ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Смертница/

Автор:




От автора.

Меня потрясла трагическая судьба девочки-шахидки. Обманутая ложными истинами и коварными посулами безжалостных ваххабитских идеологов, она взорвала себя в Московском метро, убив людей и искалечив многие жизни.

Когда мужчины делают из своих женщин бомбы ради достижения, неважно каких, целей и удовлетворения своих амбиций – это говорит о малодушие, трусости, бессилии, показушной покорности воле своих богов не группки людей, а народов, объединений, не верящих в собственные силы…. Это не воины!!! Выродки, пытающиеся доказать таким образом свое превосходство, запугивающие, стравливающие….
Не будет им прощения ни на земле, ни на небесах НИКЕМ и НИКОГДА!

Жестокие игры со смертью и маленькая, легко внушаемая доверчивая девочка. Ей было 17….

Фотографию того, что осталось от этой девочки после…, желая уберечь вас от потрясения, не выставляю. Страшно! Жутко и …больно.

Возможно это только моя фантазия, а может быть, все было именно так….



"Завтра. Это произойдет завтра. И я это сделаю! Обязательно сделаю... Сделаю ради нас и... во имя Аллаха!" - Очень тихо, проговаривая каждое слово, произнесла она ему - своему возлюбленному и мужу, глядя на снимок, где они, еще совсем недавно, были так счастливы вместе. Любимое лицо расплылось. Она с некоторой поспешностью вытерла тыльной стороной ладони увлажнившиеся глаза и оглянулась по сторонам – не вошел ли кто в комнату. "Не плакать. Я сильная! Я не струшу и мы с тобой обязательно встретимся там», - она подняла глаза к потолку и замерла. - «Мне обещали...» - шепотом добавила она.
Несколько минут одиночества дали ей возможность окунуться в воспоминания. Она торопилась вспомнить свою жизнь до того момента, как она в одночасье овдовела….

Они познакомились по интернету, случайно. Он был на много лет старше, но это не помешало ей втайне от всех, прибежать к нему на свидание. Девушка-подросток впервые страстно и по-настоящему влюбилась. Бурлящая молодость южной девы требовала выхода. Несколько горячих встреч и они решили соединить свои судьбы. После очередного свидания она не вернулась домой….

Поджав под себя ноги, Зарифа сидела на кровати и рассматривала фотографии. Рядом, на покрывале лежала изрядно потрепанное письмо, написанное арабской вязью. Это письмо передал один из боевиков мужа через несколько недель после его смерти. Письмо было адресовано ей. Убитой горем девушке объяснили, что это - его последняя воля, напутствие и пожелание в случае его гибели. В нем говорилось, что муж хочет мести за свою смерть, хочет, чтобы его любимая девочка отомстила за него и пожертвовала своей жизнью, ради их воссоединения на небесах - в раю. Так сказал имам, который перевел ей это послание с арабского, когда она пришла в отряд….
Девушка задумчиво перебирала фотографии. Перед тем, как приехать сюда, она собрала самые дорогие ее сердцу снимки, отражающие счастливые моменты жизни. Вот она совсем маленькая. Прижимаясь к матери, она с улыбкой показывает пальчиком куда-то. А вот идет в школу в первый класс. Счастливое личико нетерпеливой девчушки, желающей скорее сесть за парту. Рядом опять мама. Папы у нее нет. Она не спрашивала об его уходе, а мама ничего не рассказывала….
«Мама….» - Горячая волна нежности накрыла и растворилась в воспоминаниях. «Ты – самая лучшая, самая терпеливая и сильная! Сколько раз ты прощала мои глупые выходки, сколько раз ты снисходительно смотрела на мои негодующие неуместные выплески, ни слова не говорила мне в ответ на мою грубость, жалела меня обиженную, терпеливо учила меня, настоятельно советовала. Сколько раз я тебя огорчала своими детскими капризами…. Ты плакала по ночам, заглушая рыдания подушкой. Мама…. Я посмела ослушаться тебя, убежав из дома и не получив твоего согласия на наш брак. Я опозорила тебя и весь наш род. Но я так хочу…, чтобы ты поняла меня. Поняла и…простила».
Подкативший ком судорожно сжал горло. Зарифа не смогла сдержать слез раскаяния, и несколько горячих слезинок покатились по ее щекам, оставляя влажные дорожки. Она снова поспешно вытерла их. Опять оглянулась на дверь и прислушалась. Пока все тихо. И она, шмыгнув носом, снова погрузилась в воспоминания.
Зарифа улыбнулась сквозь слезы. Она смотрела на фото своей импровизированной свадьбы в полевых условиях, в отряде боевиков мужа, после ее «похищения». А вот она уже вооруженная до зубов и одетая в черные одежды, с закрытым лицом, обнимается с мужем. Ей так хотелось выглядеть на этой фотографии ужасно отважной и совсем взрослой….

Девушка с детства росла среди воинствующих людей, думая об их отваге защитников. В отряде боевиков было много односельчан-мужчин. Она привыкла к автоматной очереди, взрывам гранат. Она привыкла не боятся! Многие мальчишки – ее сверстник уже давно научились стрелять из разного оружия и мечтали поскорее вырасти, чтобы уйти в горы….

Опять фото мамы…. Как часто, возвращаясь из школы, она проходила мимо собравшихся, болтливых соседок, обсуждающих последние новости и досужие сплетни. Зарифа, опустив голову и не поднимая глаз, тихо здоровалась и шла дальше, спиной чувствуя, устремленные на нее взгляды, слыша ядовитые шушуканья и смех вслед. Кулачки сжимались сами собой, и она ускоряла шаг. Придя домой, девочка с негодованием и злобой изливалась матери. Почему о них сплетничают, тыкая в спину пальцами? Мать только грустно качала головой и успокаивала дочь: «Поболтают и забудут»….

После побега из дома и свадьбы, она вернулась к матери - муж ушел на задание. Она, молча и холодно, встретила ее. Только красные, опухшие глаза говорили о том, что мать переживала за дочь….
И вот теперь Зарифа - замужняя женщина. Покрыв голову платком - следуя традициям своего народа, кокетливо завязав концы сзади, она теперь гордо вышагивала мимо притихших соседок, с радостной улыбкой здороваясь с ними – вот, мол, знайте, теперь и у меня есть мой мужчина, и не кто-нибудь, а командир отряда.
…Ее счастье длилось совсем недолго. За несколько часов до Нового года она узнала, что ее любимый погиб….

Девушка снова и снова просматривала фотографии, торопясь успеть вспомнить все, пока она была одна ….

После первого шока и безутешного горя, к ней пришел человек и увел в горы. Ее нигде не оставляли одну ни на минуту, всегда кто-то был рядом с ней. Сначала в отряде мужа - ее обучали диверсионному искусству, затем в спецмедресе за границей, где таких же воспитанников джамаата, усиленно готовили и наставляли, читая бесконечные проповеди и обещая вечный рай за кровь убиенных и желание отомстить. Потом дорога сюда. По-деловому и быстро ее подготовили к смерти.
Теперь она готова к встрече с мужем. Она готова к мести. Имамы благословили ее именем Аллаха….

Девушка прислушалась. Раздались голоса сопровождающих и второй смертницы. Зарифа собрала фотографии, засунула их под матрас. Молниеносно сложила записку и спрятала на груди. Самое дорогое, что она возьмет с собой завтра. «Завтра. Уже завтра…. А вдруг все не так?» - сомнение кольнуло в сердечко и горечью разлилось по всему телу. «А если….»
Она не успела додумать, не успела до конца отдаться чувству недоверия к происходящему и окружающим. В комнату вошли. Девушка встала с кровати и проследовала за сопровождающими. Один из них пристально посмотрел на девушку, достал из бокового кармана рубашки грязно-желтоватую таблетку и протянул ее Зарифе. Она безропотно взяла таблетку и, под немигающим взглядом мужчины положила в рот и проглотила ее. Так же молча, они поужинали нехитро-приготовленной едой, и пошли спать. Хмурые, молчаливые, решительные….

Все скоро уснули, кроме одного дежурного, на всякий случай бодрствующего. Было очень тихо и темно. Зарифа лежала с открытыми, ничего не видящими глазами, глядя в одну точку. Она попыталась снова войти в то состояние сомнения, что испытала, проглядывая фотографии, но действие таблетки блокировало мысли – мысли стали расползаться, не желая сосредоточиться на одном, затем и вовсе застыли, и через несколько секунд она уже спала.

Зарифа проснулась от того, что ее несильно били по щекам. Она открыла глаза и тотчас мысль о главном событии ее жизни ворвалась и завертелась. Это произойдет сегодня. Уже сегодня она должна убить себя.
Девушка равнодушно поглядела на разбудившего и встала.
Раннее утро. Солнце еще не озарило первыми лучами небо. Темно и холодно. Зарифа достала чистую одежду, и, после омовения, облачилась в длинную белую юбку, просторную рубашку и длинный жакет. Такая одежда запросто скроет пояс, начиненный несколькими килограммами взрывчатки. Без эмоций, автоматически, уже привычными движениями, она прикрепила на себя бомбу. Ни волнения, ни страха сейчас она не испытывала. Равнодушие. Холодное равнодушие и безучастность к происходящему накрыли ее, давая возможность не волновать мысли и не будоражить нервы….

Тщательно проверив адскую машинку, сверив часы, они вышли из дома. Две, ничем не примечательных приезжих из южных стран женщины, и двое местных жителей. Только обреченный, отсутствующий взгляд у одних и некоторая осторожность у других выделяла их из толпы, спешащих на работу. Отчет времени жизни смертниц пошел на минуты….

У метро они разделились. Первая пара вошла в подземку, вторая осталась наверху. Их время еще не пришло….
Через 20 минут у сопровождающего зазвонил телефон. Услышав одно слово, он взглядом показал Зарифе на вход в метро. Она утвердительно качнула головой и отправилась вниз. Сопровождающий последовал за ней.
Девушка четко следовала инструкциям: в какой вагон войти, где и как встать, что делать если….
Зарифа вошла в вагон и села на сидение с краю у входа. Поезд, собрав всех пассажиров, тронулся. Девушка опустила глаза в пол и попыталась вспомнить, что именно вчера вызвало ее сомнение, которое так и не успело оформиться. Сейчас ей можно окунуться в свои чувства… в последний раз.
А поезд убегал вперед, наполняясь теми, кто уйдет с ней, отсчитывая последние секунды ее жизни и объявляя остановки до конца….
«Уже через несколько мгновений я попаду в рай… к тебе». Она улыбнулась краешками сухих, потрескавшихся губ. «Рай, какой он? Что там? Как? Где найду тебя?». Она задавала себе вопросы, пытаясь сама на них ответить. Девушка вспомнила все разговоры с имамами о Рае, о встречи с любимым. Она готова сейчас сама выполнить его последнюю волю. Она готова совершить месть за любимого, как написал он ей в последнем своем письме. Зарифа непроизвольно дотронулась до груди, до того места, где хранила свою святыню – записку мужа, написанную красивой арабской вязью. Девушка подняла глаза и оглядела вагон. Напротив нее сидела красивая черноволосая девушка, сосредоточенно читающая каракули в тетрадке. «На учебу! Красивая», - подумала Зарифа. Она перевела взгляд на мужчину средних лет. «Наверное, хороший семьянин. Не высыпается, уснул. А вон парень молодой, улыбается, вспоминая что-то».
Мужчины, женщины…. Молодые и не очень – спешили по своим делам. Все они стали заложниками смерти - ее жертвами.

Смертельный груз отяжелил ее, но не настолько, чтобы вызвать напряжение тела или усталость, или раздражение. Неудобства он ей не доставлял. Динамик монотонно объявлял остановки: «Осторожно, двери закрываются. Следующая остановка Парк культуры». А поезд все отсчитывал и отсчитывал последние секунды….
Сейчас она приведет в действие бомбу. Уже сейчас.
Зарифа опять ушла в свои мысли, прикрыв глаза. Она опять дотронулась до записки. «Я помню все, что ты написал мне» - безмолвно прошептала она. Поезд стал притормаживать, подъезжая к станции.
Она встала. Несколько мгновений и…. И вдруг, словно током, мозг пронзила мысль - «Он не знал арабского языка. Не знал!!! И не мог знать! Кто тогда написал ее? Зачем?». Зарифа широко раскрыла глаза и судорожно дотронулась до лба. Мысли внезапно ворвались в сознание. Она поняла истину.
Поезд остановился. Люди приготовились к высадке. Для Зарифы сейчас время остановилось. Она видела все происходящее до мельчайших подробностей. Медленно, очень медленно стали открываться двери. Молодая девушка, на которую она обратила внимание, сейчас подходила к другой двери. Кадр за кадром, Зарифа видела происходящее. Она видела и весь вагон полностью, и каждого человека в отдельности. Видела каждый жест, слышала каждый вздох людей, при этом она молниеносно успевала думать. Двери очень медленно расходились в разные стороны….
Зарифу охватил ужас. Она хотела крикнуть, но крик застрял в ней, не давая вздохнуть. Она понимала, что если не она, то тот, кто сейчас видел пришедший поезд, сам сделает это. У них все было выверено до мелочей, до секунды. Разница в мгновение….
Двери раскрылись. Девушка видела, как люди очень медленно стали двигаться по направлению к выходу из дверей.
«Мама прости!» - успела сказать она и….

Пояс дернулся на девушке и начался вселенский хаос. Пламя охватило весь вагон. Зарифу разорвало в клочья, но она еще видела, чувствовала и понимала все. Адские языки лизали то, что было когда-то ее телом. Она продолжала чувствовать и мыслить….
«Как мне невыносимо больно…. Я вижу…. Ад…. Пламя не жжет, а съедает меня…. Гной во рту…. Невозможный смрад…. И жуткая боль…. Кто это? Кто там идет за мной? Неееет!!! Я не хочу!!!!»…..


- Алло?
-Все сделано.
-Кто возьмет на себя ответственность?
-Возьмут.
-Отбой.
…..

Послесловие.

Я не хочу никого оправдывать или обвинять в содеянных ужасах. Это случилось. Это факты нашей истории. Нам с этим и дальше жить….
Невыносимо тяжело рождались эти строки. Неимоверно трудно было писать об этом. Но, раз взялась, решила закончить.
Благодарю всех читателей, кто хоть немного прочувствовал то, что я хотела сказать, что «резануло» меня в то трагическое утро.
Ваша, я.
3-15.04.10г.



Читатели (397) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы