ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 303

Автор:
Глава ССCIII


В начале декабря Ставка поручила маршалу Тимошенко сосредоточить на стыке Южного и Юго-Западного фронтов в районе Красный Лиман, Лисичанск сильную ударную группировку в составе 6-й и 12-й армий. Перед группировкой ставилась задача ударом в южном направлении нанести поражение 17-й немецкой армии, прорвать фронт, выйти к реке Бахмут и далее к центру Донбасса, закрепляя тем самым опeративный успех Ростовской наступательной операции и лишая немцев контроля над стратегическим промышленным районом. С этой же целью в распоряжение Тимошенко в качестве усиления выделялась из резерва Ставки 57-я армия генерал-лейтенанта Рябышева. Командование ударной группировкой маршал Тимошенко с согласия Москвы доверил командарму 6-й армии генерал-лейтенанту Малиновскому.
У 43-летнего генерала Малиновского к этому времени был за плечами богатый боевой опыт планирования и проведения крупномасштабных войсковых операций. Поступив в 1927 году с отличным аттестатом в академию имени Фрунзе с должности командира батальона стрелковой дивизии, он уже в годы учёбы проявил талант стратега и все качества хорошего штабиста. В курсовой штабной игре «Прорыв стрелковым корпусом позиционной обороны противника с ходу» он успешно руководил штабом корпуса. В другой штабной игре на тему «Встречный бой стрелковой дивизии» он самостоятельно составил оперативно-тактическое задание и лично руководил игрой. Пройдя стажировку в штабе кавалерийской дивизии, он окончил академию в 1930 году в списке лучших с характеристикой «Дисциплинирован, скромен, выдержан. Особо активен в работе. Общеакадемический курс усвоил хорошо». После годичной службы начальником штаба кавалерийского полка на Северном Кавказе его перевели в Минск, в Белорусский военный округ. Здесь, в штабе Уборевича, Малиновский успешно продвигался по служебной лестнице, работая на разных штабных должностях. «Вы, как я заметил, любите лошадей. Лошади вас тоже любят», - сказал ему однажды Уборевич и назначил полковника Малиновского, заведовавшего штабом 3-го кавкорпуса, помощником инспектора окружной кавалерии. Так Малиновский свёл знакомство с Жуковым, Коневым, Соколовским и Баграмяном. С командующим у Малиновского сложились дружеские отношения. Нередко полковник бывал у него в гостях. В семье Уборевича все, включая маленького сына, говорили друг с другом только по-немецки. «Жизнь делает из нас полиглотов», - шутил Уборевич. «А вы, полковник, ещё не забыли французский?» Малиновский в Первую мировую войну в составе иностранного легиона служил в Первой марокканской дивизии французской армии, где, помимо французского языка, усвоил азы арабского. «Вот и отлично. Вам, полковник, предстоит теперь засесть за испанский». В конце 1936 года по рекомендации командующего округом полковник Малиновский одним из первых был в качестве «добровольца-интернационалиста» командирован военным советником в Испанию. «У немцев танки дрянные, зато авиация хороша», - напутствовал его Уборевич. «Ваша задача –пронаблюдать на месте за боевым применением танков обеими сторонами. Подумайте вот над чем: не следует ли нам, по примеру французов, сделать упор на тяжёлые танки с толстой бронёй и более мощным вооружением?»
Прибыв в Мадрид в декабре, Малиновский сразу включился в процесс реорганизации Республиканской армии, структура которой была к этому времени весьма пёстрой, управляемость – низкой, а дисциплина и вовсе отсутствовала. Совершенно разнородные структурные единицы – интернациональные бригады, колонны анархистов и немногочисленные и политически ненадёжные полки профессиональной армии - предстояло в максимально сжатые сроки привести к общему знаменателю, свести в корпусные соединения, обучить старших командиров основам стратегии и профессиональной штабной работы, а младший командный состав – современной тактике ведения боя и умению поддерживать дисциплину. Со всеми этими задачами штаб армии при деятельном участии военных советников справился за два месяца. К февралю 1937 года единой структурной единицей в Республиканской армии стала бригада численностью 4 000 человек. В состав бригады входили четыре батальона пехоты, эскадрон кавалерии, артиллерийский дивизион, сапёрная и транспортная роты, миномётный взвод, подразделение разведки и служба тыла. В бригадах удалось установить необходимый минимум дисциплины. Хуже было с профессиональным обучением командиров. Поскольку фронт приближался к Мадриду, а резервов у республиканцев не было, Малиновскому и другим советникам приходилось ежедневно чередовать работу в штабе с выездами на передовую. Там, прямо в окопах, Малиновский проводил занятия по тактике огневого боя, обучал командиров пулемётных расчётов правильному выбору и обустройству огневых позиций, распределению секторов обстрела и маневрированию пулемётами. Не раз ему случалось, прервав теоретическое занятие, занимать место в пулемётном расчёте на огневом рубеже, чтобы отразить внезапную атаку путчистов. Передавая республиканцам на передовой свой опыт, полковник не упускал случая набраться опыта у противника. Вскоре он вынужден был признать, что качество управления войсками у повстанцев заметно выше, чем у республиканцев. А поскольку повстанцы первоначально превосходили республиканцев численно и опирались на войска марокканских сепаратистов, отстаивавших в этой войне свою независимость, было неудивительно, что начало войны в оперативном отношении сложилось для республики крайне неудачно. Франкисты владели инициативой и последовательно атаковали республиканцев с разных направлений, всякий раз сосредоточивая на направлении главного удара значительные силы пехоты, кавалерии и артиллерии, к которым затем добавились современная бронетехника и авиация Германии и Италии, признавших правительство Франко в качестве законного правительства Испании и открыто оказавших ему военную поддержку. У франкистов гораздо лучше была организована разведка, и нередко очередное наступление противника заставало республиканцев врасплох, тогда как обо всём, что говорилось и делалось в штабах республиканцев, противник узнавал тотчас и в полном объёме.
Наступлению франкистов как правило предшествовали четырёх-пятичасовая артподготовка и штурмовка позиций республиканцев с воздуха. Ударам артиллерии и авиации подвергались укреплённые рубежи, огневые позиции, наблюдательные пункты. Одновременно истребительная авиация проводила разведку и штурмовку второй линии обороны и коммуникаций республиканских войск. Если первая атака пехоты и кавалерии мятежников отражалась пулемётным огнём, проводились повторные бомбардировка и штурмовка. После этого исход боя решала жестокая рукопашная схватка, в которой сходились главным образом испанцы и марокканцы, и в этой схватке шансы сторон были примерно равны.
В феврале 1937 года в штабе республиканцев появился наконец план крупномасштабного контрнаступления на реке Харама. Ударом из района Сан Мартин де ла Веги на Вальдеморо планировалось предупредить готовящееся генеральное наступление фалангистов на Мадрид. К участию в контрнаступлении привлекались 10 бригад армейского резерва, 50 танков и 100 орудий. Фалангисты своевременно узнали план операции и нанесли упреждающий удар, впервые применив в широком масштабе танки, бронемашины и авиацию. Захватив внезапным ударом мосты через Хараму в районе Сан Мартин де ла Веги, фалангисты с ходу заняли господствующую над западным берегом высоту Эль Пингаррон и закрепились на ней, после чего стали быстро переправлять на плацдарм свои главные силы. Республиканцы, на помощь которым подошли танки Павлова, контратаковали предмостное укрепление и высоту Эль Пингаррон. Разгорелось большое сражение на реке Харама, в котором высота Эль Пингаррон десять раз переходила из рук в руки.
В разгар сражения на передовую, в штаб 11-й бригады Энрике Листера, приехал советник Малиновский. Листер терпеть не мог вмешательства начальства в свои дела и, как обычно делал в подобных случаях, сразу повёл незваного гостя осматривать передовую и нарочно вышел с ним на открытое место. Беседуя на самые разные темы, оба довольно долго прохаживались под свист пуль, и каждый ждал, когда у собеседника не выдержат нервы. Высокопоставленные представители хунты генерала Миахи обычно немедленно ретировались. Но тут коса нашла на камень, Малиновский только насмешливо кривил губы, и Листеру пришлось наконец вести гостя обатно в штаб, смирившись с поражением. Резервов в тылу у республиканцев не было. В штабе Миахи царил разброд; каждый предлагал свой план и не желал слушать других. Малиновский, здраво предположив, что противник подтягивает все резервы к предмостному укреплению, предложил последовать его примеру и снять с не подвергшегося атаке правого фланга две бригады. Наступление фалангистов застопорилось, война на плацдарме стала позиционной. Горячие головы в штабе Миахи предложили форсировать Хараму на другом участке и перехватить инициативу. Малиновскому стоило немалого труда отговорить испанцев от этого: пока высота Эль Пингаррон оставалась в руках противника, подобное проявление активности привело бы лишь к напрасным большим потерям. В конце концов фронт стабилизировался, высота осталась в руках фалангистов, но и они не упорствовали в развитии инициативы, предпочитая в спокойной обстановке подготовить и нанести внезапный удар на Мадрид с другого направления.
В марте на Мадрид со стороны Гвадалахары ударил итальянский экспедиционный корпус. Когда эффект внезапности миновал, а танки Павлова, переброшенные с реки Харамы, остановили бегство республиканцев, итальянцы были контратакованы при поддержке артиллерии и авиации и отброшены на исходный рубеж.
Вернувшись из полуторагодичной загранкомандировки в звании комбрига, Малиновский был направлен на преподавательскую работу в Военную академию имени Фрунзе. В 1940 году он был повышен в звании до генерал-майора. В его аттестационной характеристике, составленной начальником кафедры службы штабов, значилось: «В войсках может быть использован на должностях командира дивизии, начальника штаба корпуса, начальника Оперотдела армейской группы».






.




Читатели (1593) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы