ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 333

Автор:
Глава ССCXXXIII


Самолёт уносил Конева из Москвы в Читу. Мысленно возвращаясь к полученным в Генштабе инструкциям, Конев вспомнил картину Сурикова «Переход Суворова через Альпы». Предстоящий марш-бросок через каменистую пустыню Гоби, где нет автомобильных дорог и где дуют ветры, валящие путника с ног, заставил командующего особой группой войск (две стрелковые бригады, кавалерийская дивизия, три артполка, отдельный танковый батальон), вспомнить о гренадёрах Суворова на обледенелых горных дорогах над альпийскими пропастями. В Чите Конева встретил Блюхер, командующий Отдельной Краснознамённой Дальневосточной армией. Всё было готово к марш-броску. Спустя двое суток группа Конева, встреченная на границе с Монголией маршалом Чойбалсаном, выдвинулась по гористому бездорожью на границу с Маньчжоу-Го, где с недавних пор Япония активизировала военные приготовления. У Японии, оккупировавшей в начале века Маньчжурию и часть северного Китая и создавшей на этой территории марионеточное государство Маньчжоу-Го, имелись территориальные претензии как к Монголии, так и к России, и вопрос о границах между тремя государствами не был до конца урегулирован. Это приводило к пограничным инцидентам, которые в последние несколько месяцев участились и приобрели характер откровенных вооружённых провокаций. Япония явно намеревалась от дипломатических представлений перейти к силовым действиям, об этом свидетельствовало сосредоточение в непосредственной близости к границе значительных сил японской пехоты, артиллерии и авиации. Монгольская армия, состоящая главным образом из кавалерии, не могла на равных противостоять японской армии, и протокол о взаимной помощи, подписанный Монголией с СССР, был для неё вынужденной мерой. В свою очередь, Советский Союз был заинтересован в том, чтобы в условиях экспансии Японии в дальневосточном регионе иметь на юго-восточных границах дружественное буферное государство, через территорию которого, помимо прочего, проходил участок Транссибирской магистрали, связывающей Москву с Дальним Востоком.
Марш-бросок группы Конева совершался в трудных условиях. Подниматься с техникой на каменистые холмы часто не позволял пересечённый характер местности, а в низинах между холмов грузовики то и дело увязали в песке. Вокруг не было ни деревца, ни травинки.
Завершив двухдневный марш-бросок и выйдя на указанные Чойбалсаном позиции, войска стали окапываться. Лопаты звенели о каменистую почву. Бойцы рыли неглубокие ямы для ночлега на несколько человек и затягивали их сверху палатками. Вскоре всадники Чойбалсана доставили в лагерь Конева войлочные юрты для командного состава. Затем в юрты и тёплые землянки перебрались и бойцы. Быт таким образом наладился. Однако для строительства оборонительных сооружений нужна была древесина. Её везли из России за сотни километров. Японская разведка быстро обнаружила развернувшуюся на границе группировку. Этого оказалось достаточно, чтобы предотвратить немедленное нападение на Монголию.
Маршал Чойбалсан был частым гостем в юрте Конева. Вскоре он привёз ему орден Сухэ-Батора, а из Москвы командующему прислали орден Красного Знамени. Свежие новости поступали из Читы: в связи с возросшей военной угрозой маршал Блюхер возглавил вновь учреждённый Краснознамённый Дальневосточный фронт в составе двух армий, одной из которых предстояло теперь командовать Коневу. Это ускорило отъезд Конева в Читу.
Лето 1938 года было в разгаре. В июле Япония предложила Советскому Союзу отвести погранотряды с высот Безымянная и Заозёрная у озера Хасан в 130 километрах юго-западнее Владивостока. Высоты были расположены в пределах узкой километровой полосы, отделяющей западный берег озера от остальной части треугольного полуострова между озером Хасан и излучиной реки Тумень-Ула вблизи впадения её в Японское море. Большую часть полуострова, включая озеро Заяц и высоты Чёрная, Богомольная и Орёл, контролировали японские войска. В случае оставления советскми пограничниками узкого плацдарма в руках японцев оказывалась прекрасная естественная крепость, расположенная на острове, подобно Мантуе, служившей на рубеже XVIII и XIX веков ключом к обладанию Северной Италией сначала для австрийцев, потом для генерала Бонапарта, потом для Суворова, потом опять для Бонапарта, возвратившегося из Египта. Советское правительство по понятным причинам отклонило территориальные претензии. 25 июля стало известно, что Япония подтянула к реке 19-ю пехотную дивизию, а в устье реки появились японские военные корабли. Рано утром 29 июля две роты японской пехоты перешли границу и атаковали погранотряд лейтенанта Михалина на высоте Безымянная. Три часа продолжался неравный бой десяти пограничников с двумя ротами японской армии, а когда высота была японцами захвачена, к высоте подошли два батальона 40-й стрелковой дивизии, после чего японцы на высоте Безымянная из охотников превратились в дичь. К вечеру японцы были выбиты с высоты. Однако усилить свои два батальона командир 40-й стрелковой дивизии полковник Базаров не смог. Развернув артиллерию в районе высоты Богомольная и выдвинув пулемётные расчёты к обоим узким перешейкам, ведущим на полуостров в обход озера Хасан, японцы пресекли попытки Базарова доставить подкрепления на высоты. Обойти огневые точки японцев с фланга Базарову не позволяли линии проволочных заграждений, установленные вдоль границы в районах обоих перешейков.
31 августа уже два полка японской пехоты, переправленные через реку японцами и поддержанные огнём артиллерии, а также огнём 15 кораблей и 15 катеров, обошли с двух сторон озеро Заяц, атаковали высоты Безымянная и Заозёрная, захватили их и окопались, используя пересечённый рельеф для оборудования огневых позиций пулемётчиков и снайперов. Контратаки, предпринятые полковником Базаровым 2 августа, успеха не имели.
Маршал Блюхер привёл обе армии фронта в полную боевую готовность, возложив единое руководство операцией по возвращению высот на начальника штаба фронта комкора Штерна. Конев выехал в расположение 12-й стрелковой дивизии, ближе других дивизий 2-й армии расположенной к месту конфликта, и разместил свой НП в Головино, в 25 километрах южнее Биробиджана. Обе стороны быстро подтягивали к району конфликта подкрепления. Японцы сосредоточили в районе полуострова три пехотные дивизии с артиллерией, кавалерийский полк и механизированную бригаду. Штерн сосредоточил на флангах, по обе стороны озера Хасан, две ударные группировки общей численностью 15 000 человек с 237 орудиями и 285 танками.
6 августа в 16 часов 180 бомбардировщиков в сопровождении 70 истребителей атаковали с воздуха японские позиции на высотах и после 45-минутной артподготовки ударные группировки Штерна перешли в наступление. 32-я стрелковая дивизия, усиленная танковым батальоном, атаковала с севера высоту Безымянная, а 40-я стрелковая дивизия с танками и разведбатальонами нанесла удар с другого фланга в направлении высоты Заозёрная. Развернулся ожесточённый бой за высоты. 8 августа японцы были выбиты с высоты Заозёрная, 9 августа – с высоты Безымянная. Весь день 10 августа японцы яростно контратаковали обе высоты, не считаясь с потерями, но все 12 атак были отбиты. После этого японский посол в Москве предложил прекратить огонь и начать переговоры по мирному урегулированию конфликта.




Читатели (202) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы