ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 36

Автор:
Глава XXXVI.

Гудериан не собирался уступать инициативу Тимошенко. 5 июля, за день до советского контрнаступления на Западном фронте, он сам начал наступление в направлении днепровских переправ. 18-я танковая дивизия нанесла в этот день сильный удар по правому флангу советской 13-й армии и отбросила аванпосты 137-й стрелковой дивизии в районе Коханово, в 20 километрах западнее Орши. Уже на следующий день правый фланг танковой группы Гудериана подвергся сильному давлению в районе Жлобина, где противник развернул переправу на западный берег Днепра значительных сил с явным намерением атаковать. 10-я мотодивизия сдержала натиск, развернувшись фронтом на юг. После полудня из штаба группы Гота сообщили о крупном бронетанковом соединении противника, вышедшем с востока в район Сенно и пытающемся развить наступление в направлении Лепеля. Гот просил немедленной помощи: 7-я танковая дивизия генерала фон Функа, остановившая советские танки на северной окраине Сенно, оказалась в трудном положении. Гудериан не заставил себя ждать, немедленно развернув на север, в направлении Сенно, 17-ю танковую дивизию, которая следовала через Борисов в направлении Коханово. К вечеру дивизия вышла в район Сенно с юго-запада и включилась в тяжёлый встречный бой, продолжившийся и на следующий день. Теперь Гудериану предстояло принять трудное решение. До подхода к передовой пехотных дивизий фон Клюге оставалось ещё две недели. Как должен был поступить Гудериан? Его правому флангу угрожало наступление нескольких свежих соединений Тимошенко, подтянутых со стороны Гомеля и теперь переправляющихся через Днепр. Правда, по сообщениям авиаразведки, здесь у противника почти не было бронетехники – только пехота, артиллерия и кавалерия. За безопасность левого фланга поручиться также было нельзя: здесь наступали свежие танковые соединения противника, по меньшей мере несколько сот танков. Бои с Московской мотодивизией Крейзера на центральном, смоленском направлении, в районе Толочина, далеко ещё не были завершены. Фон Клюге категорически запрещал Гудериану увеличивать отрыв танков от пехоты, не желая остаться один на один с советской бронетехникой, свободно разгуливающей на коммуникациях группы армий «Центр».
Гудериан всем этим пренебрёг. Не обращая внимания на реальную угрозу обоим своим флангам, он решил собрать как можно больше сил в кулак и нанести ими внезапный удар в центре, наверняка ослабленном противником, полагающимся на труднопреодолимую водную преграду Днепра, – иначе откуда взялись у русских эти войска на флангах? При всей смелости замысла план Гудериана не был оригинален: именно так, внезапно атаковав главными силами ослабленный центр противника, Наполеон выиграл знаменитое сражение при Аустерлице. Упорные бои, идущие на флангах, не позволят противнику, не имеющему резервов, своевременно оказать помощь терпящему бедствие центру. Однако половина танков Гудериана была скована на левом фланге его группы тяжёлыми боями с советскими танками. Гудериан решил вывести все свои танки из боя, сменив их на передовой специально созданными мобильными отрядами из истребителей танков и мотопехоты разведбатальонов танковых дивизий. Скрытно сосредоточив все три корпуса своей танковой армии на двух узких участках фронта к северу и к югу от Могилёва, он рассчитывал внезапным ударом прорвать здесь оборону противника, форсировать Днепр, и, не дожидаясь резервов, с ходу захватить Смоленск и Оршу, выйдя к ним с юга и юго-востока. Армейская разведка уже нащупала в обороне русских на Днепре несколько слабых мест, пригодных для строительства переправ: там, где рельеф берега был благоприятен, а ожидаемая плотность огня артиллерии противника - минимальной. Запросив фронтовую авиацию как можно скорее начать обработку намеченных для наступления направлений, Гудериан выехал в штабы танковых корпусов, чтобы на месте поставить новые задачи их командирам.
В этот день в Могилёве, в штабе у командующего 13-й советской армией генерала Филатова для участия в совещании собрались командиры трёх корпусов: 45-го стрелкового, 20-го механизированного и 4-го воздушнодесантного. Некоторую путаницу в работу штабов вносило то обстоятельство, что штаб ещё одного, 61-го стрелкового корпуса, ответственного за оборону собственно Могилёва, по-прежнему находился в Орше, так как до прибытия в Могилёв штаба армии Филатова на 61-м корпусе лежала ответственность за весь участок фронта от Орши до Быхова. Только 7 июля корпус был подчинён 13-й армии, командир корпуса генерал Бакунин выехал со штабом из Орши и к началу совещания прибыть не успел: развитие событий к югу от Орши приняло такой оборот, что Бакунину стало не до совещаний, и он развернул корпусной КП прямо в лесу. За Бакунина обстановку докладывал его сосед, командир 45-го корпуса генерал Магон, принявший в этот день у Бакунина командование его дивизиями, занимавшими позиции вне Могилёвского укрепрайона. Бакунину, по замыслу Филатова, предстояло сосредоточиться на обороне собственно Могилёва, где именно Бакунин руководил строительством инженерных сооружений и установкой минных полей на подступах к городу.
Командиры корпусов доложили обстановку новому для них командарму. На правом фланге 137-я стрелковая дивизия, уже в течение нескольких дней с трудом сдерживавшая совместно с танкистами 1-й Московской мотострелковой дивизии натиск танков генерала Неринга, наконец не выдержала. Подтянув резервы из-за Березины, противник после массированной бомбардировки с воздуха прорвал фронт танками в нескольких местах и вышел к берегу Днепра, однако попытки немцев в тот же день форсировать реку были сорваны огнём артиллерии. Слева от 137-й 172-я дивизия вела упорные бои на реке Друть (беря начало в окрестностях Толочина, река течёт на юг между Днепром и Березиной и впадает в Днепр в районе Рогачёва). Здесь противник тоже усиленно бомбил, и его давление нарастало с каждым часом. Далее к югу выходил на позиции 20-й мехкорпус Никитина. Во втором эшелоне 53-я стрелковая дивизия вела инженерные работы на восточном берегу Днепра на участке Копысь – Плещицы и на западном плацдарме в районе Шклова. Сапёры взорвали мосты в Копысе и Шклове и теперь были заняты установкой минных полей. К югу от позиций 53-й начинались позиции 110-й стрелковой дивизии, непосредственно прикрывавшей Могилёвский плацдарм с севера. 187-я стрелковая дивизия разворачивалась на днепровском рубеже к югу от Могилёвского укрепрайона – до Быхова. В глубине обороны, на станции Чаусы в 35 километрах к востоку от Могилёва, выгружалась из эшелонов 148-я стрелковая дивизия. Следом в ближайшие дни сюда должны были прибыть ещё две дивизии 20-го стрелкового корпуса. Две бригады воздушных десантников, по тысяче человек личного состава и по 15 орудий на каждую, прикрывали на восточном берегу Днепра просёлочные дороги из Шклова на Княжицы и Горки. У них в тылу, в районе Горки – Починок, приводили себя в порядок обескровленные 44-й и 2-й стрелковые корпуса.
Выслушав доклады и поставив задачи командирам корпусов, Филатов выехал на бронемашине в Смоленск, в штаб фронта, по срочному вызову маршала Тимошенко. Бронемашина Филатова всю дорогу буквально увёртывалась от немецких бомб: прифронтовую полосу усиленно бомбили. Задержавшись в штабе фронта, Филатов отослал бронемашину в штаб армии, а сам поехал обратно на одолженной в штабе фронта легковой «эмке».
На окраине Смоленска машина командарма вновь угодила под бомбежку. На сей раз бомба разорвалась слишком близко. Генерал, вышедший из машины, был скошен пулемётной очередью немецкого истребителя. Филатова перевезли в госпиталь и самолетом отправили в Москву, где он вскоре умер от ран.



Читатели (270) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы