ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 332

Автор:
Глава ССCXXXII


- Вы сразу освоили комиссарское дело? – спросил в 1945 году в Праге у маршала Конева писатель Борис Полевой.
- Командовать и комиссарствовать учился одновременно. Сначала гоняясь за бандами по костромским лесам, затем сражаясь на Урале и на Дальнем Востоке. К счастью, мне везло в те годы. Меня окружали люди, у которых было чему поучиться.
13 ноября 1922 года, спустя три недели после вступления войск НРА во Владивосток, Народное собрание вынесло решение о вхождении Дальневосточной республики в состав России. НРА была преобразована в 5-ю армию. Конев перебрался из Читы в Никольск-Уссурийский, комиссаром в Приморский корпус Ольшанского (шесть стрелковых полков, кавалерийская бригада), отличившийся в ходе последнего наступления Уборевича. «Требую от всех проникнуться сознанием важности нашего дела, дела политического и военного. Рекомендую особое внимание обратить на два вопроса. Первый – сохранение рабочей прослойки в подразделениях. Второй – усиление партийного влияния на личный состав.» Так наставлял комиссар Конев руководящий политсостав соединений и частей, собирая его на регулярные совещания. Выступал Конев и на митингах перед красноармейцами, прибывавшими в корпус в составе маршевых батальонов. «Красноармейцы! Перед нами стоит целый ряд нелёгких задач. Силу и энергию для будущего мы будем черпать в героическом прошлом 5-й Краснознамённой армии, освобождавшей от белочехов и белогвардейцев Уфу и Омск, Томск и Красноярск, бившей банды Семёнова и Унгерна. В нашей армии воевали с врагами революции Тухачевский и Эйхе, Уборевич и Чапаев. Продолжать славные традиции героев – наша прямая обязанность!» В Москве были довольны работой комиссара Конева. Зимой 1923 года корпус был усилен сапёрными частями с понтонным парком, а также броневиками и авиацией. У Конева прибавилось работы, но появилось и свободное время. К новому месту службы – комиссаром 17-й стрелковой дивизии в Нижний Новгород – он выехал летом 1924 года с молодой женой и годовалой дочерью. Случайно или нет совпало новое назначение с развернувшейся в партии сразу после смерти Ленина борьбой за власть, неизвестно, но в Нижнем Новгороде Конев немедленно включился в борьбу с троцкизмом. «Утверждения Троцкого о возможности победы социалистического хозяйства у нас в стране только после победы пролетариата в крупнейших странах Европы обрекают пролетариат и трудовое крестьянство на пассивность, они на руку врагам социализма». Оказавшись на новом месте службы в новом окружении, комиссар не растерялся и сумел правильно поставить себя в отношениях с командирами частей и подразделений. «Вы, может быть, полагаете, что роль политорганов в армии сводится к агитации и пропаганде? Ошибаетесь. Комиссар и политрук могут и должны вмешиваться во все детали боевой подготовки и быта личного состава, они должны контролировать каждый шаг командования.»
- Вы, товарищ Конев, комиссар с командирской жилкой, - отметил вскоре начальник Конева, командующий войсками Московского военного округа и заместитель наркомвоенмора Ворошилов. – Это счастливое сочетание. Вам нужно учиться, овладеть всем, что есть в военной науке. Отправляйтесь на курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Военной академии имени Фрунзе.
Так Конев впервые оказался в 1926 году на скамье курсанта. «Мы делаем сейчас ставку на военно-техническую выучку академика, на умение не только принять решение, но и провести его в жизнь. Отсюда особое внимание в учебных планах к военным играм на карте и на местности, к технике управления и командному языку», - отмечал в 1928 году начальник академии Эйдельман. Обогатившись за два года познаниями в теории, комиссар Конев переквалифицировлся в командира полка. Сначала он возглавил 72-й стрелковый полк Самаро-Ульяновской Железной дивизии, затем 50-й имени Ворошилова стрелковый полк Московского военного округа. «Инициативен, энергичен. Решительный командир. Требователен к подчинённым. Целеустремлён. Пользуется деловым авторитетом». Так гласило резюме первой командирской аттестации Конева. Прошло четыре года, и благосклонное начальство сочло целесообразным двинуть командира полка в комдивы. Так в 1932 году Конев вторично оказался на скамье Военной академии. Окончив двухгодичный курс с отличной аттестацией, он отправился в Речицу командовать 37-й стрелковой дивизией Белорусского военного округа.
- Ночные тревоги. Длительные марши. Форсирование рек. Стрельбы. Всё это – залог успеха военного воспитания. Так внушал нам командующий округом Иероним Петрович Уборевич – дальновидный и мудрый полководец. Считаю его одним из лучших моих учителей. Человек большого ума, он превращал каждый разбор учений в школу для командного состава, - вспоминал впоследствии Конев. В один из июньских дней 1934 года в 37-ю дивизию нагрянула инспекционная проверка из штаба округа. Дивизия была поднята по тревоге и получила задание выдвинуться в сторону Днепра, отрабатывая на марше технику встречного боя, с последующим форсированием Днепра во взаимодействии с Днепровской военной флотилией. Сопровождая на марше дивизию, инспекторы, в числе которых, помимо сотрудников Оперотдела штаба округа, были представители всех родов войск из отдела оперативной подготовки, выборочно проверяли батальоны и артдивизионы на тактических учениях с боевой стрельбой, проверялось и качество командирской подготовки в подразделениях. «Командир дивизии Конев проявил в ходе учений высокие организаторские способности. Командиры частей работали инициативно, но под неослабным контролем штаба дивизии. Чувствуется командирская воля.»
Летом 1936 года Конев уже в качечстве командующего 11-м стрелковым корпусом провёл опытные учения, имевшие целью проверить на практике целесообразность включения танковых подразделений в состав стрелковых частей. Распределив по полкам батальоны опытных танкеток, Конев и его начальник штаба Колпакчи ставили войскам самые разнообразные оперативные задачи, имитирующие сложную боевую обстановку. В подписанном Коневым итоговом акте комиссии делался однозначный вывод в пользу усиления стрелковых полков танковыми батальонами. Спустя два месяца Коневу поручили провести учения с поступившими в войска опытными образцами самоходных артиллерийских установок. На учениях присутствовал начальник Генштаба маршал Егоров. В августе того же года Конев получил свой первый орден – Красной Звезды. Спустя год Конева вызвали в наркомат обороны к Ворошилову.
- Ну что же, правильно мы поступили, товарищ Конев, направив вас на командирскую должность. Дела у вас идут неплохо. Принято решение направить вас командовать особой группой войск в Монголию. Японское командование в Маньчжоу-Го сосредоточивает на границе с Монголией крупные силы. Правительство Монголии обратилось к Советскому Союзу с просьбой об оказании военной помощи. Действуйте быстро. Дорог каждый час. Подробности узнаете в Генштабе.


.




Читатели (1024) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы