ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 34

Автор:
Глава XXXIV




Совещание в ставке Гитлера началось в половине первого. Открывая совещание, Главнокомандующий сухопутными силами фельдмаршал фон Браухич сорвал аплодисменты, зачитав донесение командира 45-й пехотной дивизии о взятии Брестской крепости. Уже на следующий день выяснится, что донесение было преждевременным, сразу в пяти местах на территории крепости обнаружатся действующие очаги сопротивления.
Подводя итоги сражения в Белоруссии, фельдмаршал фон Бок зачитал в отчёте: «Группа армий «Центр» вела бои с четырьмя русскими армиями численностью около 32 стрелковых, 8 танковых, 3 кавалерийских дивизий и 6 мехбригад. Избежать окружения и полного разгрома смогли одна танковая и не более 10 стрелковых дивизий, однако их боевая мощь существенно пострадала. Потери противника чрезвычайно высоки. Взято в плен 287704 военнослужащих, включая нескольких командиров дивизий и корпусов; уничтожено или захвачено 2585 танков, в том числе несколько сверхтяжёлых; взято в качестве трофеев 1449 орудий и 242 самолета». Гальдер, докладывая о положении противника, привёл такие данные: «Из 164 выявленных нами неприятельских стрелковых дивизий 89 целиком или большей частью уничтожены. На фронте осталось 46 боеспособных стрелковых дивизий. Еще 14 скованы на границе с Финляндией, еще 4 – на Кавказе. 11 дивизий находятся в резерве в глубоком тылу. Из 29 выявленных танковых дивизий боеспособных осталось 9». Касаясь оценки возможностей формирования Советским Союзом новых соединений, Гальдер отметил, что «в крупных масштабах это невозможно из-за нехватки офицерского состава, специалистов и матчасти, в особенности в танковых соединениях, ещё в мирное время испытывавших недостаток в командирах, водителях и радистах, а также в имуществе связи». Потери Вермахта убитыми, ранеными и пропавшими без вести за две недели боёв составили 60 000 человек, в том числе 2500 в офицерском корпусе. Примерно столько же военнослужащих выбыло из строя по болезни. В мобильных частях первого эшелона уже возникли проблемы с пополнением личным составом. Когда речь зашла о восполнении чрезвычайно высоких потерь в танках, Гитлер объявил о принятом им принципиальном решении не восполнять потери в действующих соединениях новыми машинами, а экипажи вышедших из строя машин направлять в тыл для формирования новых соединений, укомплектованных исключительно новой техникой. У этой в сущности здравой идеи был лишь один изъян: германская военная промышленность испытывала острый дефицит в ресурсах, уже расписанных между различными конкурирующими программами модернизации вооружений, и программа выпуска новых танков имела в этой многоступенчатой системе не главный приоритет. В результате на фронт будет отправлено лишь 70 танков Pz.-III, 15 танков Pz.-IV и несколько чехословацких 38(t): командирам бронетанковых соединений Вермахта на Восточном фронте предстояло до конца кампании 1941 года осваивать на практике науку воевать не числом, а уменьем. Если учесть, что Советский Союз, вопреки прогнозу Гальдера, сумеет к уже к 1 декабря вновь сформировать и направить в действующую армию 194 дивизии и 92 мехбригады, школу генералам предстояло пройти суровую.
Вслед за Гальдером слово взял Гитлер. Вкратце коснувшись положения на фронте перед группами армий «Север» и «Юг», он основное внимание уделил группе армий «Центр» и, в частности, танковым группам Гота и Гудериана. Многое из того, что пришлось услышать генералам, было довольно неожиданным и не во всех деталях вязалось с планом «Барбаросса», однако возражать никто, разумеется, не стал: после достигнутых за две недели успехов это уже не казалось принципиальным. Фюрер объявил, что после взятия Смоленска танковая группа Гудериана будет снята с московского направления и повернёт на юго-восток, чтобы помочь группе армий «Юг» победоносно завершить кампанию на Украине.
Волею обстоятельств решение Гитлера оказалось единственно правильным в оперативном отношении, хоть оно и было принято по недоразумению, поскольку основывалось на недостоверной информации и совершенно неверной оценке оборонительного потенциала противника. Так нередко бывает на войне, где Его величество Случай является столь же весомым и объективным фактором в принятии оперативных решений, как и множество других. То, что этот фактор не принимается во внимание военными историками, объясняется просто: он совершенно не вписывается в официальную историографию. Гитлер исходил из предположения, что по завершении окружения в излучине Днепра всей группировки, противостоящей группе «Центр», у противника уже не будет достаточных ресурсов для организации сильного оборонительного рубежа на пути к Москве, если только не дать ему возможности снять их с других участков Восточного фронта. Исходя из данных о противнике, представленных Гитлеру Главным штабом сухопутных сил, так оно и было. Окажись у немцев в стратегическом резерве свободная танковая группа, решение двинуть её из-под Смоленска в направлении на юго-восток с целью недопущения оперативного отвода войск Юго-Западного фронта напрашивалось бы само собой. Гитлер, полагая, что для завершения кампании на фронте перед группой армий «Центр» окажется достаточно танков Гота ( что, опять-таки, вытекало из картины, нарисованной Гальдером), здраво рассудил, что группа Гудериана и есть та самая «лишняя» танковая группа. Таким образом, позднейшие попытки снять с Главного командования сухопутных сил ответственность за летнюю остановку немецких танковых групп на московском направлении являются поверхностными либо недобросовестными.
Уточнив ближайшие оперативные задачи группам армий, Гитлер сформулировал своё видение завершающего этапа кампании против СССР: окружение мобильными войсками Москвы и Ленинграда и полное уничтожение этих городов вместе с их населением до наступления зимы путём систематической массированной бомбардировки с воздуха; выход мобильных войск на рубежи, с которых немецкая бомбардировочная авиация будет в состоянии уничтожить индустриальные центры Урала; организация зимних лагерей для оккупационных войск вне пределов городов, с тем чтобы иметь возможность силами всё той же авиации «подавлять восстания местного населения».
Если оставить в стороне моральную оценку столь откровенно людоедского плана, озвучить который перед высшим военным руководством вряд ли осмелился бы лидер европейской державы, пребывая в здравом уме и трезвой памяти, и сосредоточиться на чисто военных аспектах этой «программы», удивляет в ней прежде всего вера во всесилие Люфтваффе: хвастовство Геринга всё ещё воспринималось Гитлером всерьез, и это после фактического поражения Люфтваффе в воздушной битве за Британию. Между тем оценка численности авиации русских на Восточном фронте по данным на момент совещания - 1500 самолётов - вряд ли давала повод для столь безоблачного оптимизма. Пройдёт чуть больше недели после совещания у Гитлера, и Браухич, вернувшись из инспекционной поездки в штаб группы «Север», скажет Гальдеру: преимущество в воздухе на стороне противника, численный состав немецкой фронтовой авиации резко сократился. Не были адекватными и оценки противостоящих Вермахту сухопутных сил, как в количественном, так и в качественном отношении. К 11 июля в распоряжении русских генералов только перед фронтом группы «Центр» уже имелось 42 дивизии, в том числе 7 танковых и 4 механизированных. Германское командование располагало к этому времени информацией лишь об одиннадцати советских дивизиях на фронте перед группой фон Бока. Неверная оценка сил противника, по-видимому, и сделала возможным последующий отчаянно смелый рывок Гудериана к Смоленску.
Не был обойдён вниманием фюрера вопрос о зимних квартирах и зимнем обмундировании для солдат и офицеров Восточного фронта. Задача организации соответствующих тыловых служб снабжения была недвусмысленно сформулирована Гитлером на совещании 8 июля и обсуждалась на следующий день Гальдером с руководством Оперотдела Главного штаба. То, что в Гелавном штабе сухопутных сил фактически провалили организацию снабжения войск зимним обмундированием, печами и специальными средствами обслуживания техники, было отчасти следствием скоротечности кампаний в Польше, во Франции и на Балканах (что не позволило штабистам накопить необходимый опыт планирования организации снабжения войск), отчасти же проявлением элементарного формализма: поскольку предполагалось, что решаться задача организации лагерей должна по завершении операции «Барбаросса», а транспортная система Германии и тыловые службы войск уже работали на пределе возможностей в рамках обеспечения этой операции, уже сам срыв сроков окончания операции обрёк десятки тысяч солдат на обморожение, опытных фронтовых генералов – на незаслуженную отставку, а матчасть мобильных войск - на невосполнимые потери в ходе зимнего отступления. Всё это выяснится слишком поздно, уже после смещения фон Браухича, когда Гитлер в течение нескольких декабрьских дней 1941 года сумеет лично провести необходимую работу по реорганизации управления имперскими железными дорогами и службами снабжения войск, ту самую работу, что не была инициирована Главным штабом сухопутных сил в течение полугода.




Читатели (326) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы