ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Розовый развод

Автор:
Автор оригинала:
изабелла валлин
Любимые девяностые. На гладильной доске бокал вина. Я глажу рубашки мужа. Люблю гладить. Люблю его рубашки. Он сидит рядом с бокалом вина. Мы оба дольные, счастливые мужчина и женщина в расцвете сил. Завтра наш развод.
- Может не дам я тебе никакого развода. Очень мне нравится, как ты рубашки наглаживаешь.


За пять лет до этого он приплыл в Таллинн на яхте друга.

Не подозревая об этом, я тоже оказалась в Таллине как турист.
В холле гостиницы я увидела моего будущего бывшего мужа - сокровище, которое чудом в этот момент оказалось ничьим - высокого, стройного, мускулистого, покрытого бронзовым загаром шведа. Спросил телефон. Был знойный август.
Как заморосили ноябрьские дожди, так раззвонился: « Приезжай и приезжай!»
Едва знаю. Куда? Зачем? Друзья в один голос говорят: « Шанс!!!»
Приехала. Швед встретил меня, отвёз домой и пошел на работу. Огляделась – вокруг совсем не люкс. А что ждать от разведенного, многодетного учителя физкультуры? Малогабаритка в панельном доме. Стиль - шестидесятые. И с тех пор всё не мыто. Я убрала, сходила в магазин, приготовила поесть. Через три дня он на мне женился.
А что? Красавец. Ни пьёт, ни курит. Какая – никакая постоянная работа, квартира, машина, дача, яхта.
После долгих формальностей, выписавшись из Москвы, приехала на жительство к мужу. Думала, придумаю какой ни - будь бизнес «между-здесь» на разнице потенциалов и буду ездить туда – сюда. Многие так делали. Муж вроде был не против. Но когда я окончательно приземлилась, и вопрос встал конкретно, он вдруг резко изменил точку зрения: «Никуда ты ездить не будешь. Будешь жить и работать только здесь.»
Кем? Мои русские дипломы в Швеции не имели ценности. Содержать меня и оплачивать моё обучение муж, разумеется, не собирался. Он устроил меня на работу санитаркой в психбольницу и уборщицей в авторемонтную мастерскую.
Я чапала к сами утра в психушку, от туда к часу на курсы шведского для иностранцев, а после в «авторемонтную». Одни хождения от точки до точки занимали три часа. Всюду ходил автобус, но муж сказал: «Ходить пешком полезно». Дорога была покрыта галькой. Все мои лайковые сапожки на высоких каблуках быстро развалились. Муж купил мне паралоновые красовки, которые не успевали просыхать.
Когда я, как загнанная лошадь, влетала в класс, моя учительница, сияющая от ненависти к восточным женщинам, говорила: «Посмотрите на людей, и на вас.»
"Люди" - это были жёны, которые приехали в Швецию на кривых кобылах, а потом нашли более приемлемых жеренбцов . Такие жёны приезжали на курс на дорогих машинах, шикарно одетые, холёные.

Казалось – всё время шёл дождь или мокрый снег.
В Швеции как и в многих других странах положение с вывозными супругами таково – что нужно подождать пару лет, что бы получить постоянное место жительства, а пока – ты лимитчик. Твоя «половина» почувствует недовольство тобой, то может в любой момент позвонить в соответствующие органы, и тебя высылают в двадцать четыре часа. Я потеряла московскую прописку. Мне некуда было возвращаться. Моя ситуация была типичной и, далеко не самой ужасной.
Муж в первый раз в жизни почувствовал неограниченную власть.
Моя зарплата автоматически переводилась на его счёт. Личного пространства, личных денег, личного времени мне не полагалось. Жили мы предельно экономно.
Настало лето. Он уехал в отпуск. Я к этому времени работала в гостинице горничной. Администрация любила лимитчиков. Эксплуатировали и обманывали на чем только можно. Из зарплаты так же вычитали за питание. Лимитчики – народ неприхотливый, но гадость, которою нас кормили, есть не мог ни кто. Уезжая он не оставил мне денег на питание : « Тебя там кормят».
Я долбила мерзлоту его морозильника выдалбливая от туда то забытую сосиску, но забытый кусок бекона.
Вдруг приходит телеграмма из Москвы: «Мама умерла»
Я, зарёванная явилась к друзьям моего мужа. И они, святые люди, купили мне билет.
Мужу я оставила записку.
Кода он вернулся через месяц домой, груда рекламы у двери и отсутствие моих вещей вызвали у него волну раскаяния
Он ринулся ко мне в Москву - утешать.
«Возвращайся скорее домой и принимайся за работу» - сказал он, утешив.
Я вернулась в Швецию. Но вскоре по делам наследства нужно было ехать обратно. Муж был крайне недоволен. У вот пошла достача – его любимая песня : « В Швеции так не делают, в Швеции так не сидят, ни едят, ни одеваются, так любовью не занимаются, того по телевизору не смотрят, того не читают, так ни чихают.»
И тут я взревела как раненный медведь : « Да пошёл на хуй со своей Швецией!!!»
-Тише! Соседи услышат!
- Пусть слышат! Пусть знают!
К сожалению, мой запас шведских ругательных слов было ограничен, я перешла на английский - соседи понимали. Я орала во всю глотку, а душа моя пела.
Это был полёт Камикадзе.
Муж меня зауважал.
После этого жить стало легче, и я жила на две страны , как и планировала сначала.
Муж часто приезжал в Москву. Он говорил, что русская страница в его жизни - самая яркая страница.
Через четыре года я получила шведский паспорт.
Бывший муж живёт на соседней улице. Расстались лучшими друзьями. При встрече по-братски обнимаемся.





Читатели (217) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы