ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 354

Автор:
Глава ССCLIV


«Дело было смело задумано и дерзко выполнено. Поразительные итоги кампании 1914 и 1915 и летней кампании 1916 года превзошли подвиги в истории всех времён. Они предъявили высокие требования как к вождям, так и к войскам. Германия со своими слабыми союзниками была вынуждена бороться против подавляющих сил всего мира. Надо было принимать невероятно трудные решения. Эти решения последовательно вытекали из общей обстановки, из нашего понимания войны и из сущности этой войны, в которой нельзя было различить, где начиналась мощь армии и флота и где кончалась мощь народа, ибо вооружённые силы и народ составляли единое целое.»
Бросив взгляд на часы – до начала ежедневного доклада Гальдера оставалось три минуты, - Гитлер перешёл от первой сразу к предпоследней странице мемуаров генерала Людендорфа, с недавних пор вновь занявших прочное место на его письменном столе.
«Мир явился заключительным аккордом судьбы германского народа в настоящем. Перед нами лежит мрачное будущее. Революция превратила немцев в париев среди других народов, в илотов на службе иностранного капитала, в людей, которые сами перестали себя уважать. Через двадцать лет германский народ проклянёт те партии, которые хвалятся теперь, что они делали революцию. Эта огромного значения истина высказана одним социал-демократом своим товарищам на втором конгрессе Советов в Берлине в апреле 1919 года. Уже теперь рассеялись фигляры и обманщики. Массовый гипноз революции исчез. Остались пустота, самообман, болтовня. Нужно совсем иное. Огромны были достижения германского народа в течение четырёх лет войны. Народ, свершивший такие подвиги, имеет право на жизнь. Теперь силы нашего народа потрясены революцией. Лишь бы у него хватило силы в будущем сбросить кандалы, в которые он сам себя заковал. Лишь бы он нашёл руководителей, которые, как полководцы на войне, с сильной волей и твёрдой решимостью шли навстречу ответственности. Лишь бы нашлись люди, которые сумели бы объединить и сплотить национальную силу и лучшую часть народа для творческой деятельности. Дай Бог.»
Закрыв книгу мемуаров Людендорфа, Гитлер поднялся из-за стола, вышел из комнаты и быстро направился по коридору мимо взявшей на караул охраны СС в кабинет, где вокруг разостланной на массивном столе большой карты уже стояли, дожидаясь его, высшие представители командования. Впереди других стоял, поблёскивая стеклом монокля в приглушённом свете спускающейся с потолка электрической лампы с непрозрачным обажуром, начальник Главного штаба сухопутных сил. Гитлер знал, что Гальдер и фон Браухич ещё в сентябре приняли решение вместе подать в отставку. Именно поэтому пришлось намекнуть податливому фон Браухичу, что отставка ни в коем случае не будет принята, но что он, Гитлер, охотно подпишет рапорт фельдмаршала о предоставлении бессрочного отпуска в связи с тяжёлой болезнью сердца. Вчера он этот рапорт подписал. Сегодня был ответственный день. Гитлер впервые должен был предстать перед генералитетом не как глава государства, но как военный стратег и верховный главнокомандующий, и от того, насколько он справится с этой ролью, во многом зависел успех дальнейшей совместной работы с генералами, а может быть и исход войны, оказавшейся не менее трудным делом, чем прежняя война, в которой армиями на Востоке руководил Людендорф. После доклада Гальдера и его обсуждения в распорядке этого дня стояло большое совещание высшего командного состава, а с аэродрома в Орле уже взлетел самолёт с генералом Гудерианом, беседа с которым, назначенная на шесть часов вечера, обещала стать самым трудным делом этого дня.
После краткого приветствия Гитлер в немногих словах проинформировал собравшихся о тяжёлой болезни фельдмаршала, о подписанном накануне рапорте и о решении Гитлера временно взять на себя руководство войсками с тем, чтобы ускорить решение проблем фронта, обнаружившихся в последнее время, и уменьшить количество бюрократической волокиты, мешающей решению этих проблем. Гитлер вежливо предложил Гальдеру начинать, тактично отступив на полшага в сторону. Гальдер, заметно волнуясь, подошёл к карте, взял в руку указку и начал свой первый ежедневный доклад. Этот человек, как и фон Браухич, был теперь для фюрера безопасен. Он признал наконец право австрийского ефрейтора Гитлера командовать прусскими генералами.
Гальдер начал с обстановки в Крыму, где 11-я армия генерала Манштейна, уже четвёртый день ведущая штурм Севастополя, после первых успехов столкнулась с упорной обороной защитников города. Затем Гальдер доложил о начавшихся с утра сильных атаках противника под Ленинградом, что, по его мнению, следовало рассматривать как демонстрацию в рамках намеченного русскими наступления нескольких армий через Волхов с целью перерезать мгинское горлышко и окружить несколько дивизий группы армий «Север» в дефиле между Невой, Ладожским озером и Волховом.
Гитлер ни разу не прервал докладчика, пока тот не перешёл к анализу обстановки на фронте группы армий «Центр». Здесь у Гальдера и его штаба было самое уязвимое место, и Гитлер немедленно атаковал его, подав первую реплику.
- Отступление 2-й полевой армии на рубеж Верховье, Тим следует проводить поэтапно, впредь до оборудования на новом рубеже защищённых оборонительных позиций. Эти позиции должны быть эшелонированы в глубину, максимально учитывать благоприятный рельеф местности по берегам рек и не должны ограничиваться лишь узлами обороны в населённых пунктах. Необходимо иметь узлы обороны и в промежутках между населёнными пунктами. Разумеется, в этих узлах должны быть окопные печи для обогрева личного состава.
Замечание Гитлера ни у кого не вызвало возражений.
Гальдер сделал пометку в записной книжке и продолжил доклад. Когда Гальдер заикнулся о передаче в резерв группы армий «Центр» 24-го мотокорпуса (он уже пообещал это ночью фон Клюге), Гитлер немедленно отменил это решение.
- Оставьте 24-й мотокорпус Гудериану. Его армии сейчас приходится трудней, чем 4-й полевой армии. Пусть Гудериан сам и использует этот мотокорпус как мобильный резерв группы армий.
Присутствующие понимающе переглянулись. Гальдер явно был в меньшинстве. Он кивнул и сделал пометку в записной книжке.
Когда доклад подошёл к концу и началось обсуждение, Гитлер первым взял слово и уже не выпускал его в течение получаса. Гальдер едва успевал делать пометки в записной книжке.
- Главную опасность я вижу сейчас в районе Волхова. Фон Леебу сосредоточить танковые соединения для контрудара в любом направлении! Подготовить жёсткую оборону «бутылочного горла» с обеих сторон. Усилить войска артиллерией. Разрешаю применить установки «Небельверфер». Использовать и трофейную артиллерию. Ударами с воздуха разрушить железнодорожные пути противника за Волховом и не допускать их восстановления. Готовить линии окопов с помощью взрывчатки и тяжёлых фугасных снарядов замедленного действия. Ускорить перевозки по железным дорогам в нашем тылу. Выделить офицеров, лично ответственных за движение эшелонов на каждом участке. Наладить работу паровозных депо, изыскать средства для утепления эшелонов, для своевременного снабжения углём, водой и т. п. Ответственный за проведение мероприятий на железных дорогах – вы, Борк.
Присутствующий на обсуждении тыловик из штаба Кейтеля щёлкнул каблуками.
- Положение с резервами Главного командования считаю неудовлетворительным. Мероприятия по формированию таких резервов в течение зимы будут обсуждаться в ближайшие дни. Прежде всего нужно будет собрать воедино танковые экипажи. Танки лучше всего будет отправить в Германию для скорейшего ремонта в заводских условиях. До тех пор все имеющиеся пехотные соединения, находящиеся на родине, и часть соединений с Запада отправить на Восточный фронт.
В том числе:
- в распоряжение группы армий «Север» - 81-ю пехотную дивизию, парашютный полк, 9-й полк СС из Хельсинки, 5-ю лёгкую пехотную дивизию (последнюю развернуть южнее озера Ильмень);
- в распоряжение группы армий «Юг» - 88-ю пехотную дивизию и одну пехотную дивизию из Сербии;
- всё остальное, включая несколько сводных батальонов, подчинённых командованию ВВС, - направлять в группу армий «Центр».
Во всех населённых пунктах в тылу вне зависимости от близости к передовой комплектовать гарнизоны за счёт тыловых частей и служб. Любое здание, любой подвал, способный служить укрытием от огня противника, должны быть оборудованы в огневую точку или штабное помещение с узлом связи. Любой пекарь полевой кухни должен уметь организовать круговую оборону!
У пленных и местных жителей безоговорочно отбирать тёплую одежду! Все оставляемые селения сжигать!
Дальше Гальдер уже не записывал.





Читатели (778) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы