ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



СКАЗКА ПРО ДОБРОСЛАВА-ЖИВОПИСЦА

Автор:
Автор оригинала:
Светлана Джус



Для детворы, лето всегда считается самым любимым временем года. Солнышко встает рано, поэтому за день можно всё успеть: помочь бабушке по хозяйству или маме в огороде; позагорать и искупаться в теплой речке или озере; побродить по лесу или вдоволь набегаться по полю. Когда солнце начинает клониться к закату и, наступает вечер, ребятишки возвращаются домой усталые и, наскоро проглотив ужин, ложатся отдыхать.
Другое дело – зима. Зимние дни самые короткие, поэтому не успеет детвора разгуляться, как уже вечерний полумрак наползает на землю, который длится долго-долго, а за ним и ночь накрывает всё своей черной накидкой. Вот, в такие зимние длинные вечера собирались ребята в кузнице, где работал их любимый мастер. Он выковывал из железа не только чудесные поделки, но и рассказывал разные истории. Много их знал кузнец – от всякого люда понаслушался, который приходил к нему за помощью.
В тот день, как только стемнело, мальчишки пришли в кузницу, где приветливо горел огонь, наполняя теплом и уютом мастерскую. Они расселись по лавкам, которые стояли вдоль стола и стали, молча, ждать пока кузнец не закончил работу и не присел с ними рядом.
- Ну вот, все дела сделаны, теперь можно и отдохнуть, - ласково глядя на ребят, сказал он. – А, вы, все дела дома сделали?
- Да, - хором ответили мальчики, подсаживаясь поближе.
И только один остался сидеть в сторонке ото всех. Дети, перебивая друг друга, говорили о том, чем они занимались днем, а мальчик сидел, молча опустив голову.
- Тихо! – хлопнул ладонью по столу кузнец. Сразу наступила такая тишина, что было слышно, как в печи гудел огонь, а может быть, это метель выла за стеной пытаясь пробраться в теплую мастерскую.
- А, скажи-ка мне Василек, отчего ты такой хмурый, да и не придвигаешься ближе? Может, случилось что? Может, обидел кто? – спросил кузнец, строго оглядывая ребят.
- Да, это он всё из-за девчонки! - весело выпалил самый шустрый, от чего все стали хихикать.
- Ничего подобного! – обиженно пробормотал Василек и отодвинулся ещё дальше от развеселившейся компании.
- Как же? – продолжал смеяться шустрый, - А, кто вчера за Машку заступался, когда мы её снежками закидали?
Мальчик попытался что-то сказать, но махнув рукой, встал и направился к выходу.
- Погоди, Василек! – сказал кузнец так громко, что все перестали смеяться и затихли.
- Ай-яй-яй, как же вам не стыдно смеяться над товарищем только потому, что он заступился за девочку. Иди сюда, Василек, присаживайся рядышком.
- Да, он просто влюбился! – выпалил шустрый, оглядываясь на друзей.
- Ну, и что? – обнимая мальчика и усаживая рядом, спросил мастер, - Что плохо в том, что человеку кто-то нравится или, он кого-то любит? Это же просто чудесно! Дар любить – это великий дар, который нам дал Господь. Всё, что есть на нашей матушке земле - всё от любви. Злость и ненависть никогда не создали ничего хорошего. Вот у тебя, - обратился он к шустрому, – Если бы твои мама и папа не любили друг друга - тебя бы не было на этом свете - так и с каждым из нас, так и со всем, что мы видим. Ты любишь свою маму?
- Да, - тихо сказал шустрый.
- Вот видишь, и это совсем не смешно! Любовь правит миром, делает жизнь прекрасной и удивительной. Без любви жизнь умерла бы на земле.
Ребята, потупив глаза, тихо сидели за столом – им стало стыдно.
- А, расскажу-ка я вам историю, из которой вы поймете, что только любовь способна на подвиги во имя человека.

1

В давние времена, в одном городе жили муж да жена. Были они людьми добрыми, приветливыми, жили не безбедно, в любви да согласии, в почете и уважении. Да, и как не уважать? Муж занимался столярничеством и делал разные поделки, которые были так необходимы людям – мастерил из дерева посуду, детворе, из того же дерева, вырезал забавные игрушки, а красавиц одаривал бусами и другими украшениями. Все изделия были нарасхват, потому как спрос на них всегда был большой. Особенно мастера одолевали ребятишки. Целой гурьбой приходили они в его дом и просили сделать то лошадку, то лесных зверушек, то веселых кукол, похожих на заезжих скоморохов. Никому не отказывал столяр. Мало того, пока детвора ожидала, жена мастера угощала их вкусными пирогами, да поила чаем с вареньем. Только, когда веселой гурьбой, довольная подарками ребятня покидала дом гостеприимных хозяев, мастер и его жена становились грустными и печальными. А, грустить было из-за чего - всего в достатке было у них, вот только детей не было, а по годам они были уже не молодые.
- Эх, кабы были у нас детишки, - вздыхал столяр, - Было бы мне кого обучать своему делу, да оставить на кого своё умение.
- Да, - утирая слезы, вторила его жена, - пусто в доме без детей, уж как бы я их любила, да лелеяла родимых, нянчила да ласкала.
Как-то раз глубокой осенью, уехал мастер в лес, чтобы запастись на зиму дровами, а заодно, отыскать нужный материал для своих поделок. Осталась жена одна, весь день хлопотала по хозяйству, а к вечеру присела отдохнуть, да задремала. В доме было тепло и уютно, а на дворе разыгралась непогода – тяжелые черные тучи ползли по небу и холодный осенний ливень лил, как из ведра. Поднявшийся сильный ветер, раскачивал деревья, и ставни на окнах громко хлопали от его порывов. Очнулась хозяйка ото сна, и вышла во двор, чтобы прикрыть ставни, только смотрит, вроде что-то лежит у калитки. Подошла и увидела, скорченную на земле старушку, всю промокшую и дрожащую от холода. Подняла женщина её, привела в дом, переодела в сухую одежду, посадила поближе к печке и, напоив горячим чаем, уложила в теплую постель. Три дня и три ночи за окном лил дождь, и бушевала непогода. Три дня и три ночи, хозяйка ухаживала за старушкой, которая металась и что-то бормотала, находясь в забытьи. К утру на четвертый день, буря успокоилась, да и бабушке стало легче – легкий румянец появился на её, до того, бледном лице, да и задышала она ровно – видно было, что уснула. Бессонные ночи дали о себе знать, и хозяйка тоже забылась сном, а когда очнулась – увидела, что старушка сидит за столом и внимательно смотрит на неё.
- Спасибо тебе, милая, что не оставила меня в беде и помогла оправиться от горячки, - кланяясь, сказала бабушка.
- Да, что вы! – засуетилась женщина, - Как же я могла оставить вас в такую непогоду пропадать на улице. Всякий приютил бы вас у себя - народ у нас сердобольный, каждый в беде готов помочь.
- Приютить то, приютили бы, только не каждый будет так ухаживать, как это сделала ты, поэтому хочу я отблагодарить тебя, за сердце твоё доброе.
- Да, какая благодарность, - замахала руками хозяйка, - Оставайтесь у нас, живите, сколько хотите, в тепле да довольствие, будете нам с мужем вместо матушки родимой.
- Спасибо тебе, душа добрая, только пора мне собираться восвояси. Возьми от меня этот перстенек, носи его, не снимая, он принесет счастье в ваш дом. А ещё, вот тебе три зернышка, - сказала старушка, и положила на стол три маленьких зернышка, похожие на пшеничные, - Ты разотри их в ступке, да испеки лепешку, потом раздели пополам с мужем и съешьте каждый по половинке - сама увидишь что будет.
Взяла жена подарок бабушки, проводила её до калитки, и когда приехал муж из лесу, всё сделала так, как та ей наказала, а ровно через девять месяцев в семье столяра родилось трое сыновей. Старшего - назвали Ратибор, потому что он был самый здоровенький и шустрый малыш, а стало быть - будет хорошим защитником. Среднего окрестили, Милован, так как был он очень ласковым, а младшего отец с матерью назвали Доброслав – он весь так и светился добротой и всегда улыбался. Родители были несказанно счастливы, потому как исполнилась их давнишняя мечта, и дом наполнился веселыми детскими голосами, но не чужими, а своими. Отец воспитывал мальчиков в строгости, прививал любовь к труду, делясь своими навыками и умением, а матушка одаривала их своей лаской и заботой.
Прошло время, мальчики выросли в статных красавцев, при виде которых, девицы всегда смущенно улыбались. Ратибор поступил в дружину, которая следила за порядком в городке. Милослава отец сделал своим помощником в столярном деле. Только Доброслав долго не мог найти себе достойное занятие. С малых лет, он внимательно наблюдал за всем, что его окружало, а потом все свои наблюдения отображал в рисунках. Как-то раз, вечером он зашел в мастерскую отца и на готовой деревянной тарелочке, нарисовал рощу с золотистой осенней листвой, затем покрыл рисунок лаком и оставил сушиться. Утром, отец призвал сына к себе и сказал:
- Видел я сынок, как ты расписал тарелку, купцам показал – им понравилось – очень красиво, глаз радует. А, не мог бы ты все мои изделия разрисовать точно так же?
- Отчего не могу, - смущаясь, ответил Доброслав, - Конечно могу и с большой радостью. Честно говоря, батюшка, я думал, ты будешь ругаться за мою проделку.
- Вишь как, - засмеялся отец, - Наоборот, мне радостно, что твоё занятие живописанием приносит и пользу в дом, и радость другим – ведь приятнее, когда на столах посуда расписная, красивая.
С тех пор, Доброслав стал заниматься любимым делом, которое принесло ещё больший достаток в семью – расписная посуда нравилась всем и, её раскупали нарасхват. Стала она пользоваться спросом в других городах и селениях, куда её привозили купцы и, слава о мастерстве живописца разнеслась по всей округе.
Пришло время, когда два старших брата уже присмотрели себе невест. Решили родители сыграть одну большую свадьбу – сразу для всех троих, только Доброслав никак не мог отыскать среди красавиц суженную – со всеми девушками он был добр и приветлив, но ни одна не затронула его сердце так глубоко, чтобы он смог повести её под венец.

2

Наступила зима, со своими лютыми морозами и долгими заснеженными вечерами. Братья ушли на посиделки, где можно было вдоволь повеселиться, отец с матерью пили чай в горнице, а Доброслав, в мастерской заканчивал расписывать очередную шкатулочку, которую весной купцы повезут на ярмарку. Время ещё было раннее, но завывание метели за окном, да напряженная работа, утомили живописца, и он не заметил, как кисть выпала из его рук, а сам он забылся сном. И привиделось ему во сне, что стоит он на берегу озера, а вода в озере отливает необычайной голубизной, которая может сравниться только с яркостью безоблачного неба. Изумрудно-зеленый лес обрамлял края волшебного озера, а вдали высилась гора в снежной серебристой шапке. И тут, недалеко от того места, где он стоял, Доброслав увидел, сидящую на камне девицу необычайной красоты. Больше всего, его поразили её глаза, которые были такой же голубизны, как озерная вода, и светились таким теплом и добротой, что сердце юноши захлестнула волна счастья. Доброслав двинулся навстречу девушки, но тут что-то черное промелькнуло перед его глазами и закрыло чудесное видение. Тщетно пытался он прогнать черноту - все усилия были напрасны, тогда он закричал, пытаясь предупредить девицу об опасности и…, проснулся весь в холодном поту. Долго Доброслав сидел без движения, пытаясь прогнать и забыть необыкновенный сон, но образ девушки настолько четко остался в памяти, что он взял деревянный поднос и стал рисовать девичий портрет с такой точностью, как будто она сидела перед ним.
Всю ночь, не покладая рук, работал он над картинной, а особенно над изображением девушки, четко вырисовывая каждую линию её одежды и лица. Дольше всех ему пришлось подбирать краску, которая соответствовала бы цвету её глаз, и придать то выражение света и тепла, которое так пришлось ему по душе. Наконец, всё было готово и счастливый Доброслав, усталый повалившись на лавку, заснул глубоким сном.
Уже было утро, когда отец разбудил сына:
- Скажи-ка мне, сынок, кто эта красавица, которую ты нарисовал?
- Это – моя судьба! Не отдавай этот поднос купцам? – попросил он и повесил портрет на стену мастерской.
Отец внимательно посмотрел на сына и кивнул:
- Хорошо, только скажи мне, кто она?
- Я и сам не ведаю, только привиделась она мне во сне, но я твердо знаю, что обязательно её найду.
После этой ночи, стали замечать родители, что Доброслав с каждым днем становился всё грустнее и печальнее. Он перестал гулять с друзьями, ходить на посиделки, а чаще бродил по городу, всматриваясь в девичьи лица, или оставался в одиночестве возле портрета, погруженный в свои мысли.
Больше всех переживала за него матушка, уж она-то лучше всех знала своего сына и сразу догадалась, в чем дело:
- Что же ты сынок, совсем с лица спал, похудел – ни на шаг не отходишь от рисунка. Видимо полюбилась тебе эта девица, только это просто картинка, которая тебе во сне привиделась, она же не настоящая.
- Нет, матушка, я знаю, что эта девушка есть на самом деле, только как мне её найти? Не будет мне ни сна, ни покоя пока я не разыщу её. Поговори с батюшкой, пусть он отпустит меня по весне с купцами.
Делать нечего. Посоветовались родители, подумали и, как не тревожно было им, решили, что отпустят Доброслава с купцами, которые весной приедут за товаром.


3


Солнце растопило снега и, веселые звонкие ручейки, побежав по тропинкам, принесли собой свежий запах зелени и первых весенних цветов. Детвора, как воробьи после зимних стуж, весело щебеча, наполнили улицы, а девицы, сбросив шубейки, принарядились в ярко-расшитые платки, да сафьяновые красные сапожки.
Как только дороги чуть подсохли, в город прибыли купцы, которые привезли новые товары для продажи, а после этого, они пополняли свои обозы теми товарами, которые сделали за зиму местные мастера. Первым делом, они пришли в мастерскую, чтобы выбрать новую посуду. Доброслав вместе с отцом приветливо встретили гостей, разложив товар на столе и по лавкам, а когда сделка была завершена, пригласили в дом, чтобы за столом обсудить все вопросы. Вдруг, один из купцов увидел портрет, который висел на стене. Он подошел поближе и восхищенно сказал:
- Да, знатная работа, только на самом деле эта девица гораздо краше!
- Так, вы знаете, кто она? – с волнением спросил Доброслав, бросаясь к купцу.
- Конечно, знаю, да и места эти отлично мне знакомы! Это княжна Милена, которая всегда покупает ваши изделия с большой охотой. Отсюда, при хорошей погоде можно добраться дней за пять до этого озера, а там и рукой подать до города, где живет красавица.
- Батюшка, - умоляюще глядя на отца, только и смог промолвить Доброслав.
- Хорошо, - понимающе кивнул отец, - А, скажите-ка мне, гости дорогие, когда вы отправитесь туда, не могли бы вы взять с собой моего сына? Уж больно хочется ему на мир посмотреть, да себя показать - засиделся он здесь, а главное - хочет он отыскать княжну эту, уж больно по сердцу пришлась ему краса ненаглядная.
- Отчего же не взять – с радостью согласились купцы, - Тем более, все давно хотели увидеть такого знатного живописца – всем его работы по нраву. Да, и княжна с удовольствием познакомится с таким молодцем - она сейчас на выданье и, князь-отец ищет для неё достойного мужа. Дня через два будем собираться в дорогу.
Дни прошли в хлопотных сборах. Матушка, со слезами на глазах благословила сына в дорогу, но увидев счастливое лицо своего младшенького, немного успокоилась. Братья крепко обняли Доброслава и наказали ему привезти подарки для своих невест:
- Ты смотри там, посватайся, а за невестой мы вместе потом поедем, привезем её сюда, и сыграем свадьбу по осени, как раз урожай поспеет.
Погода выдалась хорошая. Солнце согревало землю теплыми лучами, а ветерок обсушивал дорогу, так что дней через пять, путники к вечеру добрались до озера, где и решили заночевать.
- Отдохнуть следует, - сказал старший Доброславу, - Завтра день будет суматошный, надо хорошенько выспаться.
- Да, не спится что-то, - ответил Доброслав, - Волнуюсь я перед встречей с красой ненаглядной, уж больно люба она мне - всю зиму тосковал.
- А, ты спустись к волшебному озеру, зачерпни водицы и испей.
- К волшебному, а почему оно волшебное?
- Вода в нем не простая - лечебная, она всякую хворь исцеляет, да силы придает. Недаром сюда многие приходят со всего света, а жители в городе никогда не болеют - все статные да красивые. Говаривают, что эта вода мертвого оживить может, такова её сила.
Спустился Доброслав к озеру. Вода в нем действительно была необыкновенная и, несмотря на то, что уже спустилась ночь, сверкала глянцевой голубизной, в которой отражались яркие звезды. Волны, набегая на берег, казалось, тихо перешептывались между собой. Зачерпнул Доброслав в ладони воды и выпил всю до капельки. Сразу усталость как рукой сняло, и все тело почувствовало необычайный прилив сил, а на душе восстановился покой и радость.
На следующий день, к полудню обоз въехал в город, где его приветствовали улыбающиеся люди. Город был очень красивый с добротными разукрашенными теремами и резными наличниками. Улочки, вдоль которых были цветники – чистые и ухоженные, но главное - люди, все в нарядных одеждах, розовощекие приветливо кивали и, улыбка не сходила с их лица. На большой площади бойко шла торговля, детвора наседала на торговцев леденцами, а чуть в стороне, веселые скоморохи устроили представление и народ покатывался со смеху, слушая их шутки. Завидев новый обоз, в котором ехали купцы, многие принялись помогать разгружать и делать прилавок, а когда выставили товар столяра, то возле него собралась восхищенная толпа, которая принялась быстро раскупать посуду и домашнюю утварь.
- Эй, а ну-ка, посторонись! – вдруг сзади раздался чей-то окрик.
Все моментально расступились, и тут Доброслав увидел, что прямо к прилавку, шла та самая девица, которую он видел во сне, и в которую был влюблен без памяти. Он словно онемел, а она подошла к старшему купцу поклонилась и сказала:
- Здравствуйте, гости дорогие. Я давно жду этот товар, - такой красивой расписной посуды я ни у кого не встречала – и на стол подать не стыдно, да и украшением в любой горнице она может служить. Ай да, мастер, настоящий живописец! Передайте от меня поклон ему!
- Доброго здравия, княжна Милена! Мы всегда рады вам услужить, а вот поклон вы сами можете передать потому, что мастер приехал с нами.
- Вот как? – вскинула собольи брови красавица и обвела взглядом всех, кто стоял за прилавком. Вдруг, голубые глаза её широко распахнулись, когда столкнулась с горящим любовью, взором Доброслава. Словно искорка пробежала между ними, и несколько минут они стояли, молча глядя друг на друга. Первым очнулся живописец и, склоняясь, в глубоком поклоне, промолвил:
- Я приехал сюда по велению моего сердца, которое на веки вечные стало принадлежать тебе, после того, как я впервые увидел тебя во сне.
- Во сне? - удивилась Милена и улыбнулась, - Но, может быть это была не я?
- Ты, именно ты! - твердо ответил Доброслав и достал дощечку, с написанным им, портретом девушки.
Толпа ахнула – такой красоты они никогда не видели.
- Да, это действительно я, но самое странное, что, однажды зимой, я тебя тоже видела во сне, и сразу полюбила, - смущенно опустила голову красавица.
- Это судьба, которая свела нас и обручила сначала сном, а теперь я приехал просить твоей руки у твоего батюшки. Согласишься ли ты стать женой простого живописца? – стоя на коленях и глядя в глаза любимой, спросил Доброслав.
- Да, – тихо сказала княжна, опустив глаза.
Торжествующие крики радости разнеслись в толпе. Люди обнимали друг друга, смеялись и танцевали, а счастливые Милена и Доброслав стояли посреди это веселья, держась за руки, и смущенно улыбались.


4.

Князь был очень доволен выбором любимой дочери, поэтому согласие на свадьбу дал сразу, только Доброслав должен был поехать и получить благословение своих родителей, а потом приехать за невестой, чтобы дома отпраздновать свадьбу вместе с братьями. Ещё, князь попросил, чтобы после всех свадебных торжеств, Доброслав с женой вернулись обратно:
- Стар я уже, если ты увезешь Милену, останусь я совсем один доживать свой век, да и дела свои княжеские некому будет передать. С отцом твоим и матушкой останутся два твоих брата, а здесь со мной - вы с доченькой. Да, и с внучатами я с большой радостью повожусь.
На том и договорились, а чтобы быстрее решить все дела, отправился Доброслав домой на следующий же день, после разговора с князем. Портрет со своим изображением, княжна Милена завернула в свой платок и отдала Доброславу с собой.
- Будешь смотреть на меня, когда сильно соскучишься, - смеясь, сказала она любимому.
Через некоторое время счастливого жениха уже обнимали дома отец с матушкой, да и братья тоже были довольны, что наконец-то младший обзавелся невестой.
Начались шумные приготовления к свадьбе: портные и сапожники шили новую одежду для братьев и родителей. Ростислав со своей дружиною сколачивал лавки да столы, а матушка занялась приготовлением съестных припасов, чтобы всем хватило на свадебном пиру. Отец с Милославом делали посуду для гостей, а Доброслав помогал её расписывать. Каждый вечер, после того, как работа была закончена, доставал он из котомки завернутый в платок портрет любимой и долго любовался на её прекрасные черты.
Наконец, все приготовления были закончены, даже урожай успели собрать, который в этом году выдался богатым. Ранним утром братья погрузили свои пожитки с подарками в телегу и стали прощаться с родителями. Отец благословил сыновей и наказал, чтобы они всегда и везде были вместе, а ежели что – помогали друг другу.
Матушка, расцеловала их, а потом, утирая слезы, отозвала Доброслава в сторонку:
- Что-то ноет у меня сердечко, сынок, словно черная тоска сжимает его своею рукою.
- Да, что ты, матушка, - успокаивал её Доброслав, - всё хорошо будет. За женой любимой еду, скоро привезу тебе дочку-красавицу, и заживем мы в любви да согласии.
- Дай то, Бог! – перекрестила она его, а затем достала из-за пазухи маленький мешочек, - Вот, возьми, родимый, здесь землица наша. Схорони её возле сердца, как оберег, от всех напастей поможет она тебе.
Затем, мать сняла с пальца колечко, которое всегда носила, не снимая, и тоже протянула его сыну.
- Этот перстенек подарила мне одна старушка, а теперь, ты должен подарить его своей жене в знак любви и, чтобы счастье всегда пребывало с вами.
Распрощались они и братья поехали. Утро выдалось солнечное и теплое, дорога была хорошо укатанная, а по краям неё высились деревья с золотистой осенней листвой, на которых весело щебетали птицы. Доброслав гнал лошадей так, что братья стали над ним посмеиваться:
- Эй, ты наверное, так соскучился, что решил лошадей загнать. Уж вечер наступает, надо бы подкрепиться, да коням дать отдых, а завтра опять поедем дальше.
Остановились они, распрягли лошадей, развели костер, а после сытного ужина Ратибор и Милослав легли отдыхать. Как только они заснули, достал Доброслав свою котомку, в которой лежал портрет, развернул платок и глазам своим не поверил. То ли темно было, то ли костер отбрасывал странные блики, только увидел он, что картина вроде как изменилась. Все деревья на ней, которые раньше были ярко-зеленого цвета, показались ему слишком темными, да и вода в озере отливала каким-то свинцовым безжизненным цветом, а на берегу в беспорядке лежало много-много камней разной величины. Но самое главное – княжна Милена смотрела на него печальными глазами, а лицо, на котором раньше пылал румянец, выглядело бледным и, на щеке хрустальной капелькой блестела слезинка. Беспокойство закралось в сердце Доброслава, и не дожидаясь рассвета, разбудил он братьев:
- Надо поторопиться, чует мое сердце недоброе.
- Думаешь другого себе завела твоя суженная? Так, ежели она тебя любит, то будет ждать и ни на кого не посмотрит, а ежели не любит, что ж, придется нам тебе другую невесту сосватать.
Поехали они дальше, только к полудню заметили, что птичьи голоса вроде как затихли, а по краям дороги всё чаще стали попадаться деревья совсем черные, без листьев, словно обожженные. Вдруг, небо потемнело, и разразилась страшная гроза. Молнии сверкали всё чаще и чаще, и казалось, своими стрелами пытались попасть в обоз, на котором ехали братья, а гром грохотал с такой силой, что испугавшиеся лошади понесли. До самого вечера бушевала стихия и, Доброслав не мог остановить, бешено мчавшихся, коней. Наконец, к ночи то ли лошади выдохлись, то ли удалось-таки с ними справиться, только встали они, как вкопанные, посреди темного леса, а братья уставшие, не разводя костра и не отужинав, заснули.
Утром, когда они проснулись, то их взору предстала страшная картина. Лес, в котором они находились, стоял весь почерневший, словно после пожара – ни один кустик не уцелел, а многие деревья были повалены, будто их кто-то выдернул прямо с корнем. Вокруг стояла мертвая тишина - не было слышно ни птичьих голосов, ни шелеста листьев на ветру, и даже лошади, прижавшись друг к дружке, казалось не дышали.
Сквозь бурелом, с трудом пробирались братья дальше, останавливаясь лишь только для того, чтобы дать передохнуть лошадям. Наконец добрались они до волшебного озера. Глянул Доброслав вперед и аж побледнел – всё было точь-в-точь, как в последний раз видел он на своей картине, только камней прибавилось ещё больше, да и озера почти не осталось, а на его месте, издавая зловонный запах, от края до края, покрытое черной блестящей пленкой, простиралось болото. Не останавливаясь, осторожно пробираясь между камнями, поехали они дальше и к закату добрались до города, где жила княжна. Только неприветливо и тихо было здесь. Ворота, что вели в город, были обуглены и сорваны с петель, улицы пусты и безлюдны, и только ветер, гулял по ним, гоняя вырванные с корнем увядшие цветы. Терема потемнели и покосились, и почти за каждым окном слышен был плач да причитания. Застонал Доброслав, чуя беду, и что есть мочи помчался к княжескому терему. Словно птица взлетел он по ступенькам и ворвался в горницу. Там он застал князя, который сидел, опустив голову, и слезы катились по его щекам.
- Что случилось, батюшка? Где краса моя ненаглядная княжна Милена, от чего не встречает меня?
- Страшная беда пришла в наш дом, - пуще прежнего, заливаясь слезами, сказал князь, - Всё было хорошо до той поры, покуда не объявился в нашем городе один человек. Был он очень странный – одет во всё черное и всегда прятал глаза под темной накидкой. Где бы он ни появился, люди переставали улыбаться и, старались поскорей уйти от него подальше, а дети с плачем разбегались. Даже цветы на улицах стали вянуть при его появлении, словно огнем их опалили. Решил я разобраться кто он таков, и, что делает в нашем городе – пригласил к себе. Он, как только пришел и увидел дочку мою, голубку сизокрылую - сразу стал просить, чтобы она стала его женой. Объяснил я ему, что Милена уже сосватана и ждем мы жениха дорого со дня на день, а ему можем другую невесту сыскать – вон, сколько красавиц ждут своего часа. Только стал он настаивать на своем, тут дочка и сказала ему, что любит она своего суженного Доброслава и ни за кого замуж не пойдет.
Осерчал незнакомец, скинул свой черный капюшон, а глаза у него, как два угля горят, такие страшные, что жутко нам стало, так посмотрел, словно сердце огнем опалил и сказал, что пожалеем мы о своем решении, а Милена всё равно станет его женой. Сказал и пропал тот час, будто его и не было вовсе. Только после этого стали происходить ужасные вещи – люди, что уходили к озеру, больше не возвращались, а те, кто вернулся, умирали от страшных болезней. Зерно, что золотом колосилось в полях, словно выжег кто и, только пепел летал над полями, разносимый ветром. Звери и птицы покинули наши края, а все деревья в лесу, который зеленой стеной окружал наш город, превратились в обуглившиеся головешки. Горе поселилось в каждом доме, а город превратился в кладбище, где каждый день раздается погребальный звон колоколов.
Поняли мы, чьих рук это дело, вот и решила княжна найти этого незнакомца, чтобы попросить его за людей, ушла, голубушка поутру и, вот уже три дня как пропала.
- Не печальтесь, батюшка, - успокоил князя Доброслав, - Я, во что бы то ни стало, найду свою невесту и верну вам дочку дорогую.


5

Выбрались братья из города и поскакали опять к волшебному озеру, чтобы хоть какие следы отыскать княжны Милены, но сколько они не пытались, ничего не могли распознать.
- Куда же нам ехать? – спросил Ратибор.
- Не знаю, - ответил Доброслав, - уже ночь наступила, вы ложитесь отдыхать, а я подумаю.
Легли братья, а он достал картину из котомки и стал внимательно смотреть. Всё было так, как и сейчас: и озеро, ставшее болотом, и камни, которые лежали на берегу, и лес почерневший вокруг. Не было на картине только девушки, которая раньше сидела на камне. Вдруг, присмотревшись, увидел Доброслав, что гора вдали за лесом, которая раньше была нарисована им с серебристой шапкой, тоже стала вся черная, но возле самой вершины, словно маленькая светлая точка блестит. Залез он на большой камень и посмотрел в ту сторону, где настоящая гора возвышалась и точно – среди всей черноты в вышине будто светилось что-то.
- Туда надо идти! – вслух твердо сказал он.
- Верно, – вдруг, услышал он возле себя и оглянулся.
Прямо рядом с ним, на камне сидела старая женщина, освещенная мягким голубоватым светом.
- Здравствуйте, бабушка, - растерянно пробормотал удивленный Доброслав.
- Здравствуй, внучек, - ласково кивнула старушка, - Не удивляйся, я с самого рождения за тобой слежу и знаю, что ты тут делаешь. Всё ты правильно разгадал, там, твоя краса ненаглядная, - кивнула она в сторону черной горы, - И держит её у себя злой колдун Чарогор. Много он бед натворил, видишь, сколько камней по берегу? Только не камни это вовсе, а люди. Всю воду из озера хитрый Чарогор вычерпал в большую чашу, и спрятал у себя, а остальную обратил в яд, и если на кого упадет хоть капля, то тот превращается в камень.
- Я разыщу и убью его! – гневно выкрикнул Доброслав.
- Погоди, родимый, не всё так просто. Чарогор самый сильный колдун из тех, кого я знала, и просто так его не победить. Он сжигает глазами всё на своем пути, в них его сила, а взгляд у него зоркий и огненный, поэтому так просто к нему не подобраться.
- Что же мне делать, бабушка? Как спасти любимую и всех этих людей, - кивнул он на камни.
- Это сложная задача, и выполнить её может только тот, у кого сердце пылает огнем любви. Тот, кто свою жизнь готов отдать ради счастья других.
- Я согласен, - не задумываясь, решительно сказал Доброслав.
- Вижу, не ошиблась я в тебе, тогда держи этот меч, - ответила старушка и протянула, вдруг откуда-то взявшийся, отливающий ярким голубым светом меч, - возьми его. Он покрыт капельками воды из волшебного озера и поможет тебе сразиться с Чарогором. Тебе нужно пронзить сердце злобного волшебника, а потом найти чашу и вылить всю воду, которая находится в ней, обратно в озеро. Ступайте прямо по тропинке, что ведет к горе, и что бы ни случилось, не сворачивайте с неё. Поторопись, не то уже рассвет, и каждая минуточка дорога.
Сказала всё это старушка и пропала, будто и вовсе её не было, только меч, что лежал у ног Доброслава напоминал, что всё это было наяву.
Разбудил он братьев, и отправились они в дальний путь к черной горе, где жил злой колдун. Ничего не рассказал Доброслав о встрече со старушкой, только предупредил Ратибора и Милослава, что идти нужно строго по тропинке, никуда не сворачивая.

6



Так шли они, пробираясь сквозь чащобу леса, несколько дней и ночей без отдыха, как вдруг увидел Милослав по левую сторону от тропинки, будто огоньки мелькают.
- Надо бы посмотреть, что там такое? – обратился он к братьям.
- Нельзя нам с тропы сходить, - предупредил его Доброслав, - только по тропе должен пролегать наш путь.
Пошли дальше, только и огоньки двигались, словно шли вместе с ними, а потом, вдруг оттуда раздались голоса, будто звал кто-то, и повеяло запахом вкусной еды.
- Вы как хотите, а я должен посмотреть, что там! – опять остановился Милослав, - да и потом, надо немного отдохнуть, подкрепиться.
- Да, пойми ты, что нельзя нам с пути сворачивать! – стал удерживать брата Доброслав.
- Нельзя? А, что в этом такого? Хорошо, тогда вы меня тут подождите, я сбегаю и принесу чего-нибудь перекусить, уж больно вкусно оттуда пахнет, а потом мы пойдем дальше.
И не успел, Доброслав его остановить, как Милослав исчез в чаще леса, а через некоторое время и огоньки, и голоса куда-то пропали. Долго прождали братья Милослава и, сколько они его не звали, никто не откликался, а к вечеру Доброслав решил идти дальше.
- Может быть, я схожу за ним? – предложил Ратибор, - вдруг какая беда приключилась.
- Нет, - остановил брата Доброслав, - ты должен идти со мной, а Милослава мы заберем на обратном пути, думаю, он просто устал и уснул где-нибудь в теплой постели.
Пошли дальше. Лес остался далеко позади и, только голые скалы теперь окружали их, по которым пришлось взбираться, раздирая руки об острые уступы, но братья продолжали свой путь, несмотря на опасность сорваться в пропасть. Вдруг они очутились на небольшой каменной площадке, где стояло несколько вооруженных воинов. Доспехи их сверкали, словно начищенная медь на солнце, копья и сабли были остро отточены, а вороные кони под ними нетерпеливо били копытами, встряхивая блестящей гривой.
- Ты, смотри! - восторженно ахнул Ратибор, - сколько живу на свете, никогда такой красоты не видывал! Вот это снаряжение, вот это кони!
- Если, хочешь, - обратился к нему старший воин, - мы можем подарить тебе точно такое же снаряжение, пойдем с нами и, ты выберешь себе то, что пожелает твоя душа.
- С большой радостью приму такой подарок! – ответил Ратибор и сделал шаг в сторону.
- Стой! – схватил Доброслав брата за руку, - не сходи с тропы!
- Что ты так испугался, я только возьму свой подарок и вернусь назад! И потом ты, наверное, забыл, что я старше тебя, поэтому решение приму сам! Жди меня здесь! – сказал Ратибор и ушел с воинами.
И опять, сколько ни ждал его Доброслав, сколько ни звал - всё было тщетно. Остался он совсем один. Твердо сжимая меч в руке, стал младший брат пробираться по тропинке дальше и наконец, почти на самом верху горы увидел вход в пещеру, откуда лился яркий свет – тут тропинка обрывалась, и понял Доброслав, что достиг логова злого колдуна Чарогора. Осторожно пробирался он по лабиринтам каменного дворца, пока не достиг огромного круглого зала, где в середине на золотом камне стояла большая рубиновая чаша, в которой, переливаясь всеми цветами радуги, плескалась вода. Понял он, что про неё рассказывала добрая старушка. На стенах зала под самым потолком висели горящие факелы, а под каждым из них виднелись массивные каменные двери с железными цепями. Стал Доброслав рубить цепи и открывать двери, но ничего, кроме драгоценных камней и золота там не обнаружил. Осталась последняя дверь, на которой висела самая толстая цепь, но после нескольких ударов мечом, и она упала, освобождая вход. Открыл дверь Доброслав и застыл в изумлении – там, на мраморной подставке стояла хрустальная статуя, в которой он признал свою любимую. Застывшая девушка протягивала руки, словно просила о помощи того, кто вошел. Бросился к ней Доброслав, обнял и осыпал поцелуями, но сколько он ни старался, сколько ни звал - княжна Милена оставалась неподвижным холодным хрусталем, сверкающим в отблеске факелов. Тогда Доброслав вспомнил о чудодейственной силе воды волшебного озера и бросился в зал к чаше, но только он дотронулся до неё, как загремел гром, засверкали молнии, и сквозь них увидел молодец колдуна. В черном балахоне, с надвинутым на глаза капюшоном, злобно оскалившись, стоял тот у входа в зал.
- Знал я, что ты придешь сюда! – захохотал Чарогор, - Ждал тебя, но не думал, что будешь так скоро, думал, что ты начнешь своих глупых братьев выручать. Как же ты мог их оставить?
- Я оставил их на время, потому как торопился увидеть свою невесту, которую ты держишь в своем дворце. Отпусти её и всех людей, которых ты заколдовал.
- Отпустить? Ха-ха-ха! Я никогда не расколдую их, пусть это послужит уроком для всех, кто посмеет воровать мою воду из озера, а невеста твоя, скоро будет моею женой! Убирайся, жалкий человечишка, иначе я выжгу у тебя сердце и тоже превращу в камень!
- Я не боюсь, и если ты не выполнишь мою просьбу, мне придется уничтожить тебя, чтобы всех освободить.
С этими словами, Доброслав вынул из ножен меч, который дала ему старушка.
- Ты угрожаешь мне? – злобно прошипел колдун и скинул капюшон, открывая безобразное лицо с горящими как уголья, глазами, - Ты умрешь, а потом я обращу в пепел весь род человеческий, всю землю!
Устремил свой взгляд Чарогор на Доброслава и из глаз в сторону молодца полетели стрелы-молнии, готовые пронзить его насквозь. Только не растерялся Доброслав, вскинул свой меч, но как только молнии коснулись меча - тут же исчезли, с шипением обращаясь в пар, не причинив никакого вреда. Пуще прежнего разозлился колдун, вскинув голову и издав вопль, похожий на раскат грома, стал метать молнии, да так быстро, что еле-еле успевал молодец отбиваться от них. Долго продолжалась битва, весь зал был наполнен клубами пара и дыма, от которого становилось трудно дышать, земля дрожала под ногами и, было невыносимо жарко, потому как стены были охвачены пламенем. Меч в руках Доброслава раскалился добела, обжигая руки, понял он, что кончилась его чудодейственная сила, да и у самого силы были на исходе, но он продолжал отбиваться, теряя сознание.
- Ну, что, жалкий человечишка, теперь ты признаешь, что я - самый могущественный на этой земле, и никто не может со мной совладать! - злобно захохотал Чарогор, выпуская молнию, которая безжалостно вонзилась в молодца.
Упал на колени Доброслав и схватился за грудь, куда попала смертоносная стрела, но возле раны, нащупал он мешочек с землей, который дала ему в дорогу матушка. Задыхаясь от боли, разорвал он мешочек и бросил полную горсть земли в горящие глаза колдуна. Страшный вой прокатился по залу. Схватился Чарогор за глаза и стал бешено метаться из стороны в сторону, пытаясь отыскать чашу, в которой была вода из волшебного озера. Только Доброслав, собрав последние силы, поднялся с колен и пронзил сердце злобного колдуна насквозь, а затем упал как подкошенный.

6.

Долго ли, коротко ли пролежал Доброслав, только очнулся он от того, что капелька живительной влаги упала на его обожженные губы. Открыв глаза, он увидел склоненную над ним старушку, которая пыталась напоить его из маленького флакончика. В ту же минуту он почувствовал, как силы возвращаются к нему.
- Поднимайся, богатырь, - ласково улыбнулась старая женщина.
- А, где колдун Чарогор? – спросил, вставая, Доброслав и огляделся. Вокруг было тихо, дым рассеялся, огонь перестал полыхать и лишь кое-где виднелись догорающие угольки.
- Его нет больше, разве только вот, это осталось, - кивнула старушка в сторону черных лохмотьев, валявшихся посреди зала.
- Значит, все спасены? – обрадовался молодец, - Где же моя любимая? Я поскорее хочу обнять её!
- Я же говорила тебе, что не всё так просто. Ты можешь оживить всех, если разобьешь чашу, которая наполнена волшебной озерной водой.
Схватил Доброслав меч и, подбежав к рубиновой чаше, что есть силы ударил по ней, но сколько он ни старался, чаша оставалась стоять на своем месте целехонькая, и даже ни одной царапинки на ней не появилось.
- Что же мне делать? – спросил он растерянно у старушки.
- Матушка дала тебе перстенек, который ты должен передать своей невесте. В колечке камушек, и он точь-в-точь такой же, из чего сделана чаша. Если ты коснешься камушком до чаши, то она сама расколется и все будут спасены - все, кроме княжны Милены, потому что кольцо утратит свою силу. Но ты сможешь зачерпнуть кольцом каплю воды из чаши и этой каплей оживить свою любимую, но тогда кольцо опять утратит свою силу и, все останутся навечно камнями и больше никогда не станут людьми, всё вокруг останется таким же черным и обуглившимся.Тебе выбирать, богатырь.
Долго раздумывал Доброслав как ему поступить. Наконец, он решительно вскинул голову и твердо сказал:
- Я не смогу стать счастливым, ежели буду знать, что кто-то оплакивает своих близких и родных, что несчастная мать больше никогда не сможет прижать к груди своё дитя, а дети навсегда потеряют своих родителей. Я не смогу обнимать невесту, зная, что кто-то остался без своих любимых. Пусть все будут счастливы, а я останусь здесь, рядом со своей суженной до самой смерти – такова моя доля, и моё решение.
Он подошел к чаше, снял кольцо и не успел ещё дотронуться, как вдруг, яркий, тонкий как волосок красный луч, который шел из камешка, вонзился в чашу, разрезая толстые стенки. Прямо на глазах стенки рубиновой чаши стали покрываться трещинами и, наконец, лопнули. Ярко-голубой поток воды, хлынув через края, устремился к выходу. Радужные брызги летели в разные стороны и то, на что попадала хоть одна капелька - сразу оживало. Маленькие камешки превращались в птиц, которые звонко щебеча, вылетали из пещеры, камешки побольше превращались в животных и те тоже, старались побыстрей пробраться наружу, у входа зазеленела трава, и появились цветы. Наконец, вода достигла первых деревьев и лежащих на берегу озера больших камней. Черные обуглившиеся деревья, будто наливались соком, и вот уже на их ветвях весело шумела листва, а камни превращались в людей, которые радостно обнявшись, спешили домой. Вода в озере постепенно светлела, приобретая прежнюю яркую голубизну, и волны весело набегали на цветущий берег.
Свежий ветерок развеял тучи и выглянуло яркое солнце, которое щедро дарило лучи, расцветающей благодати, вызывая счастливые улыбки на лицах людей. И только Доброслав грустно наблюдал за этой картиной, а по щекам его катились горькие слезы.
- Что же ты приуныл, добрый молодец, закручинился, или уже пожалел, что принял такое решение? – услышал он за спиной голос старушки.
Утер Доброслав слезы, вздохнул и решительно повернулся:
- Я никогда не буду сожалеть о своем решении, а слезы мои – то слезы радости за всех тех, кто освободился от чар коварного колдуна, и счастье многих людей намного важней только моего счастья. Единственно о чем я жалею, так это о том, что не сдержал слово, данное князю, будто приведу его дочь, невесту мою любимую в целости и сохранности. Но я попрошу тебя, добрая старушка, отнеси ему на память о нас этот портрет.
Достал Доброслав из котомки портрет, завернутый в платок, и протянул старушке.
- А, ты сам, не хочешь взглянуть на него в последний раз? – хитро прищурила глаза бабушка.
Тяжело вздохнул молодец, а когда развернул платок, то застыл в изумлении. Рисунок был точно такой же, каким он его изобразил в первый раз – голубое-голубое озеро, обрамленное изумрудной зеленью леса, за которым виднелась гора с серебристо-белой шапкой снега. Но самое главное – у озера, на камне сидела его любимая, княжна Милена и, приветливо улыбаясь, нежно смотрела на него своими бездонно-голубыми глазами. Прижав портрет к груди, бросился Доброслав в комнату, где стояла хрустальная статуя, но там было пусто, только мраморная подставка оставалась на месте.
- Как же так? – растерянно озираясь, пробормотал он, - Где мне искать мою любимую, чтобы я навсегда остался у её ног?
- Ступай к волшебному озеру, - смеясь, ответила старушка, - Там, на камне ты и найдешь свою суженную, которая вместе с братьями, поди, заждалась тебя уже.
- Но ты сказала, что она вечно останется хрустальной статуей?
- Эх, молодец, я тут ни при чем, видимо твоя любовь в сердце сильнее оказалась. Ради счастья всех людей, ты способен отказаться от своего счастья, стало быть, сердце твоё живет в большой любви к людям, и именно это помогло снять колдовские чары с твоей возлюбленной, ведь только настоящая любовь способна на такое.


7

Кузнец замолчал, прислушиваясь к завываниям ветра за окном.
- Вижу, скоро разыграется сильная метель, вон как поземка метет, да ветер волком воет. Ступайте-ка, мальцы домой, а то ненароком заплутаете, - сказал кузнец, поднимаясь из-за стола.
- А, что же было дальше? – загалдели мальчишки, - Что стало с Доброславом и княжной Миленой?
- А, что стало? Свадьбу сыграли, да не одну, а целых две – сначала в городке у родителей Дорброслава устроили пир горой, а потом в княжестве у Милены. Все от души веселились, а молодые так и остались княжить до конца своих дней, а потом княжили их детки.
- А, братья как, где они пропадали? – нетерпеливо спросил самый шустрый.
- С братьями всё в порядке. Стыдно им было, что одного Доброслава оставили, но тот простил их. Только после этого случая поняли они, что никогда нельзя с пути своего сворачивать, иначе можно совесть свою потерять, да и друга предать в трудную минуту. Всё! – строго сказал кузнец, - пора всем по домам, а то родители будут волноваться.
Мальчишки шумно поднялись с лавки и, попрощавшись, направились к выходу.
- Стойте! – вдруг выкрикнул шустрый и все, оглянувшись, остановились.
- Василек, ты прости меня, пожалуйста, - решительно обратился он к другу, над которым смеялся.
- Ну, что ты, я уже давно всё забыл, - смущаясь, улыбнулся мальчик и протянул руку.



Читатели (501) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы