ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Итальянская кампания. Гл. 28

Автор:
Глава XXVIII

Пока Бонапарт завоевывал Фриуль, Жубер ожидал его распоряжений, стоя на левом берегу Авичио. Противостоявший ему австрийский генерал Керпен занимал оборонительную позицию в Чембра, на другом берегу реки, при этом часть его 15 – тысячного корпуса находилась на правом берегу Адидже, где генерал Лаудон набирал тирольское ополчение. Австрийцы ожидали подхода с Бреннерского перевала двух рейнских дивизий подкрепления, зимовавших в Баварии. Мост через Адидже, по которому Керпен и Лаудон поддерживали связь друг с другом, был расположен в Сан-Микеле, выше по течению Адидже и на достаточном удалении от Чембра. Этим и воспользовался Жубер. Получив 20 марта приказ Бонапарта начать наступление, он немедленно поднял свой корпус, перевел его двумя колоннами через Авичио и атаковал Керпена всеми тремя дивизиями. Лаудон не успел прийти на помощь Керпену, и тот был разбит, потери австрийцев в этом сражении составили 2000 человек убитыми и 3000 пленными. В тот же день Бараге д’Илье и Дельмас захватили мост в Сан-Микеле, а Жубер, преследуя Керпена по горной дороге, поднялся еще выше по течению Адидже и переправился на правый берег в Ноймаркте за спиной у Лаудона. 22 марта Лаудон, взятый таким образом в клещи, был разбит, Жубер захватил в этот день 2500 пленных. 22 марта авангард Жубера вошел в богатый торговый город Больцано, где захватил австрийские склады, что стало хорошим подспорьем для продолжения наступления: поддерживать снабжение корпуса из Италии становилось уже затруднительно. Керпен, отступая дальше на север вверх по долине горной реки Эч, встретил в Клаузене спускающуюся с Бреннера дивизию генерала Спорка, первую из двух дивизий подкрепления, выделенных эрцгерцогом Карлом для Тироля. Выбрав подходящую позицию в одном из узких горных проходов, Керпен предпринял последнюю попытку преградить корпусу Жубера путь к стратегически важной развилке горных дорог, откуда тот мог свернуть на восток и проникнуть в долину Дравы и Каринтию. Атака, предпринятая авангардом Жубера 24 марта, была отражена, однако легкая пехота французов, вскарабкавшись на скалы, сумела обойти по горным тропам правый фланг позиции Керпена, заставив его отступить дальше на север. Кавалерия Дюгуа и легкая пехота Жубера следовали за ним по пятам, не позволяя нигде закрепиться. Разбитый в арьергардном бою 28 марта, Керпен отступил за Бреннер, он боялся оказаться между двух огней, справедливо полагая, что наступление Жубера может быть частью заранее составленного общего плана операций Итальянской и Рейнской армий на весну и лето 1797 года.
Письмо из Парижа, полученное Бонапартом в Клагенфурте 31 марта, свидетельствовало о другом: армия Моро продолжала стоять на зимних квартирах в Эльзасе. Следовательно, рассчитывать на общую с ней базу операций и линию коммуникаций по Дунаю более не приходилось.От итальянской базы Бонапарт уже удалился слишком далеко. Коммуникация с Ломбардией через Тироль не годилась, база снабжения в Пальманове еще не действовала. Предпринимать поход на Вену, не обеспечив коммуникаций с тылом, было бы слишком честолюбивым проектом даже для Бонапарта. Как никогда большая армия, собранная им на небольшом пространстве, оказавшись посреди обширной чужой страны с враждебно настроенным населением и будучи отрезанной от своих тыловых баз, очень скоро должна была стать обузой для командующего. Отступать, ничего не достигнув, или топтаться на месте, как это делал Моро в прошлогоднюю кампанию, Бонапарт также не мог себе позволить. В сущности, у Бонапарта не оставалось выбора. Он больше не тешил себя надеждой на вступление в Вену. Теперь ему надлежало, используя Клагенфурт как временную базу операций, собрать армию в кулак и силами авангарда провести быструю наступательную операцию с ограниченными целями, не откладывая в то же время и зондирования почвы для начала мирных переговоров, чтобы на пике наступления иметь возможность навязать деморализованному противнику мир с позиций силы. Правда, Бонапарта никто не уполномочивал вступать в дипломатическую переписку с противником, тем более для обсуждения вопросов войны и мира между воюющими государствами, но теперь он уже достаточно знал себе цену, чтобы затрудняться соблюдением подобного рода формальностей там, где от быстроты принятия решения зависела судьба армии. Бонапарту хватило двенадцати часов, чтобы все это взвесить, принять решение, отдать соответствующие приказы войскам и отправить к эрцгерцогу Карлу знаменитое письмо, начинающееся словами: «Господин главнокомандующий, храбрые солдаты ведут войну, но желают мира. Разве эта война не тянется уже шесть лет? Разве недостаточно перебито людей и недостаточно причинено зла опечаленному человечеству?». Дипломатично переложив ответственность за неуспех декабрьских переговоров с плеч «великодушной Исполнительной директории» и императора, «стоящего выше всех мелких страстей, владеющих зачастую министрами и правительствами», на происки английского кабинета и тактично намекая на близость эрцгерцога к трону и связанную с этим особую ответственность за судьбу нации, Бонапарт составил письмо в таких выражениях, чтобы оно не выглядело ни высокомерным предложением победителя побежденному, ни свидетельством неуверенности отправителя в собственных силах. Адресуясь именно к эрцгерцогу, Бонапарт обеспечивал письму ход: теперь это письмо должно было лечь на стол к императору в тот момент, когда обстановка не позволит министрам, пожелающим его задержать, скрывать долее факт его поступления.
Отправив письмо, Бонапарт приказал Массена, стоявшему в Санкт-Файте в десяти километрах к северу от Клагенфурта, возобновить наступление и произвести разведку боем на шоссе, ведущем через Ноймарктское ущелье в долину реки Мур. К Жуберу и Бернадотту он отправил адъютантов с приказом как можно скорее присоединиться к главным силам армии, оставив минимально необходимые прикрытия на Авичио и Изонцо. Поздно вечером Бонапарт выступил из Клагенфурта с дивизией Гюйо и двинулся следом за дивизией Массена. Ближайшей целью Бонапарта было кратчайшим путем выйти к реке Мур и перерезать стратегически важное шоссе, соединяющее Инсбрук с Грацем; тем самым он хотел максимально затруднить эрцгерцогу связь с рейнскими дивизиями. В дальнейшем Бонапарт намеревался занять Леобен и Грац и подняться на перевал Земмеринг, последнюю горную преграду на пути к Вене. С вершины Земмеринга в подзорную трубу можно увидеть далеко на северо-востоке шпили венских соборов. Стоя на Земмеринге, где его армии не грозила бы сохраненная эрцгерцогом в целости элитная австрийская кавалерия, Бонапарт не без основания рассчитывал встретить императорских парламентеров.
Эрцгерцог успел занять рубеж на реке Мур, прикрыв дорогу на Вену подошедшими с Рейна дивизиями принца Оранского, генерала Кайма и генерала Меркендина. Теперь он ожидал подхода из Инсбрука через Зальцбург остатков корпуса Керпена. Австрийский авангард прикрывал Фризах, замок в 40 километрах к северу от Клагенфурта. Как и в случае с замком Пальманова, австрийцы, не предполагавшие вести войну в глубине своих владений, использовали этот замок в качестве склада. В отличие от Пальмановы, эрцгерцог не успел эвакуировать его заранее и теперь делал это в большой спешке. На рассвете 1 апреля Массена атаковал его авангард и на плечах отступающих захватил Фризах. В районе Ноймаркта, не доходя десяти километров до Шайфлинга, где дорога пересекалась с шоссе, идущим с запада на восток вдоль берега Мура, авангард Массена обнаружил армию эрцгерцога, построенную для сражения на безупречной позиции. Массена остановился и сосредоточил свою дивизию на высотах слева от дороги, Бонапарт построил дивизию Гюйо справа от дороги. Сражение началось в три часа пополудни стремительной атакой 2-й легкой полубригады, незадолго перед началом весенней кампании приданной дивизии Массена из состава прибывших из Франции подкреплений. Прозванные ветеранами Массена «контингентом» ( так в австрийской армии называли малоценные войска германских союзников), солдаты этой полубригады не упускали случая отличиться на поле боя, и на этот раз им удалось с ходу прорвать первую линию неприятельской позиции. Сражение, однако, было очень упорным; эрцгерцог, теснимый во всех пунктах, не покидал передовой, удерживая арьергард на позициях, и лишь к полуночи французам удалось ворваться в Ноймаркт. Потери австрийцев составили 4200 человек, в том числе 1200 пленными, а также шесть пушек и пять знамен. На следующий день парламентер доставил в штаб Бонапарта ответное письмо эрцгерцога, оно было именно таким, каким должно было быть: предельно кратким, корректным объяснением причин, по которым эрцгерцог не считал себя вправе ни входить в рассмотрение столь важного вопроса, ни положить предел ссоре между воюющими сторонами. Из текста, однако, можно было заключить, что письмо передано по инстанциям, и эрцгерцог ожидает распоряжений свыше относительно вопроса, затронутого в нем. Одновременно парламентер на словах передал предложение эрцгерцога Бонапарту заключить перемирие на 24 часа в ожидании ответа из Вены на его письмо, на что Бертье тут же ответил в том смысле, что драка переговорам не помеха, если только речь не идет об окончательных мирных переговорах, и пока Австрия сама официально не предложит начать таковые, перемирия не будет «до самой Вены». В тот же день французский авангард вошел в замок Шайфлинг на берегу Мура. Прибыв туда с главными силами, Бонапарт во главе мобильного отряда повернул на запад, навстречу корпусу Керпена, выслав вперед кавалерийскую разведку, но Керпен был еще далеко, а когда его авангард столкнулся с французскими разъездами, он тут же остановился и сделался арьергардом. Не желая угодить под удар Бонапарта, Керпен изменил маршрут, он отступил через горы в Зальцбург и уже оттуда двинулся на восток непосредственно к Вене. Авангард Жубера, выступивший из Бриксена на восток по Пустертальскому шоссе, занял в этот день Бреннекен и Тоблах и вышел к истокам Дравы. Убедившись, что путь на соединение с главными силами Бонапарта свободен, Жубер потратил два дня на сворачивание своих коммуникаций в долине Адидже и Эча и 4 апреля увел свой корпус из Тироля в Каринтию, оставив генерала Сервье с 1200 человек стеречь проход в Италию на реке Авичио. 8 апреля 12-тысячный корпус Жубера благополучно присоединится к главным силам армии, приведя с собой в Шпитталь 7000 пленных, захваченных в ходе боев в Тироле. Вернувшись в Шайфлинг, Бонапарт оставался там со своим штабом 4 и 5 апреля, предоставив авангарду Массена разведывать путь через ущелья вниз по течению Мура по направлению к Книттенфельду и Юденбургу. 3 апреля в Унцмарктском ущелье Массена наткнулся на сильный арьергард эрцгерцога и атаковал его. Ожесточенный бой завершился штыковой атакой, в которой австрийский арьергард был опрокинут, и к вечеру французы заняли Книттенфельд. В этом бою был убит полковник Каррер, командовавший артиллерией французского авангарда. Фрегат, названный впоследствии его именем, войдет в состав небольшой флотилии, которая возвратит Бонапарта во Францию из Египетского похода.





Читатели (325) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы