ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 360

Автор:
Глава ССCLX


Конный разъезд 1-й кавалерийской дивизии генерала Баранова двигался через лес по глухому просёлку. Главные силы дивизии ушли вперёд, и разъезд был выслан генералом обратно к Оке с задачей отыскать корпусные тылы и сопроводить в расположение дивизии санный обоз с боеприпасами, продовольствием и фуражом. Возвращались по знакомой дороге по собственным следам. До Лихвина было уже недалеко, когда под одним из кавалеристов конь заржал и шарахнулся в сторону. Увидев в стороне от дороги немецкого автоматчика, стоящего прислонившись спиной к берёзе, кавалерист дал по нему очередь из своего автомата. Немец продолжал стоять, не обращая внимания на стрельбу. Разъезд остановился. Над дорогой стояла тишина. Было слышно, как дышат кони и потрескивают на морозе ветки. Красноармеец, оправившись от первоначального испуга, сменил тактику.
- Хенде хох! – крикнул он, держа немца на прицеле. И снова реакции не последовало. Немец продолжал стоять неподвижно, прислонившись к берёзе.
Кавалеристы осторожно подъехали ближе и увидели, что немецкий часовой окоченел. Лицо его было совершенно белым, пилотка и плечи были присыпаны снегом. Он замёрз стоя, заснув на посту. Неподалёку оказалась занесённая снегом поляна. На ней нашли ещё около сотни окоченевших трупов. Некоторые замёрзли сидя, другие лежали в снегу. Переходя от одного к другому, гвардейцы обнаружли среди трупов несколько человек, в которых ещё теплилась жизнь. Их долго оттирали и пытались заставить встать. Наконец одному – это был офицер - влили в рот немного спирта. Средство подействовало. Глаза немецкого майора приобрели осмысленное выражение, и он с трудом поднялся на ноги. В штабе дивизии пленный майор инженерных войск рассказал, что его рота восстанавливала под Лихвином железнодорожный мост через Оку, когда нагрянули советские войска. Майор погрузил роту по машинам и рванул на запад, выслав вперёд разведку. Вскоре разведка вернулась с неутешительным известием: дорога впереди перерезана советской кавалерией. Бросив машины, майор повёл роту в обход через лес. Солдаты утопали в сугробах по пояс и наконец совсем выбились из сил. Никакие приказы на них уже не действовали. Пришлось сделать привал у обочины просёлочной дороги. Одетые в холодные сапоги, тонкие брюки и осенние шинели люди мгновенно уснули и уже не проснулись: ночью ударил тридцатиградусный мороз. До утра дожили несколько человек, у которых хватило сил бороться со сном и согревать себя движениями.
Вскоре дивизию Баранова, замедлившего движение в ожидании отставшей артиллерии, догнал штабной вездеход генерала Белова. Командующий корпусом поставил Баранову новую задачу: не дожидаясь отставших тылов вместе с 57-й и 41-й кавалерийской дивизиями быстро наступать на Юхнов. Белова торопил Жуков. Обстановка в районе Калуги, где наносила главный удар 50-я армия генерала Болдина, обострилась. Ещё 16 декабря Болдин двинул из-под Тулы на Калугу в обход 43-го армейского корпуса генерала Хейнрици мобильную группу генерала Попова в составе 112-й танковой дивизии, 31-й кавалерийской дивизии, двух полков 154-й стрелковой дивизии и Тульского рабочего полка, посаженных на грузовики, 131-го танкового батальона и двух батарей «катюш». Войдя в прорыв на стыке армий Гудериана и фон Клюге, группа Попова вышла к Калуге и 21 декабря атаковала город с трёх сторон. Ворвавшись на окраины, атакующие наткнулись на упорное сопротивление. Завязались упорные уличные бои. Вскоре со стороны Можайска подошли танки 20-й немецкой танковой дивизии и окружили Калугу извне, отрезав группу Попова от коммуникаций с тылом. Следом за танками фон Клюге подтянул резервы пехоты и артиллерии, и когда к Калуге подошли с востока главные силы армии Болдина, прорваться к окружённой группировке с ходу они не смогли. Теперь спасти группу Попова мог лишь стремительный марш кавалерии генерала Белова по тылам фон Клюге в обход Калуги с запада. Жуков приказал Белову наступать двумя колоннами на Юхнов и Козельск. На Козельск Белов двинул дивизию Осликовского с 75-й кавалерийской дивизией, не дожидаясь прибытия на передовую танков.
Таким образом, расчёт Гудериана полностью оправдался. За скромным рождественским ужином в Орле Гудериан обсуждал со своим начальником штаба бароном фон Либенштайном и несколькими штабными офицерами детали намеченного контрудара 24-го мотокорпуса в левый фланг и тыл генерала Белова, когда офицер связи привёз подписанный Гитлером приказ: генерал Гудериан должен был немедленно сдать командование танковой армией командующему 2-й полевой армией генералу Рудольфу Шмидту и прибыть в Берлин в распоряжение резерва Главного командования сухопутных сил. Этот «рождественский подарок» был ожидаемой местью со стороны Гальдера и фон Клюге. Флегматичный Гальдер пытался уговорить фон Клюге отложить кровожадный план до стабилизации обстановки на фронте, но фон Клюге не хотел его слушать и требовал головы Гудериана немедленно. Гальдеру пришлось согласиться. Гитлер знал подоплёку интриги от полковника Шмундта, но спорить с Гальдером не стал. Интуиция подсказывала Гитлеру, что стратегический талант Гудериана ещё понадобится в будущих кампаниях, а поручать генералу неблагодарную работу латания дыр на фронте, оказавшемся в бедственном положении не по его вине, рискуя при этом в любой момент потерять ценнейшего специалиста и стратега, – непозволительная роскошь. Гитлер с удовольствием воспользовался удобной возможностью и подписал приказ, не внемля настойчивым просьбам полковника Шмундта предотвратить явную несправедливость. 26 декабря Гудериан простился со своим штабом и отдал небольшой приказ по армии. В приказе генерал поблагодарил войска за доверие, преданность, чувство товарищества и мужество, проявленные ими за шесть месяцев боёв под его командованием, и за жертвы, принесённые во имя Германии. 27 декабря генерал заночевал в Рославле, 29 декабря - в Минске, ночь на 30 декабря провёл в Варшаве, 31 декабря был в Познани, а в новогоднюю ночь прибыл в Берлин.





Читатели (171) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы