ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 344

Автор:
Глава ССCXLIV


Первыми к окраинам Клина вышли с севера по шоссе аванпосты 30-й армии. На подступах к городу войска были остановлены 56-м мотокорпусом. Это произошло уже 9 декабря. Все атаки 30-й армии были отражены немецкой группировкой, оборонявшей город. Группировка эта постепенно усиливалась за счёт войск, отступающих со стороны Солнечногорска и со стороны Фёдоровки и достигла наконец численности 18 000 человек, 50 танков и до семи дивизионов артиллерии. В группировку входили части 14-й моторизованной и 1-й и 7-й танковых дивизий. Из этих частей немецким командованием формировались сводные мобильные группы, неоднократно наносившие контрудары в северо-восточном, юго-восточном и северном направлениях. Лишь с выходом к южным и юго-западным окраинам Клина войск 1-й ударной армии создались предпосылки окружения и уничтожения немецкого гарнизона. После того как ультиматум, подписанный командиром 29-й стрелковой бригады полковником Ерохиным, был отклонён во второй половине дня 13 декабря начальником штаба 56-го корпуса, лично принявшим парламентёра – заместителя командира пулемётной роты лейтенанта Бергера, - части 1-й ударной армии атаковали город. Ночью на подступах к Клину завязались ожесточённые бои. Арьергардный бой на окраинах продолжался и весь следующий день. С наступлением темноты немецкие части прикрытия стали покидать город по шоссе Клин-Высоковыск, одновременно отражая настойчивые попытки Жукова замкнуть кольцо западнее Клина. С севера к шоссе рвались 21-я танковая бригада и 371-я стрелковая дивизия 30-й армии, а с юга – 47-я и 84-я стрелковые бригады 1-й ударной армии. За полчаса до полуночи генерал Кузнецов доложил Жукову, что батальон лыжников и батальон стрелков 29-й стрелковой бригады вошли в Клин и ведут очистку города от немецких автоматчиков. 15 декабря в 2 часа дня в город вошла с севера 371-я стрелковая дивизия, а спустя ещё полчаса с востока вошла 348-я стрелковая дивизия.
Жуков был недоволен. Приказ Сталина и Шапошникова окружить и уничтожить клинскую группировку не был им выполнен. В Твери генерал Конев испытывал терпение Жукова и Сталина. Первым начав контрнаступление севернее Москвы, он уже десять дней топтался на месте без видимых результатов. Нарастающее раздражение слишком медленным темпом наступления не раз выливалось в жёсткие телефонные перебранки Жукова со Сталиным. Чаще всего они заканчивались тем, что Жуков в Перхушкове разражался площадной бранью и бросал трубку на рычаг. Проходили сутки, после чего Сталин звонил в Перхушково и примирительным тоном спрашивал: «Ну что, товарищ Жуков, Москву теперь удержим?» «Удержим», - отвечал Жуков. «Ну тогда я пойду посплю пару часов». С развитием контрнаступления, когда успехи генералов Рокоссовского на Волоколамском и Белого на Каширском направлении убедили Сталина в том, что об оставлении Москвы в ближайшем будущем можно забыть, он и в телефонных переговорах с Жуковым перехватил инициативу и уже не давал спуску строптивому командующему фронтом, давая ему понять, кто в доме хозяин. Жуков, в свою очередь, спускал собак на подчинённых. Чаще других доставалось генералу Рокоссовскому. Жуков приказал ему «стремительно преследовать противника, не дать ему закрепиться на истринском рубеже и на плечах отступающих форсировать реку». С этой задачей Рокоссовский справился. Сковав противника на флангах атаками подвижных группировок генералов Ремизова и Катукова, он приказал 9-й гвардейской (бывшей 78-й) дивизии Белобородова форсировать Истру. Немцы взорвали дамбу Истринского водохранилища. Под огнём противника сибиряки Белобородова, поддержанные с берега огнём артиллерии и миномётов, форсировали разлившуюся реку на подручных плавсредствах – брёвнах, заборах, воротах, плотах из соломы. Одновременно слева от 16-й армии перешёл в наступление, прорвав растянутый фронт армии фон Клюге, кавалерийский корпус Доватора, а южнее Каширы корпус Белова, взаимодействуя с 10-й армией, выбил Гудериана из Сталиногорска. Под Клином, в центре и на правом фланге группы армий фельдмаршала фон Бока возникла критическая ситуация. Фон Бок, опасаясь окружения под Истрой, дал войскам разрешение на отход по Волоколамскому шоссе. Рокоссовский их преследовал. Не имея в своём распоряжении спецтехники для прокладки колонных путей по целине (в то время такой техники ещё не было), Рокоссовский был вынужден следовать за противником по большой дороге. 12 декабря наступила оттепель, затем снова подморозило и дороги обледенели. Пошёл снег. Пехота и сапёры едва справлялись с расчисткой дороги от снежных заносов, мин, брошенных при отступлении немецких танков, тягачей, орудий, грузовиков с пустыми баками, телег с обозным имуществом и окоченевших трупов павших лошадей. Между тем в Ставке и в Генштабе командование уже вошло во вкус наступления. Жукову была поставлена задача поддерживать темп наступления 10-15 километров в сутки. Жуков, который и сам рвался в бой, потребовал от войск вдвое большего – 20-25 километров в сутки. «Разъяснить всему начсоставу, что всякое промедление, всякая нерешительность могут гибельно сказаться на судьбе наступления. И спасти врага от разгрома. В случае сопротивления противника и невозможности обойти его с флангов собрать на узком участке массу артиллерии, реактивных установок, миномётов и дать такой уничтожающий огонь, от которого не устоит никакая оборона. После этого смело бросать на узком участке пехоту со всей массой танков, сопровождая их всё время артогнём и ударами авиации. Командиров, проявляющих нерешительность, снимать как неспособных». Войска не справлялись с поставленными им непосильными задачами. На правом крыле Западного фронта они продвигались в среднем на 6 километров в день, на южном – на 10 километров. Жуков был недоволен. И всё же наступление продолжалось. 18 декабря генерал Гёпнер доложил в штаб группы армий «Центр», что командующие корпусами 4-й танковой группы не гарантируют удержание фронта по линии Руза, Волоколамск, река Лама. «Линия обороны на участке Благовещенское, Волоколамск не имеет никаких естественных рубежей и проходит по непросматриваемой местности. Оборонять такой рубеж можно только крупными силами. На северном участке 9-го армейского корпуса 252-я пехотная дивизия после непрерывных боёв сильно ослаблена. На северном фланге 46-го мотокорпуса сегодня потерпела поражение 11-я танковая дивизия». Воодушевлённый победой Жуков, полагая, что разбил немецкий арьергард, поставил войскам Западного фронта амбициозную задачу «продолжая безостановочное наступление, к исходу 27 декабря выйти на фронт Зубцов, Васютино, Златоустово, Гжатск, Киселёво, Михайловское, Медовники, Малоярославец, Зайцево, Полотняный Завод, Булгаково, Липицы, Лихвин, Белёв». Однако безостановочного наступления не получилось. Сопротивление противника усиливалось с каждым днём. У Рокоссовского в дивизиях под ружьём насчитывалось по 1200-1600 человек, у его соседей справа и слева дела обстояли немногим лучше. Жуков, следуя сомнительному методу фон Бока под Москвой, какое-то время поддерживал затухающее наступление, перебрасывая ослабленные части с участка на участок и создавая временные ударные группировки. Сначала это помогало, затем, с выходом на рубеж рек Лама и Руза, перестало помогать и это: все попытки 1-й ударной, 16-й и 5-й армий форсировать Ламу и Рузу в последние дни 1941 года и в первую неделю 1942 года успеха не имели. Лишь 20-й армии генерала Власова после восемнадцатидневных боёв удалось захватить плацдарм на западном берегу Ламы и вклиниться в оборону противника на 18 километров.






Читатели (1006) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы