ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 334

Автор:
Глава ССCXXXIV


Когда майор Зимин был ещё курсантом лётной школы, он как все мечтал стать лётчиком-испытателем. Окончив с отличием сначала Ленинградскую военно-теоретическую школу лётчиков, а затем практическую лётную школу в Энгельсе на Волге, он получил право самостоятельно выбрать место службы из списка вакансий, предложенного ему председателем экзаменационной комиссии. Мечта молодого пилота могла в этот момент осуществиться. Однако председатель комиссии посоветовал лейтенанту выбрать другую вакансию и отправиться пилотом истребителя на Дальний Восток.
- Обстановка там сейчас такая, что у вас будут прекрасные шансы не только пройти боевое крещение, но и получить медаль, а то и боевой орден.
Лейтенант Зимин не раздумывая согласился. В Калуге, куда он заехал, чтобы повидаться с матерью, зарабатывавшей стиркой и шитьём, чтобы прокормить троих его братьев и сестёр, пилота окружили школьные товарищи, с завистью рассматривая новенькую форму военного лётчика. Но место будущей службы товарища вызвало у всех лишь сочувствие и недоумение.
- Как тебе не повезло! Это же такая даль. И что тебя там ждёт?
Задумывался об этом и сам лейтенант, которого курьерский поезд две недели вёз через всю страну на восток, и казалось, что путешествию не будет конца. На пятнадцатый день Зимин сошёл с поезда на станции Уссури. 31-я отдельная истребительная эскадрилья дислоцировалась рядом в глухом лесу. Пилоты, в большинстве своём, как и Зимин, только что выпущенные из лётных школ, ютились в лесу возле лётного поля в палатках и землянках. Начальство жило в бараке. Рядом строился ещё один, куда со временем переселился и лейтенант Зимин. Три отряда полуторапланов И-5 по 9 самолётов в каждом – таков был состав отдельной эскадрильи.
Быстро освоив новый для себя самолёт (в школе Зимин первый год летал как все на У-2, а затем после 19 полётов с инструктором самостоятельно поднял в воздух капризный Р-1, на что собралось посмотреть как на чудо школьное начальство), Зимин приступил к отработке пилотажа в составе звена. Опытный командир звена не жалел новичков, он специально снижался к самой земле и подолгу кружил над рисовыми полями и болотами на высоте 10-15 метров. Хочешь жить – не отставай от ведущего и чётко соблюдай место в строю. И ведомые, покрытые холодной испариной, быстро схватывали приёмы группового пилотажа. Подобная практика помогала командиру эскадрильи ускоренно вводить в строй молодой лётный состав. Спустя год Зимин сам стал командиром звена, а спустя ещё полгода – командиром отряда.
Пока Зимин и его товарищи осваивали в 1936-37 годах И-5 (налёт на каждого лётчика в год составлял 150-160 часов), на вооружение японских ВВС в Маньчжурии поступили новые истребители И-95 и И-96. Перехватчик И-96 развивал скорость под 400 километров в час и превосходил И-5 по скорости, дальности полёта и огневой мощи, не уступая ему в маневренности. Однако техническое превосходство японцев продолжалось недолго – в том же 1937 году самолёты И-5 в эскадрилье Зимина заменили на новенькие И-15, в следующем году – на И-15бис, а в КБ Поликарпова уже готовили к выпуску следующую модель – «Чайку» И-153.
31-я эскадрилья была к этому времени переформирована в авиаполк, а отряды стали называться эскадрильями. Зимину командовать эскадрильей было не по чину, пришлось пойти заместителем к старшему по званию. Дефицит пилотов в стране был преодолён, начальников стало больше, а каждый начальник, как известно, нуждается в трудоустройстве. Этими в сущности бюрократическими соображениями и диктуются почти всегда переименования и переформирования в армии, авиации и на флоте. Однако в 1938 году всё было иначе: из Испании возвращались пилоты, обогащённые опытом боёв с немецкими асами. Их было много, а ставить командовать эскадрильями героев-орденоносцев у начальства в Москве не поднималась рука. Так и стали эскадрильи полками, а авиаотряды – эскадрильями. Приморскую группу ВВС возглавил комбриг Рычагов, имевший за плечами, несмотря на молодость, богатый опыт боёв в небе Испании и Китая. Под его командованием в Приморье прошли масштабные воздушные учения. В учебных боях сходились по 100 и более истребителей. Бои чередовались с манёврами и перебазированиями частями и целыми соединениями. Вскоре Зимин прекрасно ориентировался в аэродромной сети Приморья.
Летом 1938 года эскадрилья Зимина перебазировалась на аэродром Барабаш у озера Хасан. Туда же были переброшены ещё четыре эскадрильи истребителей. На маленьком полевом аэродроме, окружённом горами, с трудом разместились 75 самолётов. С одной стороны горы были крутыми, с другой поднимались более полого: там протекала узкая горная речка. Между горами тянулась взлётная полоса, которая и была аэродромом. Самолёты стояли впритык рядом с полосой, рассредоточить их не было никакой возможности. 5 августа был получен приказ: 6 августа в 9 часов утра наземные войска переходят в наступление. За 10-15 минут до начала наступления нужно было нанести по высоте Заозёрная бомбовый удар. После 9 часов бомбометание запрещалось. Пилотам, по каким-либо причинам не успевшим отбомбиться, было приказано сбросить бомбы в залив. Сразу по получении приказа у начальника Зимина, назначенного командующим всей группой истребителей прикрытия, случился жестокий приступ малярии. Вечером на аэродром прилетел комбриг Рычагов. Узнав о болезни командира, Рычагов назначил командующим лейтенанта Зимина. Лейтенант Зимин доложил, что в группе есть капитан, командир одной из эскадрилий истребителей Тихоокеанского флота. Рычагов, по возрасту ровесник Зимина, оставил свой приказ без изменений. Стремительно продвигаясь по служебной лестнице, Рычагов к началу войны с Германией достигнет самого верха, он станет начальником Главного управления ВВС и заместителем наркома обороны, а затем будет арестован и расстрелян, вслед за Тухачевским, Блюхером и многими другими, кто имел неосторожность переходить дорогу в армии и в государственном аппарате посредственностям, склонным к несвоевременным приступам малярии, но зато спаянным круговой порукой завистливой серости.




.




Читатели (254) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы