ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 304

Автор:
Глава ССCIV


В начале марта 1941 года генерал-майора Малиновского вызвали для беседы в Генеральный штаб. Жуков отсутствовал, и беседу со старшими офицерами, не знавшими о цели вызова и входившими в приёмную по одному строго в указанное им время, проводили заместители Жукова: по организационно-мобилизационным вопросам – генерал-лейтенант Соколовский, по авиации – генерал-лейтенант авиации Смушкевич. Корпусной комиссар Кожевников, сидя во главе стола, руководил беседой. Раскрыв лежащую перед ним на столе папку с личным делом Малиновского, он быстро пробежал глазами послужной список генерала, закрыл папку, отодвинул её в сторону и, сухо предупредив вошедшего о строгой секретности всего, что ему предстоит услышать, сообщил, что в связи с ожидаемым нападением Германии Генштаб срочно формирует новые войсковые соединения.
- Руководство считает возможным поручить вам, генерал, командование новым стрелковым корпусом, формирующимся в Одесском военном округе. Справитесь?
- Я солдат, и готов служить там, где прикажет Родина.
- Выезжайте поездом сегодня же ночью, купе для вас приготовлено. В Одессе на вокзале вас встретят.
Все присутствующие поздравили новоиспечённого командира корпуса и пожелали ему успехов в работе. Беседа на этом закончилась, Малиновский вышел из просторного кабинета, а в приёмную уже входил следующий кандидат на повышение в должности, на этот раз в форме полковника авиации.
Оказавшись на улице, генерал вдохнул полной грудью холодный и свежий воздух ранней весны, напоённый запахом талого снега, и ощутил лёгкое головокружение. Тем не менее он решил возвращаться в академию пешком. Яркое солнце едва перевалило за полдень. На водосточных трубах и крышах домов плавились сосульки. Тут и там тротуары были обозначены как сосулькоопасные участки. Оказавшись на Кропоткинской площади, Малиновский в очередной раз поймал себя на том, что никак не может привыкнуть к пустоте, образовавшейся на месте взорванного храма Христа Спасителя, памятника русским воинам и народу за избавление от наполеоновского нашествия в 1812 году. В годы учёбы в академии будущий генерал вместе с преподавателями и курсантами не раз бывал в сияющем большим куполом храме, отделанном серым русским мрамором и красным финским гранитом, и хорошо помнил картины на стенах, воскрешающие сцены Бородинского и других сражений этой войны, работы Бруни, Васнецова, Маковского, Верещагина и Семирадского. С картинами соседствовали списки имён павших в боях и тексты манифестов, выполненные по металлу и на мраморных досках.
Быстро сдав дела в академии, Малиновский забрал с собой материалы незаконченной диссертации и отправился домой, а ночью уже сидел в купе поезда, следующего на юг. 13 марта на перроне Одессы его встретил старый приятель генерал-майор Захаров. С ним Малиновский работал у Уборевича в 1-м отделе штаба Белорусского округа. Пока Малиновский воевал в Испании, Захаров окончил академию Генштаба, после чего сразу возглавил штаб Ленинградского военного округа, а теперь – вновь созданного Одесского военного округа, куда прибыл в прошлом году уже с должности помощника начальника Генштаба.
- А ты, Родион Яковлевич, неплохо раздобрел, - приветствовал Захаров старого знакомого.
- Да и ты, Матвей Васильевич, не помолодел, - ответил Малиновский, не без труда влезая в штабную машину.
Машина остановилась у штаба округа. Генералы вошли в просторный и уютный кабинет начальника штаба. Принесли чаю.
- Теперь о деле, - понизив голос, сказал Захаров, когда они остались одни. – Округ наш молодой, нет и полутора лет. Территорию занимает большую – Запорожскую, Кировоградскую, Одесскую области, Молдавию и Крым, - а войск имеет мало. Обстановка на границе тревожная. Ставим вопрос перед Жуковым о том, чтобы изменить мобилизационный план, в случае войны управление округа преобразовать во фронтовое и развернуть в полосе фронта две армии. Недостающие корпуса уже формируются. Один из них твой, 48-й стрелковый. А теперь идём, я представлю тебя командующему.
- Как он?
- Терпимо. Я сработался – и ты сработаешься.
В кабинете командующего, генерал-полковника Черевиченко, они застали и члена Военного совета корпусного комиссара Колобякова. Малиновского здесь уже ждали.
- Наслышаны о вас от Матвея Васильевича, - приветствовал вновь прибывшего хозяин кабинета. – В какой мере осведомили генерала? – обратился он уже к Захарову, едва заметно подняв бровь. Вид у командующего был величественно-чопорный. Он явно хотел выглядеть бывалым боевым генералом старой закалки, хорошо знающим себе цену и умеющим указать подобающее место подчинённым, откуда бы они ни прибыли.
- В самом общем виде, товарищ командующий.
Черевиченко пригласил генералов садиться.
- В округе имеются три стрелковых корпуса. Ваш, 48-й, будет четвертым. Штаб и корпусной артполк формируются в Кировограде. 176-я стрелковая дивизия полковника Марцинкевича развёрнута на границе по Пруту. 30-я горнострелковая дивизия генерала Галактионова дислоцируется в Рыбнице. 150-я стрелковая дивизия генерала Хоруна формируется. 74-я стрелковая дивизия полковника Шевердина доукомплектовывается. Вам, генерал, этот корпус формировать, а в случае войны - с ним и воевать. Приступайте немедленно. Примите все меры маскировки. Все передвижения войск – только ночью. Срок исполнения – начало июня.






Читатели (178) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы