ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Чужой виноград

Автор:
ЧУЖОЙ виноград

На просторной кухне в студенческой общаге было необычно тихо. Лето, середина августа. Народ поразъехался кто куда. Многие однокурсники Леры были еще на практике в экспедициях по всему Союзу, а те, кто уже вернулся – разлетелись по домам, навестить родителей.

Лера стояла у электрической плиты и помешивала гречневую кашу в небольшой кастрюльке. Греча на ужин – почти праздник для студентки. Девушка как раз на днях отоварила продуктовые талоны и купила кило любимой крупы.

Окно кухни выходило в парк, и хорошо было видно, как там, среди зелени, резвятся ребятишки, гуляют молодые мамочки с колясками, бойкие бабульки на скамейках что-то оживленно обсуждают.

В кухню вошел незнакомый Лере парень. Смуглый, черные волосы, характерный орлиный нос. Нет, Валерия раньше его ни в общежитии, ни в универе не видела. Возможно, первокурсник? Хотя, выглядит взрослее обычных первокурсников.

Парень приветливо улыбнулся Лере и подошел к раковине. В руках у него была тарелка с огромной гроздью винограда. Девушка невольно сглотнула слюну, очень аппетитно выглядели спелые крупные ягоды, которые парень мыл под тонкой струей воды. В магазинах такого винограда не купишь. Да и в Сибири, откуда Лера приехала в Ленинград, такой виноград не рос. Лучи заходящего солнца играли в капельках воды на изумрудных прозрачных ягодах и Лера мечтательно улыбнулась. Здорово, что сейчас лето! И день такой солнечный. Настроение у Валерии было великолепное.
Парень домыл виноград и ушел. А Лера еще немного побыла на пустой кухне и когда гречка доварилась тоже ушла в свою комнату. Её комната была угловая, одна из двенадцати комнат в блоке. И на эти двенадцать комнатушек была одна общая кухня и один санузел. Так и жили. И очень весело жили. Дружно.

В Лериной девятиметровой комнате стояли две металлические кровати со скрипучими пружинами и полосатыми бугристыми матрасами. У большого окна стояла её кровать, а у стены – соседки Светки, с которой они учились в одной группе и вот уже два года жили в одной комнате. Светка должна была прилететь из экспедиции с Енисея через пару дней. Рыбы опять привезет целый мешок, как после прошлогодней экспедиции. До нового года рыбой питались и гостей кормили. На стене в рамке висела Светкина фотография – в полосатом тельнике-безрукавке, загорелая, волосы выгорели от постоянного пребывания на солнце. Улыбка, как всегда до ушей, а в руках – огромный осетр, наверное, сантиметров семьдесят в длину. Сама выловила. Прямо с борта учебного судна. Ребята, конечно, помогли, но всё равно – сама выловила. Лера подмигнула улыбающейся Светкиной физиономии на фотке.
Стол у второй стены был и обеденным, и учебным. Частенько за ним собирались шумные студенческие компании. За этим стареньким деревянным столом, накрытым дешевой клеёнчатой скатертью и к сессии готовились, и институтские уроки делали, и дни рождения и праздники отмечали.
Лера достала глубокую тарелку с мелкими цветочками вокруг золотого ободка, купленную еще на первом курсе с первой стипендии, наложила туда рассыпчатой дымящейся гречи, насыпала сверху две ложки сахарного песка, тоже купленного по продуктовому талону, и залила сверху молоком. Кусок ржаного хлеба дополнил вечернюю студенческую трапезу.
Вечер обещал быть скучным. В общежитии были только будущие первокурсники, абитуриенты, никого из них Лера не знала. Кое-кто из ребят старших курсов тоже не поехал домой и ошивался в общаге, но вряд ли кто-нибудь к ней заглянет этим вечером. На книжной полке дожидался серый томик в кожаном переплете. Ремарк «Три товарища». Очередь в книжном за этим томиком была огромная, в тот день дефицит выкинули. Но ей, Лере, повезло, и она выскочила из книжного магазина взмыленная, растрепанная, но с желанной книжкой в руках. И вот сегодня она проведет весь вечер с героями этого романа Эриха Марии Ремарка.
Лера налила себе холодного слабозаваренного чая из пузатого заварочного чайника, как шутила Светка про такой студенческий чай - «моча молодого ёжика». Удобно уселась на скрипучей кровати, подложив под спину объемную перьевую подушку в белой наволочке с печатью общежития. Всё постельное белье было с синими прямоугольными печатями. Накрыла ноги вязаной кофтой, открыла серый томик Ремарка и начала читать:
« Небо было желтым, как латунь, и ещё не закопчено дымом труб. За крышами фабрики оно светилось особенно ярко. Вот-вот взойдет солнце. Я глянул на часы. До восьми оставалось пятнадцать минут. Я пришел раньше обычного…»

Валерия посмотрела в окно своей маленькой комнаты. Несмотря на поздний вечер, на улице было еще светло. Белые ночи. Самая пора для романтических прогулок на свежем питерском воздухе. День и вечер сегодня были удивительными, ветра на улице почти не было и небо было безоблачным.

В дверь постучали. Стук тихий, какой-то неуверенный. Кто бы это мог быть?
- Войдите, - Лера не запирала дверь.

Девушка спустила ноги с кровати и надела шлепанцы, собираясь встать и открыть гостю дверь, но дверь распахнулась. На пороге стоял тот самый незнакомец, которого Лера видела сегодня на кухне. Он лучезарно улыбался и держал в руках большое блюдо с виноградом.

-Можно? – парень вошел в комнату.

Лера невольно поправила легкий ситцевый халат на пуговицах и накинула на плечи кофту.

Парня звали Гоги, он приехал из Грузии, поступил на первый курс того же факультета, где училась Лера. Его поселили рядом с Лерой, через две комнаты, и он пришел по-соседски познакомиться с девушкой, все равно никого из студентов, живущих рядом, пока нет. И принес виноград, свой, домашний, родители ему в дорогу собрали.

Все это Гоги выпалил девушке скороговоркой, с небольшим акцентом.
Блюдо с изумрудными ягодами оказалось на столе и ребята весь вечер уплетали вкусные сочные виноградинки, весело болтали и смеялись. Гоги оказался интересным собеседником. Он рассказывал о своей жизни в небольшом поселке, где они с родителями и двумя старшими братьями выращивали виноград на больших виноградниках, о том, как они делали из выращенных ягод вино, как отец с одним из его братьев ездил в район, где на базаре они продавали свой виноград, домашнее вино и изюм. Еще он рассказал, как окончил среднюю школу, и учительница русского языка посоветовала парню ехать в Ленинград, поступать в университет.
Лера с интересом слушала молодого человека и за обе щеки уплетала спелые сочные ягоды. Вкуснее она ничего в жизни не ела.

Когда виноград на блюде закончился, парень придвинулся ближе к Лере. Он взял её своими крепкими загорелыми руками за плечи, чуть наклонился к девушке и попытался поцеловать в губы. Его дыхание обожгло Валерию, она вздрогнула и попыталась вырваться.

Но Гоги держал её крепко и искал губами её губы. Одной рукой он продолжал удерживать девушку за плечо, а другой лихорадочно пытался расстегнуть пуговицы на её халатике.

Лера вскрикнула, с силой оттолкнула от себя разгоряченного парня. Пощечина отозвалась в комнате звонким эхом.
Гоги с удивлением посмотрел на девушку и сказал:
-Почему? Ты же ЕЛА МОЙ ВИНОГРАД!

Валерия запомнила бурный вечер в пустой студенческой общаге и эту фразу первокурсника, соседа, южного темпераментного парня Гоги на всю оставшуюся жизнь. И что бы с ней не происходило в жизни, как бы трудно ей не было, она никогда не ела чужой виноград.

30 января 2007 г.




Читатели (1431) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы