ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 309

Автор:
Глава ССCIX


7 июля Жуков отчитал командующего Южным фронтом генерала армии Тюленева за допущенный им прорыв фронта северо-западнее Бельцев и потребовал немедленно консолидировать фронт, не допустить выхода 11-й немецкой армии к Днестру и активизировать действия 9-й армии Черевиченко в районе Кишинёва, что, по мнению Жукова, должно было облегчить Тюленеву выполнение первых двух задач.
- Помните, генерал, главная ваша задача сейчас – ни вкоем случае не пустить противника за Днестр. Если это произойдёт, Южный фронт постигнет катастрофа.
Выполняя директиву Жукова, штаб Южного фронта организовал контрудар из района Кишинёва на Фалешты во фланг прорвавшейся севернее группировки. Контрудар, нанесённый силами 2-го кавалерийского корпуса генерала Белова и 35-го стрелкового корпуса генерала Дашечкина, имел лишь тактический успех. Было захвачено 20 орудий, 68 грузовиков, 400 повозок и 600 лошадей 67-го пехотного и 63-го артиллерийского полков румынской армии. Перелома в неблагоприятном для Южного фронта развитии оперативной обстановки не произошло; 11-я немецкая армия заняла Бельцы и развивала успех, неуклонно продвигаясь к Днестру.
Генерал Малиновский, обойдённый противником с севера, был вынужден поставить перед штабом армии вопрос об отводе 48-го корпуса с занимаемой им сильной позиции в приграничной полосе укреплений. Разрешение было получено и корпус начал отход с тяжёлыми арьергардными боями. Оторваться от противника главными силами оказалось непросто, а на севере немцы быстро продвигались на восток, и уже 10 июля Малиновский был вынужден загнуть свой правый фланг фронтом на север и упереть его в Днестр в районе Каменки. Между тем центр и левый фланг сильно отстали, втянутые в бои на рубеже Дубно, Флорешты, Цыгра, Радоая и южнее. Наконец румыны ослабили натиск и, заняв выгодную позицию, вплотную приступили к штурму Кишинёва, главной своей оперативной цели. Это позволило Малиновскому ускорить отход и успеть к Днестру до того, как фон Шоберт перережет ему коммуникации. Выйдя к Днестру, корпус развернулся полукругом, упершись в реку обоими флангами, и начал переправу. В первую очередь генерал переправил гаубичную артиллерию. Развёрнутые на восточном берегу, батареи сразу открыли огонь через реку. При их поддержке Малиновский предпринял ночную контратаку и к утру смог улучшить свои позиции на ряде участков. Войска окопались, а в ночь на 14 июля переправа возобновилась. При этом плацдарм на западном берегу сворачивался справа налево, поскольку главная угроза исходила не от румын, а от фон Шоберта, нависавшего над корпусом Малиновского с севера. Когда половина правофланговой 30-й горнострелковой дивизии Галактионова уже переправилась на восточный берег Днестра в районе Каменки, противник сильным ударом в стык между 2-м кавалерийским и 35-м стрелковым корпусами прорвал фронт и спустя два дня, 16 июля, ворвался в Кишинёв. Сталин, не дававший Будённому и Тюленеву разрешения на оставление Кишинёва, потребовал объяснений и обязал немедленно отбить город. Командующий 9-й армией генерал Черевиченко, получив от Тюленева приказ «мощным прорывом освободить Кишинёв», остановил отвод корпуса Малиновского во время переправы и приказал генералу контратаковать из района юго-восточнее Флорешт, дав сутки на подготовку и 15-ю мотострелковую дивизию 2-го мехкорпуса Новосельского в качестве усиления. Малиновский оставил в обороне 176-ю и 74-ю стрелковые дивизии, развёрнутые фронтом на северо-запад против фон Шоберта, а 30-ю горнострелковую развернул фронтом на юго-запад и выдвинул на рубеж контратаки. Утром 17 июля Малиновский доложил Черевиченко о готовности к контрудару. Операция началась с сильной артподготовки. Затем в атаку пошли танки, поддержанные пехотой и артиллерией. Малиновский лично руководил боем. Атакованные танками румынские части в панике бежали, оставив Дубно, Флорешты и Котюжаны. В руках Малиновского оказался большой участок рокадной железной дороги Бельцы-Рыбница. На других участках контратаки 9-й армии успеха не имели. На этом контрнаступление захлебнулось. Не обращая внимания на то, что происходит на юге, и справедливо полагая, что румыны как-нибудь сами решат судьбу Кишинёва, фон Шоберт продолжал наступление 11-й немецкой армии на северо-восток, не сильно заботясь о прикрытии своего правого фланга от корпуса Малиновского, остановленного на Днестре и не имеющего возможности проявить активность ни на одном участке ввиду всё увеличивающейся растянутости фронта. Усиленная 3-й румынской армией и итальянским корпусом армия фон Шоберта форсировала Днестр и быстро продвигалась долиной реки Кодыма в направлении Балта, Первомайск, в стык между 9-й и 18-й армиями. На развёрнутый фронтом на север корпус Малиновского противник не обращал внимания до конца июля, после чего атаковал правофланговую 74-ю стрелковую дивизию и потеснил её. К этому времени 18-я армия Южного фронта была разбита, её разрозненные остатки отходили в беспорядке к Южному Бугу, оголяя фланг и тыл 9-й армии. Когда противник, энергично преследуя 18-ю армию, занял Балту, корпус Малиновского оказался в полуокружении в треугольнике Балта, Рыбница, Котовск. Стянув все силы на правый фланг, Малиновский контратаковал в северном направлении вместе с 2-м кавалерийским корпусом Белова. Завязались ожесточённые бои в районе Балты. Они шли с переменным успехом, инициатива переходила из рук в руки, но противник быстрее подтягивал резервы, и силы корпуса Малиновского постепенно таяли. Наконец командование фронтом было вынуждено снять с передовой обескровленную 30-ю горнострелковую дивизию. Взамен Малиновский получил из фронтового резерва 150-ю стрелковую дивизию генерал-майора Хоруна.
От Хоруна, старого своего знакомого по преподавательской работе в академии имени Фрунзе, Малиновский узнал последние новости из штаба фронта, касающиеся общей оперативной обстановки на фронтах.
- Танковая группа фон Клейста повернула на юг и развивает наступление с севера на Первомайск, отрезая пути отхода к Днепру 6-й и 12-й армиям. Полагаю, скоро и нам придётся познакомиться с фон Клейстом. Мы с ним почти одногодки, ему около шестидесяти. Прошлым летом во Франции он здорово отличился, с тех пор в немецком Генштабе его считают танковым богом. Он, как и я, в прошлом кавалерист. В Первую мировую служил на штабных должностях. Это старый аристократ, потомственный военный, в его родословной тридцать пять генералов, он тридцать шестой, и если доживёт до конца войны, – быть ему фельдмаршалом.
- Не пугай меня, Иосиф Иванович. Генерал-фельдмаршал фон Рунштедт тоже старый аристократ, но мы воюем с ним – и ничего. Так что родословная ничего ещё не доказывает.
- Ни в коем случае, Родион Яковлевич! А вот то, что он выйдет к нам в тыл, я тебе обещаю, имей это в виду.
- А как же 6-я и 12-я армии?
- Они обречены.
Генералы склонились над большой штабной картой. Наступило молчание.
- Полагаю, нас прижмут к Чёрному морю где-то в районе Одессы, - сказал, подумав, Малиновский.
- Это в лучшем случае. А можем угодить в окружение и раньше.
- Что предпринимает Тюленев?
- Бросил навстречу фон Клейсту 2-й мехкорпус Новосельского. По имеющимся данным, корпус к окружённым в районе Умани армиям не прорвался и был разбит на марше по частям. Теперь Южный фронт остался без танков. Тюленев бросил на Ново-Украинку Одесское пехотное училище и просит у Будённого резервы для прикрытия Одессы, Николаева и Кривого Рога.
- Зачем же тогда ты здесь, Иосиф Иванович?
- А затем, чтобы помочь вам с боем выйти из окружения, в которое мы все скоро попадём.






Читатели (305) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы