ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 327

Автор:
Глава ССCXXVII


Начиная 5 декабря контрнаступление на Калининском фронте, генерал-полковник Конев сформировал ударную группировку в составе восьми стрелковых дивизий. Три армии Калининского фронта – 22-я, 29-я и 31-я – не располагали преимуществом в артиллерии над противостоящей им 9-й немецкой армией, поэтому рассчитывать на успех Конев мог лишь на узком участке фронта, стянув туда артиллерию нескольких дивизий. При выборе места нанесения контрудара командующий фронтом исходил из того, что, не располагая достаточным для глубокого прорыва обороны количеством танков и не имея кавалерии, которую он мог бы ввести в прорыв, ему трудно будет организовать крупномасштабное наступление, игнорируя сильное предмостное укрепление противника в Твери, откуда немцы могли в любой момент нанести опасный удар во фланг и тыл наступающей группировке. Кроме того, обладание Тверью, важнейшим узлом коммуникаций на огромном по протяжённости фронте между Москвой и Ленинградом, имело важнейшее стратегическое значение для обеих сторон. Исходя из этого, Конев именно Тверь избрал первоочередной оперативной целью контрнаступления. Сюда он и стянул дивизии ударной группировки. 29-я армия генерала Масленникова должна была атаковать Тверь с северо-запада, а 31-я армия генерала Юшкевича – с юго-востока. Огневая мощь артиллерии пехотных дивизий была сосредоточена в узкой 10-километровой полосе наступления. План Конева был одобрен прибывшим накануне наступления в его штаб Василевским. Противник, отразив поздней осенью при сильной поддержке бомбардировочной авиации несколько яростных танковых контратак, стянул на плацдарм подкрепления и теперь удерживал Тверь крупными силами, не уступающими группировке Конева в артиллерии и бронетехнике. Лишь в численности пехоты Конев располагал здесь превосходством в полтора раза. Такое соотношение сил сторон предвещало затяжное и очень кровавое сражение. Оно началось на рассвете 5 декабря и продолжалось десять дней и ночей. Авангарды фланговых дивизий ударной группировки форсировали Волгу выше и ниже города, после чего были контратакованы на плацдармах, остановлены и прижаты к берегу противником. Сражение развивалось с переменным успехом, обе стороны несли большие потери в живой силе, а выявить победителя не удавалось. Лишь в середине декабря, когда уже был освобождён Клин и правофланговая 30-я армия Западного фронта установила контроль над Ленинградским шоссе, создав сильную угрозу выхода во фланг и тыл 9-й немецкой армии, немцы эвакуировали старинный русский город, бросив в нём много тяжёлой техники. В ночь на 16 декабря войска Конева освободили Тверь. Приказав преследовать противника, командующий фронтом немедленно сел писать статью в газету «Правда». Сын крестьянина Вологодской губернии писать статьи был не большой мастер, как, впрочем, и командовать фронтами. Призванный в царскую армию весной 1916 года, он не сразу попал в окопы Первой мировой войны. Февральская революция 1917 года застала младшего унтер-офицера артиллерии Конева в Москве, на Ходынском поле. Здесь, на обширном пустыре, служившем полигоном для войск Московского гарнизона, были развёрнуты батареи бригады тяжёлых орудий специального назначения, в которой проходил обучение перед отправкой на фронт младший командный состав артиллерийских войск. В первые же дни революции Конев был избран представителем дивизиона в солдатском совете. Так началась комиссарская карьера будущего генерала. В конце весны дивизион Конева был погружен в эшелон и отправлен на юг, где готовилось крупное наступление. Когда эшелон прибыл в Тернополь, летнее наступление уже провалилось. Главной причиной провала стало полное разложение дисциплины в войсках, где советы солдатских уполномоченных получили право не повиноваться приказам офицеров. К развалу дисциплины в армии приложил руку и унтер-офицер Конев, занявший место в солдатском комитете. Только в конце 1917 года попал Конев на передовую, но лишь затем, чтобы в январе 1918 года демобилизоваться и в переполненном солдатами эшелоне отправиться на родину, в Вологодскую губернию. Вернувшись в родной уезд, он сразу вошёл в военную комиссию, ответственную за продразвёрстку и борьбу с кулачеством. Весной 1918 года в деревне Дурово Конев был сильно избит крестьянами и чудом спасся, вывезенный из деревни товарищами по команде, вынужденными крестьянами к отступлению. Так в жестокой классовой борьбе приобретались будущим генералом боевые навыки.
Поправившись, уездный военком с новыми силами включился в работу Ярославского военного комиссариата, руководимого Фрунзе и секретарём губкома Фурмановым, будущим комиссаром Чапаевской дивизии. В аппарате окружкома Конев ведал учётом призывников, созданием приёмных и медицинских комиссий, развёртыванием мобилизационных пунктов. Наступило лето 1918 года. 4 июля в Москве открылся Пятый Всероссийский съезд Советов. С отчётным докладом на съезде выступил председатель Совнаркома Ленин. Члену ярославской делегации Коневу запомнились из доклада пророческие слова: «Прошли те времена, когда о социализме спорили по книжкам. Ныне о социализме можно говорить только по опыту». Социализм в советской России развивался явно не по теории, и уже на третий день съезд Советов был прерван вооружённым мятежом левых эсеров в Москве. Мятежники начали с того, что арестовали главу ВЧК Дзержинского, взяли под контроль Покровку, Чистые пруды, Мясницкую улицу, обстреляли Кремль, захватили Центральный телеграф и разослали по городам России телеграммы о свержении власти большевиков и о расторжении мирного договора с Германией. Большевики, однако, так просто сдавать власть не собирались. Латышская стрелковая дивизия Вацетиса отказалась повиноваться эсерам и составила ядро большевистского военного гарнизона Москвы, вставшего на защиту правительства Ленина. Ленин лично возглавил штаб по ликвидации мятежа. Руководство военными действиями он возложил на председателя Высшей военной инспекции Подвойского. Коммунисты, составлявшие две трети делегатов съезда, разошлись по заводам, устраивая митинги и формируя рабочие отряды охраны порядка. Конев выступил на митинге на заводе Гужона и сформировал отряд милиции, с которым выдвинулся ночью на Каланчёвскую площадь и взял под контроль все три расположенных на ней железнодорожных вокзала. Латышские стрелки Вацетиса подавили мятеж в Москве, и 9 июля съезд Советов продолжил работу уже без левых эсеров. Но если в Москве победа над мятежниками далась Ленину малой кровью, то в крестьянской провинции, уже знающей благодаря Коневу и его коллегам, что такое «социализм на практике», обстановка складывалась не в пользу большевиков. Главнокомандующий Восточным фронтом левый эсер Муравьёв отказался повиноваться правительству Ленина. Германия, пользуясь формальным поводом и не встречая серьёзного сопротивления, оккупировала Крым и Ростов-на-Дону, где вскоре было сформировано «Всевеликое войско Донское» во главе с атаманом Красновым. Чехословацкий легион в Сибири поднял мятеж и захватил Омск. Японские войска высадились во Владивостоке, войска Антанты – в Мурманске. Англичане под шумок заняли Баку, прибрав к рукам нефтепромыслы. В Ярославле, в Муроме, в Поволжье, на Урале, на Кавказе вспыхнули восстания крестьян против правительства Ленина и проводимой им продразвёрстки. Генерал Деникин собрал из царских офицеров Добровольческую армию, снарядил её на английские деньги и двинул на Кубань. В России началась гражданская война. Спешно завершив съезд принятием первой Конституции РСФСР и утвердив на нём декрет Совнаркома о переходе от добровольческого формирования Красной Армии к всеобщей воинской повинности, Ленин разослал делегатов по градам и весям мобилизовать рабочих в войска под угрозой голодной смерти в условиях паралича экономики, вызванного политикой продразвёрстки и повсеместным отказом крестьян подчиняться ей.
18 июля уездная газета «Плуг и Молот» известила читателей об отъезде на фронт набранного в Никольском уезде отряда вооружённых рабочих во главе с военкомом, «дорогим товарищем Коневым». На митинге, устроенном на станции перед отправкой эшелона, Конев заклеймил свору империалистов, со всех сторон нападающую на советскую власть, и пообещал выполнить священный долг и вернуться с фронта с победой. И опять до фронта Конев не доехал. На станции Буй его вместе с отрядом снял с эшелона ответственный работник ВЧК Евсеев. Он направил отряд Конева в рейд по деревням Костромской кубернии, где тоже вспыхнул мятеж. Напрасно Конев пытался спорить, доказывая, что его отряд ждут на фронте. «Сейчас везде фронт, товарищ Конев», - твёрдо сказал чекист Евсеев. В тот же день отряд вооружённых рабочих во главе с Коневым углубился в дремучие костромские леса.




Читатели (1221) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы