ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 330

Автор:
Глава ССCXXX


Пятидесятитысячный Чехословацкий корпус, сформированный в России в апреле-июне 1917 года из военнопленных австро-венгерской армии и российских граждан чешской и словацкой национальности, был подлинным детищем революционного творчества новорожденной буржуазной России в области военного строительства. Уже было ясно, что Германия и Австро-Венгрия, не сумевшие достичь победы в 1914-1916 годах, мировую войну должны проиграть. Для многолетнего военно-экономического противостояния с державами Антанты у Германии и Австро-Венгрии не было необходимых ресурсов. Лишь упорство германского генералитета, жившего воспоминаниями о славных победах прусского оружия в XVIII и XIX столетиях и прочно контролировавшего власть в Берлине, ещё поддерживало обороноспособность Западного фронта. Однако казавшийся нерушимым союз с Австро-Венгрией, которая и развязала мировую войну, напав на Сербию, уже дал трещину, и австро-венгерский император за спиной воинственного союзника подавал странам Антанты недвусмысленные знаки готовности своей ещё недавно цветущей, а теперь ввергнутой в разруху империи к сепаратным переговорам. В Лондоне, Париже и Риме, однако, до поры делали вид, что не замечают этих знаков: там не без оснований ждали, когда старейшая в Европе империя окончательно рухнет, и каждый при этом рассчитывал урвать кусочек для себя. Не была исключением и Россия. Все эти сложные геополитические соображения были учтены энтузиастами в революционном Петрограде, посчитавшими возможным и целесообразным пойти на столь сомнительный во многих отношениях эксперимент, каким было создание Чехословацкого корпуса. Увы, принимая это спорное решение, в охваченном угаром воинственности правительстве революционной России ещё не допускали мысли о cкором коллапсе армии, экономики и власти в собственной стране, иначе от такой меры наверняка отказались бы, а вместо этого подумали бы о том, как восстановить и укрепить дисциплину в уже имеющихся войсках.
Корпус дислоцировался на левобережной Украине, предполагалось, что он примет участие в победоносном наступлении российской армии, намеченном на лето 1917 года, однако из этого наступления ничего не вышло, моральное же состояние войск на фронте становилось день ото дня всё более удручающим. Революционное брожение не обошло стороной и Чехословацкий корпус. И хотя отдельные части корпуса с честью выдержали боевое крещение в боях с регулярными германскими войсками, Временное правительство уже не считало это соединение вполне лояльным себе. Тем меньше оснований было доверять Чехословацкому корпусу у большевиков, свергнувших в союзе с эсерами Временное правительство осенью 1917 года. В марте 1918 года правительство Ленина передислоцировало корпус в тыл, в районы Тамбова и Пензы. Командование корпуса, встревоженное падением дисциплины в войсках и наблюдающее вокруг явные признаки нарастающей хозяйственной разрухи и надвигающегося голода, настоятельно потребовало у правительства Ленина немедленной отправки корпуса на Западный фронт, во Францию, где командиры надеялись вновь навести в частях жёсткую дисциплину, выгнав из них политических агитаторов. Это полностью отвечало и интересам большевиков, чьё партийное влияние среди солдат корпуса сильно уступало влиянию эсеров. Правительство дало своё согласие на эвакуацию корпуса морем через Владивосток, и весной 1918 года эшелоны с чехословаками растянулись по железной дороге через всю Россию с запада на восток на тысячи километров. Однако на пути корпуса к Тихому океану встали препятствия неодолимой силы. По той самой причине, которая делала присутствие корпуса в России нежелательным для большевиков, эсеры никак не могли так просто отказаться от своей козырной карты, не разыграв её. Это ускорило подготовку заговора эсеров. Их агитаторы пустили по эшелонам слух о том, что большевики специально рассредоточили корпус на огромном пространстве, чтобы тем легче было арестовать, разоружить и репрессировать нелояльные им войска по частям. Агитация эсеров была всемерно поддержана агентурой Великобритании, Германии и Японии: у каждой из этих стран были свои веские причины спровоцировать на Транссибирской железной дороге антибольшевистский вооружённый мятеж. Кроме, быть может, Франции и большевиков в Москве никто не хотел выпустить чехословаков из Прикамья, с Урала и из Сибири. Результат был, таким образом, предрешён, и в мае, в разгар передислокации по железной дороге, корпус поднял мятеж. Всех отказавшихся примкнуть к мятежу разоружили, многих из них на месте предали военно-полевому суду. Вспыхнув в Мариинске, мятеж стал стремительно распрстраняться. В первую же неделю мятежники взяли под контроль Челябинск, Новониколаевск (Новосибирск), Пензу, Сызрань, Петропавловск и Томск. В начале июня ими были заняты Курган, Омск, Самара и Красноярск. 29 июня мятежники захватили Владивосток. В июле они заняли Уфу, Иркутск, Симбирск, Екатеринбург. Наконец, 7 августа в руках повстанцев оказалась Казань и с ней – половина российского золотого запаса, который большевики не смогли своевременно вывезти, не имея контроля над железной дорогой.
Захватывая город за городом, повстанцы упраздняли советскую власть, арестовывали и расстреливали большевиков, а эсеров и меньшевиков включали в учредительные комитеты, которым и предлагали формировать власть на местах. Командиры Чехословацкого корпуса не собирались решать дальнейшую судьбу России, зато им нужно было кормить своих солдат. Устраивать, подобно большевикам, продовольственные реквизиции в деревнях они не хотели, предпочитая, чтобы продовольствием армию снабжала лояльная к мятежникам и достаточно дееспособная местная власть. Этими сугубо практическими соображениями объяснялась пёстрая картина региональных органов власти, возникавших один за другим летом 1918 года в охваченных мятежом районах России. Самыми влиятельными были Комитет членов Учредительного собрания в Самаре, Уральское правительство в Екатеринбурге, Временное Сибирское правительство в Омске. Вновь создаваемые региональные правительства собирали под свои знамёна бывших офицеров царской армии и формировали с их помощью подразделения Белой гвардии, которые немедленно включались в вооружённую борьбу с Красной Армией. Единого централизованного командования у этих сил первоначально не было. Однако обладание Транссибирской железной дорогой, связывающей административные центры Прикамья, Урала, Сибири и Дальнего Востока, отчасти компенсировало отсутствие единоначалия и позволило вооружённым силам белых, ещё слабо организованных политически, добиться летом 1918 года значительных военных успехов. К исходу лета повстанческие войска уже контролировали территорию в 150-километровой полосе по сторонам железной дороги Казань – Екатеринбург.
Большевики также не сидели сложа руки. Был сформирован Восточный фронт во главе с Вацетисом (в сентябре его заменит Каменев) в составе пяти армий общей численностью 70 – 80 тысяч человек и совокупным артиллерийским парком в 220 – 235 орудий. Этим войскам противостояли Поволжская группа Чехословацкого корпуса, «Народная армия» (две дивизии) белогвардейско-эсеровского правительства Комитета членов Учредительного собрания (Комуч), примкнувшие к эсеровскому мятежу части Красной Армии в Ижевске и Воткинске, Уральское и Оренбургское казачьи войска – всего около 70 тысяч штыков и сабель при 220 орудиях. Линия фронта установилась по Волге от Саратова до Казани, далее на восток по Каме до Воткинского. Левофланговая 3-я армия Восточного фронта под командованием Берзина прочно удерживала предмостное укрепление и узел стратегических железнодорожных и водных путей в Перьми, в месте слияния Чусовой и Камы. Владея железной дорогой Вятка-Перьмь-Чусовой-Серов, Берзин имел надёжно прикрытый тыл с севера и хорошую связь с центром России. На правом фланге наступление белоказаков сдерживала 1-я армия Тухачевского. Она же ликвидировала прорыв 2-й дивизии белочехов под Симбирском. На центральном участке фронта 5-я армия Славена отразила наступление бригады генерал-лейтенанта Каппеля (3000 штыков, 4 пушки) на Свияжск и отбросила его к Казани. Развивая успех, войска 5-й армии во взаимодействии со 2-й армией Шорина, при поддержке фронтовой авиации, а также нескольких миноносцев и канонерок Волжской флотилии (всего 12 самолётов и 9 кораблей), в течение 5-10 сентября окончательно разбили казанскую группировку белых и вернули Казань, захватив в городе богатые трофеи, включая два бронепоезда и 12 орудий. 7 сентября в наступление перешёл Тухачевский. 12 сентября его армия освободила Симбирск, в связи с чем Ленину в Москву была отправлена поздравительная телеграмма. В Симбирске Тухачевскому пришлось задержаться, отражая в течение двух недель яростные контратаки белых.
Пока на фронте разворачивались эти драматические события, в середине лета, в разгар мятежа белочехов, в верховьях реки Белая на восточном склоне Уральских гор в районе Белорецкого соединились несколько отрядов, составленных из частей Красной Армии, действовавших на Южном Урале и попавших в окружение с началом мятежа. Объединившись в сводный Уральский отряд, переименованный затем в Уральскую армию, они решили пробиваться на север, к Берзину. Избранный на общем собрании командиром Каширин 18 июля повёл отряд на Верхнеуральск. Одержав победу в продолжавшихся неделю боях с казаками Дутова, отряд вытеснил их из Верхнеуральска. Дутов, однако, далеко не ушёл, его казачья кавалерия была сильна и ждала своего часа, подстерегая отряд Каширина на дорогах, ведущих из города на север, в сторону Миаса и Екатеринбурга. Весь Южный Урал был охвачен крестьянскими восстаниями. Сменивший получившего тяжёлое ранение Каширина во главе отряда 28-летний Блюхер предложил другой маршрут: через рабочие городки при заводах Южного Урала вниз по Белой, затем через горы на запад до Уфы, и уже оттуда – на север, берегом Уфы в направлении Кунгура. Предстояло преодолеть с боями более 500 километров по глубоким тылам белых. Кроме того, в районе Уфы нужно было с боем пересечь контролируемую белочехами железную дорогу. Армия Блюхера выступила из Белорецкого 5 августа. Дутов, узнав, что его обманули, бросил белоказаков в погоню. Они настигли арьергард Уральской армии в районе Узянского завода. Отбив нападение, Блюхер спустился к Кагинскому и Авзянопетровскому заводам, оттуда свернул в горы, пробился через казачий заслон в Петровском и, проделав с боями 150-километровый марш, спустился с Уральских гор по западному склону и вновь вышел на правый берег Белой, срезав большую излучину реки. Здесь в амию Блюхера влился двухтысячный отряд рабочих Богоявленского (Красноуральского) завода. Отбив нападение казаков на реке Зилим, армия 17 августа пришла на Архангельский завод. Здесь её пополнили ещё 1300 вооружённых рабочих, которым нечего было есть. Пополненная армия с боями преодолела реки Инзер и Сим. По мере приближения к контролируемой белочехами железной дороге столкновения с белыми становились всё более ожесточёнными. Две недели ушло у Блюхера, чтобы преодолеть 60 километров, отделявших Архангельский завод от станции Иглино в 12 километрах восточнее Уфы и перерезать главную железную дорогу белых. Задерживаться в Иглино Блюхер не стал. Он приказал разобрать на обширном участке железнодорожное полотно и 29 августа ушёл дальше на север, оставив преследующим его белым фронт железнодорожных работ на две недели. Задерживаться в Иглино Блюхер не стал не потому, что боялся быть разбитым белыми, а потому, что лишь переходя от деревни к деревне и опустошая крестьянские погреба, он мог продовольствовать свою численно выросшую армию. Взяв верх в двухдневном бою с белогвардейцами за Красный Яр, Блюхер переправился на правый берег Уфы и далее уже напрямую двинулся на Кунгур, до которого оставалось ещё 180 километров. 12 сентября на реке Тюй армия Блюхера вышла к аванпостам армии Берзина. 21 сентября Уральская армия пришла в Кунгур, тыловую базу 3-й армии, завершив 540-километровый рейд по тылам белых, в котором одержала верх в 20 серьёзных столкновениях с казаками Дутова и по меньшей мере с пятью полками Белой гвардии и белочехов, а также с частями Польского легиона. За этот рейд Блюхер получил только что учреждённый большевиками орден Красного Знамени с порядковым номером 1.




Читатели (232) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы