выстрел. Пуля угодила в плечо ирландца. Он взвыл от боли и уронил оружие. Эдвард в два прыжка заскочил в катер, скрутил здоровую руку Лонга и приставил пистолет к его голове.
- Вы арестованы, Шейн Лонг…
- Ты мне еще зачитай мои права, мерзкий англичанин, - перебил его ирландец, пытаясь выкрутиться, - давненько я не слышал о правах из уст колонизатора.
- Тебе о них расскажет сержант Сэлдон,… на том свете, - Грин щелкнул затвором.
- Отставить, инспектор!- громкий голос Питера Кларка прозвучал сколь неожиданно, столь и бескомпромиссно. – Уберите оружие!
Эдвард убрал пистолет в кобуру, скрутил вторую руку Лонга и начал вытаскивать того из судна. Старик перешагнул через борт, но оступился и упал на землю. И в это момент он вцепился зубами в воротник своей рубахи и все услышали хруст раздавленного стекла. Помешать террористу, покончить жизнь самоубийством посредством отравления цианистым калием никто не успел.

К восьми часам вечера жизнь в Лондоне начала затухать. Видимо город накапливал силы перед завтрашним днем, чтобы взорваться фейерверком праздничных эмоций и раскрутиться на «полную катушку».
Но в некоторых частях города эмоциональный шторм уже развивался и не думал стихать.
Перед премьер-министром Великобритании держал ответ лидер ирландской политической организации «Шинн Фейн» Джерри Адамс. Он категорично заявлял о непричастности своей партии, к каким бы то ни было террористическим акциям. Постоянно напоминал о своей приверженности договоренностям 2006 года, определившим отказ ирландцев от решения проблем террористическими методами. Ни о каком Шейне Лонге он и представления не имеет…
Питер Кларк, сомневавшийся в подлинности паспортных данных ирландца, настоятельно требовал от экспертов установить его настоящую личность. А следом и возможных сообщников…
Вуд пытался закатить «семейный скандал», не желая оставаться в одиночестве на весь вечер в пустой квартире. Он безудержным лаем требовал от хозяина взять его с собой. Грину удалось успокоить его только с помощью говяжьей косточки…
Восходящая звезда британского крикета Фрэнк Питерсон не мог совладать с волнением от предстоящей встречи с принцем Уэльским. Он понимал, какая ответственность ложится на его плечи. Любая ошибка может стоить ему спортивной карьеры…
Человек в черной одежде смотрел на город с высоты птичьего полета, на суетливое движение транспорта, потоки людей и ждал. Ждал назначенного часа. Через минуту он установил палец на сенсорной кнопке вызова. Когда установленный лимит времени ожидания ответа абонента истек, мужчина произнес: «Значит, я все сделаю сам, Шон». Лифт понес его на землю с высоты более двухсот метров. Он спешил на ставшую важной с этой минуты встречу…

Королевский двор был осведомлен о произошедших событиях, но это обстоятельство никак не повлияло на решение принца Уэльского принять участие в открытии Игр. Он выразил желание немедленно приступить к тренировке. Ровно в восемь тридцать вечера Чарльз, облаченный в экипировку пока еще несуществующей Объединенной сборной Великобритании, ступил на зеленый газон Олимпийского стадиона. Немногочисленная свита, состоящая в основном из телохранителей, расположилась на беговых дорожках.
Фрэнк Питерсон разминался в центре поля, где уже все было готово для начала тренировочного процесса. Рядом с ним стоял пожилой мужчина в черной сутане католического священника. Святого отца и лучшего британского крикетиста представили Его Высочеству. Питерсон, не владеющий навыками общения с сильными мира сего и, тем паче, с придворным этикетом, крепко пожал принцу руку, а затем, повернув голову, произнес: «А это - мой крестный отец».
- Грэм Дин, Ваше Высочество, - поклонился священник, - крестник попросил поддержать его в столь ответственный момент. Если Вы не возражаете.
Чарльз улыбнулся: «Ну, что ж, юноша, приступим». И направился на исходную позицию, занимаемую игроками - бэтсменами. Выбрал подходящую биту, вдохнул воздух полной грудью и ничего не говоря, замер в ожидании подачи мяча. Фрэнк, выполняющий функции боулера, не сильно послал мяч в створ калитки, защищаемой принцем. Его Высочество немного задержался с взмахом битой, и мяч благополучно достиг своей цели. Такой исход никак не вписывался в сценарий предстоящего мини-поединка. Чарльз разочаровано вздохнул и развел руками. Этот жест словно снял с него ореол величественности, а с Питерсона волнение. Фрэнк снова почувствовал себя в родной стихии, подбежал к принцу и начал тому что-то объяснять, усиленно жестикулируя.
Грэм Дин и Эдвард Грин, завершив несложную процедуру знакомства, не спеша шли вдоль кромки поля.
- Переживаете за крестника, святой отец?
- Нисколько. Он на своем месте. – Священник был немногословен. Он отрешенно посмотрел на трибуны, перевел взгляд на игроков. Грин обратил внимание, что его правый глаз был почти на две трети закрыт опущенным веком, и это придавало лицу преподобного отца выражение безразличия ко всему происходящему.
Тем не менее, от внимания Дина не ускользнули изменения, произошедшие с почетной ложей стадиона.
- Странно, - остановился он напротив трибуны, - еще вчера остекление ложи было прозрачным. По каким, интересно, причинам мировые правители решили спрятать свои лица от людей? Разве им есть, кого бояться? Как Вы считаете, Грин?
- Людям такого уровня необходимы особые условия безопасности. - Грину не понравился сарказм святого отца.
- Особые? Ну да, конечно. Это правильно. Жизнь тысяч безымянных особей не стоит жизни одной величественной особы.
Он перешел беговую дорожку, и устало присел на пластиковое кресло.
- Никогда не приходилось сидеть на трибуне. Хотя спортивные мероприятия бывают порой интересные. А вы не болельщик, Эдвард?
- В какой-то мере. Признаюсь, я тоже не частый гость на стадионе. Но я уверен, что выступление своего крестника Вы обязательно посетите.
- К сожалению, мне не удастся воочию увидеть выступление Фрэнка. Не люблю громкого шума. И высидеть здесь несколько часов подряд тяжело. Но, разумеется, действия крестника не останутся без моего внимания.
Он достал из-под сутаны последнюю модель айфона.
- Хорошая вещь, оказывается. Можно в прямом эфире увидеть всю церемонию открытия Олимпиады. И общую картинку и с каждой камеры по отдельности. Так что, в стороне от этого события не останусь. Поднимусь на самый верх кампанилы Собора, настрою эту штуковину на стадион, и, - он посмотрел на небо, - как смогу, поддержу Фрэнка.
- И за победу Англии помолитесь?
- В современном мире, сын мой, за страну не молятся, а воюют, - быстро произнес он, затем встал и направился к закончившим тренировку принцу Уэльскому и Питерсону, - возьму мяч, которым Фрэнк завтра будет играть, освящу его, чтоб не дай Бог в принца не промахнулся.
Его правый глаз закрылся почти полностью.

Олимпийский парад подходил к концу. Грин сидел в машине у главного входа на стадион, попивая минералку и слушая названия стран, проходящих мимо трибун команд. Голоса дикторов потонули в реве трибун. Парад спортсменов завершала команда Англии – хозяйки Олимпиады.
Вуд дремал, раскинувшись на заднем сидении. В течение двух часов псу пришлось активно поработать на фейс-контроле, пропуская через свой нос запахи представителей всех континентов. Работу свою он выполнил как всегда безупречно. Как, впрочем, и Грин.
Над Лондоном на малой высоте курсировали вертолеты сил безопасности. Один из них снизился уж чересчур сильно и своим рокотом разбудил собаку. Грин присмотрелся к бортовому номеру геликоптера, хмыкнул, достал мобильник, порылся в адресной книге. На вызов сразу среагировали.
- Привет, Джим, это не ты, случайно, мешаешь спать моему псу?
- Ха! Эдвард! Рад слышать, приятель! А ты что, тоже пасешься около стадиона?
- Где же мне еще больше быть?
- Ну, тогда извинись перед Вудом за меня. Работа у нас такая. Кстати, может после окончания дежурства посидим в пабе, давненько ведь не встречались.
- Обещать не могу, но подумаю.
- Тогда до связи, Эд.
Праздничная церемония подходила к концу, минералка тоже. Эдвард сделал еще один глоток воды и стал, от нечего делать, разглядывать этикетку на бутылке.
- Что интересного пишут, коллега? – Болтон, улыбаясь, уже открывал дверцу автомобиля.
- Обещают долгую и счастливую жизнь без консервантов.
- Или без консерваторов? Это они умеют. Между прочим, у меня для тебя новости о нашем вчерашнем бандите, - он открыл свой чудо-кейс, - интересный тип оказался.
На экране возникли снимки молодого мужчины, внешне ничем не похожего, даже с учетом возраста, на их противника.
- Ты уверен, что это он? Совсем другое лицо.
- Чудеса пластической медицины, Эд. Опознали по отпечаткам пальцев только два часа назад. Эта личность считалась потерянной для общества уже тридцать лет. В нашей базе данных о нем никакой информации. В ирландской полиции чудом сохранились его отпечатки. Настоящее имя Шон Шихан. Активный участник ирландской республиканской армии с конца семидесятых. Получил, между прочим, Кембриджский диплом химического факультета. Имел отличное знание электротехники. Но в какой-то момент люто возненавидел все английское и влился в ряды террористов.
- Почему его считали мертвым?
- В восемьдесят втором английские войска проводили спецоперацию на северо-западе Ирландии, где-то на побережье. Двоим удалось скрыться, Шихану и некоему Бирну. Они пытались уйти морем, но попали в шторм. В трех милях от берега нашли их перевернутый катер. Поиски ни к чему не привели, но их все равно признали утонувшими.
- Теперь, получается, они всплыли. По крайней мере, один.
Шум оваций на стадионе прервал их разговор. Олимпийский огонь был зажжен.
- А что со вторым? Как его, Бирн?
- Тоже одиозная фигура, даже похлеще Шихана будет. Специализировался на взрывчатке, настоящий пироманьяк. Сейчас покажу фотографию, даже внешне не очень приятный. С фотографии на Эдварда смотрело какое-то знакомое лицо.
- Слушай, Джек, я где-то видел этого человека.
- Эд, не забывай, ему сейчас за шестьдесят. Что, нахлынули жуткие воспоминания детства?
- Нет, показалось, наверное.
- Кстати, изобретательный тип, уже тогда вовсю использовал дистанционное управление и взрывчатку умело маскировал. Умудрялся использовать любые предметы: сувениры, мячи, даже шарики для пинг-понга.
- Мячи?!- Эдвард снова уставился на монитор. Показалось, что лицо с фотографии издевательски подмигнуло. Вот он, правый глаз, слегка прикрытый веком! Как же сразу не догадался!
Грин выскочил из машины. Тишину стадиона разрывал громкий голос диктора, рассказывающего об истории зарождения крикета в Англии.
- Черт! Они уже на поле!
- Кто? Что случилось, Грин!
В небе опять загудел вертолет. Эдвард схватил айфон.
- Что, Эд, - весело отозвался Джим, - надумал о вечеринке?
- Джим! Срочно направляйтесь к Вестминстерскому Собору! На кампаниле террорист, в одежде священника! У него дистанционное управление от бомбы!
- Что за шутки, Эд?
- Джим, не до шуток! У тебя меньше минуты!
- Понял!
Вертолет уже разворачивался в сторону Вестминстерского аббатства.
- И еще, Джим, близко не подлетайте, не вспугните! У твоего снайпера только один шанс.
- У него всегда один шанс. Не беспокойся, не промахнется.
Болтон тоже вылез из салона.
- Эд, все действительно так серьезно?
- Серьезней быть не может, - Грин провожал взглядом вертолет, - жизнь принца Уэльского под угрозой. Как думаешь, успеют?
- Здесь рядом, должны.
- А я не уверен.
И тут он посмотрел на зевающего пса.
- Вуд, ко мне!
В десять секунд полицейский с собакой проскочили подтрибунное помещение и остановились у края беговой дорожки. В центре поля стояли два человека, в полной экипировке крикетистов. Диктор только закончил рассказ о крикете, и подающий поднял вверх руку с мячом…

Грэм Дин, он же Брендэн Бирн, ощущал себя полубогом, стоя возле смотрового окна самой высокой башни Собора. Через несколько секунд, он, руками этого английского сопляка нанесет смертельный удар по королевскому гнезду. Жалко, конечно, что не удалось осуществить первоначальный план по уничтожению всей семьи и их пособников, но и этого будет достаточно. Мир итак содрогнется от страха в понимании того, насколько он жалок и беззащитен.
Экран айфона был разделен двумя телевизионными картинками, на каждой из которых виднелись фигуры Фрэнка и Чарльза соответственно.
- Ну, давай, мальчишка, швыряй свой снаряд! Смотри не промажь! Тоже войдешь в историю, как…
Мысль внезапно оборвалась. Жгучая боль охватила область шеи, а тело отбросило от окна. Руки не удержали аппарат, и он упал на пол, в полуметре. Сознание Бирна начало затуманиваться, но он, хрипло дыша, с кровавой пеной у рта, подполз к айфону и протянул руку. В самый последний момент перед угасанием жизни он успел нажать кнопку и злорадно улыбнуться.

-Вуд, - Грин обнял собаку и посмотрел ей в глаза, - прости меня, Вуд, но так надо.
Он рукой указал псу на людей, стоящих в центре поля. Затем вздохнул и громко выкрикнул, выталкивая его на газон: «Вуд, играть»!
Эта была единственная команда на английском языке, которую выучил пес. Но она стала его самой любимой. Вуд резко сорвался с места, как делал уже не раз и помчался к играющим. Не сводя глаз с красного мяча в руке подающего, он наращивал темп, видя, что та пошла на замах. Мяч полетел по высокой, пологой дуге.
Стадион сначала удивленно загудел, среагировав на внезапное появление собаки на газоне, а спустя несколько секунд воцарилась поистине «мертвая» тишина.
Вытянувшись в «струнку» Вуд летел наперерез мячу. Каждая шерстинка на его шкуре плотно прижалась к телу, создавая такую максимальную его обтекаемость, которой могли позавидовать все знаменитые дизайнеры гоночных болидов.
Грациозный полет собаки сопровождался, как восторженным молчанием, так и сотнями вспышек фотокамер расторопных болельщиков. За несколько секунд тысячи людей успели ощутить чувство неподдельного, единого восхищения, а затем, и настоящего разочарования, когда псу, пролетевшему несколько метров, не хватило совсем чуть-чуть для того, чтобы ухватить этот упругий шерстяной клубок своими зубами. Только лишь носом Вуд смог коснуться мяча, придав тому немного ускорения и изменив траекторию полета.
Взвизгнув от обиды, и, видимо, от боли, пес лишь взглядом сопровождал, ставший ненавистным ему предмет, катящийся в торец поля. Он побежал было за ним, но мяч закатился в ту самую прыжковую яму с песком, куда путь для Вуда со вчерашнего дня был заказан. Приказов хозяина он не нарушал.
- Когда-то прыжок Боба Бимона назвали прыжком «в двадцать первый век», - Болтон положил руку на плечо Грина, - я, признаюсь, не верил в способности твоего пса, Эдвард, но сейчас скажу так, это - «прыжок в вечность».

Помощник главного режиссера церемонии Стивен Долдри, отвечающий за спецэффекты, лишь всплеснул руками, глядя на события, происходящие на поле.
- Терпеть не могу принимать спонтанные решения! Маргарет! – Обратился он к своей ассистентке. – Фейерверк! Живо! И уберите этих двух чудаков в огромных шлемах с поля. Они уже сыграли свою роль.

Через миг небо над стадионом озарилось десятками ярких разноцветных всполохов. И лишь треть зрителей обратило внимание на такую же ослепительную и громкую вспышку, появившуюся из ямы с песком и разметавшую последний на несколько метров.
Все с пониманием отнеслись к этому инциденту. Конечно, появление пса не было предусмотрено программой, и мяч должен был исполнить роль петарды, взлетев в небо после удара битой, думали люди, но как он был хорош, этот прыгучий чертенок!

Эдвард прижал к себе голову собаки.
- Прости меня, Вуд, за то, что я поступил с тобой так… не крикетно.
Пес лизнул его в нос, громко зевнул и перебрался на заднее сиденье.
Грин завел машину и отправился домой. Ни о каком пабе не могло быть и речи. Но в этот вечер он обязан был напиться.










Читатели (1154) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы