ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Сказка заброшенного дома. новая версия

Автор:
Автор оригинала:
изабелла валлин
Большой песчаный кит живёт в бухте возле моего дома. Было время – закидывала буря в его пасть пиратские корабли.
Мачты этих кораблей пустили корни и проросли сосновым лесом на спине кита. И как тряхнёт этот лес порыв ветра, так зазвенит в зелёных парусах: -«Ё хо- хо и бутылка рома!»

Ранняя осень. Ещё сохранилась зелень в желто-красной седине листьев. Кокетливо проглядывает сквозь ворсинки мха оранжевая бахрома лисичек.
..
Намеренно громко шуршу листьями. Здесь полно змей. Самая опасная из них – змея времени - наступишь ей на хвост и канешь в другое время. Её следы здесь повсюду – электрические провода памяти, покрытые травой тропы, по которым ходят лишь призраки. В восточном пригороде Стокгольма часто встречаются покинутые жилища – дома, хутора, подворья или целые деревни, поглощённые лесом.
Чёрные остовы из полусгнивших досок – как забытые суда на причалах в бухтах времени. Еле заметные в траве каменные квадраты фундаментов, усыпаны летом земляникой, осенью маслятами. Заросшие опушки полыхают пионами, удивляют медовыми плодами статных яблонь.
Там иногда встречается, как послесловие оседлой жизни, покореженный вагончик – приют бездомных.

. Покинутый господский дом окружал разросшийся малинник. Люди, почему-то обходили его, хотя аллея к дому манила вглубь россыпью и земляники летом и блеском коричневых шляпок боровиков осенью.

Не то что бы я польстилась на рассыпанные приманки. Видно, наступила на хвост змеи времени, и она укусила меня

Я вышла к дому на закате. Продралась сквозь малиновые кусты.

В Доме-призраке не было дверей, и крыша над залой провалилась. Сколько ему лет? Двести, а то и больше. Все пространство вокруг увито плющом.. Балкон, как капитанский мостик с видом на пруд.
Там, наверное, был медный морской колокол, в который звонили, когда был готов обед, что бы слышали те, кто удил рыбу в пруду неподалеку. Вокруг дома полукруглая стена из булыжников - как крепость и сложенная из камней пристройка - видимо винный погреб.
Внутри дома птичьи гнёзда, покрытая густой пылью растрескавшаяся мебель.
Как ни странно, сохранились стекла в окнах, пожелтевшие кружевные занавески и зеркала в спальне.

Затаив дыхание поднимаюсь по винтовой лестнице на второй этаж. В пролёте на стене портрет - литография, весь в потеках. Еле различимые черты лица молодой женщины. Чем то похожа на меня. Из окна кабинета на втором этаже вижу последний луч заката. Осторожно спускаюсь вниз. Страшно скрипят ступеньки. Кажется, лестница вот – вот рухнет, и полечу я прямо в пекло к чертям собачьим.
Ещё раз встречаюсь лицом к лицу с полустёртым портретом.…Твёрдый, немного лукавый взгляд, капризно поджатые губы, причёска и платье семнадцатого века.

Быстро темнело. Прощай Дом - призрак. Я шла по аллее, как будто кто - то смотрел мне в спину, я обернулась - на чёрных, как нефть, волнах времени покачивался остов пиратского корабля…

Смеётся чёрный Роджер
В поднятых парусах.
Есть сердце в океане,
Есть сердце в облаках.



Ночью шёл дождь, и мне снилась, будто я бездомная, сплю на драном матрасе в спальне Дома – призрака. Совсем рядом раздавалось чьё - то басистое покашливание и детский смех.

Гуляя по старым улицам Стокгольма, я слышала, словно эхо, голос моей фантазии - девчонки подростка, поющей на французском о Марсе, срезающем маргаритки.
Цокали каблучки её маленьких парчовых туфелек по каменной мостовой, шелестел подол бирюзового, расшитого золотом платья.
Я шла за ней следом Всё не могла нагнать. Но вот она остановилась, обернулась, и в этот момент я стала ею.

Фантазия это моё имя– так назвали меня родители. Мне было пятнадцать лет. Моему богатому покровителю было пятьдесят. Его звали Жорж.
Мои амбиционные разорившиеся родители разрешили денежные неурядицы за мой счёт.
Я встретила Жоржа впервые, когда мне было десять лет, на празднике Середины Лета. Я устала плясать, устала от громкой музыки. Совсем недалеко от площади, в парке, среди роз и цветущих, душистых специй не было ни одной живой души. Я углубилась в прохладу парка. и вскоре звуки праздника стихли.
Он сидел в тени беседки в кресле и смотрел в телескоп
Мне тоже захотелось посмотреть.
«Это не игрушка!» - :сказал Жорж
Я разозлилась, надерзила. Мне понравилась его снисходительная улыбка.

Он сидел в гостиной и беседовал с моими родителями. Я вбежала, играя со щенком.
Родители закатили глаза:
- Она смеётся!
Мы с Жоржем посмотрели друг на друга как заговорщики
Мы оба были авантюристами по натуре
Он был учёным и негоциантом.
Он учил меня всему от фехтования до астрономии.
На весёлых праздниках я часто забывалась, и он тихо спрашивал: «С кем ты?»
Однажды после столкновения с реальностью я твёрдо сказала ему: «С тобой».
Я не любила, но была привязанность, дружба, благодарность
. Он часто разъезжал по делам, и я всегда сопровождала его.
Особенно нравились мне морские путешествия. Я любила море – его запах, открытый простор и зыбкость.

Я не думала об опасностях связанных с этими путешествиями – и напрасно.

Однажды на наш корабль напали пираты.
Словно черти из адской табакерки выпрыгнули они на палубу. Я, видимо, была слишком слаба, чтобы воспринимать ужасное происходящее как реальность.
Но вот на сцену театра страшного абсурда вышла новая фигура -
пиратский капитан. Когда я увидела его, то поняла, что ничего стоящего в жизни до этого момента вообще не видела.
Вокруг текла кровь, умирали люди, а я думала о том, как странно меняется цвет в его глазах – от зеленовато – голубого до карего. Ещё я думала, что он смуглый и кудрявый как цыган, и если я сейчас умру, то не напрасно. Его лицо было спокойно, движения удивительно точны. Он отдавал приказы негромким голосом, звук которого проникал, как клинок, сквозь остальные звуки.

И вот бедные пассажиры стоят на корме, как на чаше весов.

Капитану нужна была женщина. Выбор пал на пышногрудую примадонну, и ещё капитану нужен был образованный собеседник. Выбор пал на Жоржа. Остальных за борт.
Я поняла, что Жорж любит, когда он сказал, что скорее отправится за борт со мной…
Капитан посмотрел на меня.
- Ладно.
«Возьмёшь двух баб?» - раздался хриплый возглас одного из пиратов
И дюжина лужёных глоток взорвалась диким хохотом.
« Я жене не изменяю » - капитал иронично глянул на примадонну.
- А кому девчонка? Всем?
- Отползли от неё!!! Девчонка с отцом!

Капитан держал своих головорезов в узде.

Нам с Жоржем отвели место в коморке рядом с каютой капитана. По ночам я слышала фальшивый смех и фальшивые стоны примадонны.

Мои дерзости вызывали взрывы хохота у команды. Капитан говорил: «Не играй с огнём!»
И вот однажды мне пришлось идти по доске. Я обернулась, что бы ещё раз посмотреть на него, и он понял мой взгляд. Доска завибрировала, и я упала как «конфетка акуле в пасть» - сказал один из пиратов.
Капитан прыгнул следом.
Я словно превратилась в русалку. Там в глубине я могла обнимать его и прижиматься к нему сколько угодно, и это был самый счастливый миг моей жизни.
Стая акул шла следом за кораблём. Акула не дура, но капитан полоснул её ножом. Другие акулы накинулись на неё. Когда он поднялся со мной на борт, я не могла расцепить рук.
Боцман добродушно сказал: «От страха».
Когда он пришел в каюту навестить меня, я хотела кинуться ему на шею, но он сделал предупреждающий жест и сказал:
- В следующий раз прыгать не буду.
- Будешь. Признайся, что влюбился! Ты же сам обнимал и целовал меня в воде!
- Сумасбродная девчонка.

Фальшивая примадонна больше не смеётся и не стонет за стеной.

«Я знаю, что ты мой ! Я слышу твои мысли! Я обращаюсь к тебе и слышу ответ.»

Я не знала, как погасить свою страсть.

Я целовала Жоржа через силу. Он гладил меня по щеке, пытаясь утешить

:
Пиратский корабль настигли суда государственной флотилии. Они давно охотились за ним

Палубу корабля заливал неестественно яркий свет, словно дрались не люди, а их души. В этом слепящем свете невидно было красок, невидно было крови, как при захвате нашего корабля, я не верила в реальность происходящего. Я словно оглохла.
Я не слышала выстрела, когда Адмирал государственной флотилии стрелял в тебя
Я видела, как ты упал, и маленькое солнце вышло из твоей груди, поднялось над тобой, облетело палубу
И вдруг я почувствовала тебя, твоё тепло, как тогда в воде. Я видела твоё лицо сотканное из света. Ты улыбался и говорил:
- Что бы ты делала, если бы было иначе? Всё будет хорошо.

Когда я зарыдала, боцман сказал: «Это она от счастья».
Она его ненавидела. Другие подтвердили. Капитан скептически хмыкнул.
Один из его офицеров сказал: «Они были в плену у пиратов. Бог знает, что пережили»... Это был довод. К тому же твоя примадонна стала строить глазки капитану. А что ей ещё оставалось делать?
Я всхлипывала на груди у Жоржа.

«Всё будет хорошо». Так и было. Мой покровитель женился на мне, и я прожила всю жизнь в достатке и всю жизнь помнила и любила тебя.


Тонул в закате красном
Пылающий корвет…
С тех пор прошло всего лишь
Недолгих триста лет.

Висит истлевший парус,
И мачта не скрипит,
А сердце в океане не бьется,
Но не спит…
.

Я сидела на белом песке у морской кромки и смотрела на закатный горизонт. Я не обернулась на приближающиеся шаги и на твою фразу. Мне не нужно смотреть, чтобы видеть тебя. Ты плюхнулся на песок, сзади одной рукой обнял меня и протянул на ладони жемчужину. Я положила ладонь сверху, и мы стали катать её между ладонями глядя на закат.
Я стёрла щекой капли воды с твоего плеча.

Прожив пятьдесят лет, я умерла, умиротворенная, уважаемая родными и близкими.
Моё одеревеневшее тело отпустило душу.
Не было никакого удивления - этот день, который клонился к вечеру продолжался десятки лет, и часть меня всегда была там, с тобой…
Обыкновенный день у моря - просто в этом Лимбо время шло иначе. Там мы были такими, как тогда. Мы не расставались. У нас ещё был весь вечер и вся ночь.

На барханах, поодаль от пляжа стояли рядом две лёгкие конструкции, напоминающие дельтапланы. Их крылья излучали свет.
Два силуэта в сияющих лётных комбинезонах шли вдоль кромки моря.

Каждый сел в свой воздушный корабль. Минута – и они скользнули ввысь, оставив в небе след в форме креста.

Нам был день для этой встречи.
Один лишь день, длиной в сто лет.
И отдохнув за это время,
Мы отправляемся в полёт.

Блеснул на ткани серебристой
Земных лесов, полей узор
И наклонился, развернулся,
Взорвался светом горизонт…





Фантазия приземлила свой летательный аппарат под моим окном.
Безумный сосед со второго этажа выглянул и стал ещё безумнее.

Первые заморозки. Перед Домом – призраком растет маленькая ёлочка. Рядом стоит старая буржуйка. Я развела огонь.
Люблю приходить сюда.. Открою термос – кофе с коньяком. Пью и смотрю, как садится солнце.

Внутри дома стены покрыты инеем.
Тишина тут полна еле слышным многоголосым шепотом.
Фантазия говорит: - «Мой дом – твой дом».



Читатели (269) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы