ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 296

Автор:
Глава ССXCVI


Не раз и не два в ходе кампании 1941 года немецкое командование ставило перед войсками на отдельных участках Восточного фронта задачи, с точки зрения военной теории казавшиеся неразрешимыми ввиду полного пренебрежения учётом реального соотношения сил сторон, которым страдала немецкая стратегия, в особенности после срыва плана «Барбаросса». Удивительным образом, в войсках Вермахта находились генералы, которых это обстоятельство не смущало. Эти генералы опровергали казавшиеся прежде незыблемыми каноны сухой академической стратегии и решали-таки поставленные им задачи, повергая в изумление не только противника, но нередко и начальника своего Главного штаба, приписывавшего в таких случаях неожиданный успех исключительному везению. Одним из таких генералов был Гудериан, другим – Манштейн.
В середине декабря 11-я армия Манштейна с опозданием на три недели (первоначально штурм планировался на 28 ноября) изготовилась к большому штурму Севастополя. Задержка была связана с двумя обстоятельствами.
Во-первых, нужно было накопить необходимое для огневой поддержки штурма количество боеприпасов в условиях отсутствия морской коммуникации с тылом и сильной перегруженности железных дорог. Доставка гужевым и автотранспортом исключалась из-за начавшихся в Крыму сильных дождей, сделавших непроходимыми грунтовые дороги, а других не было от Симферополя до берега Днепра; к тому же на самом Днепре понтонный мост, по которому армия перешла на восточный берег, был разрушен непогодой, и теперь до установления прочного ледового покрытия наладить сколько-нибудь удовлетворительное транспортное сообщение с тыловыми базами снабжения было невозможно. Практически все поставки осуществлялись по железной дороге. Очень скоро из-за перегруженности, налётов авиации противника и начавшихся холодов вышли из строя четыре из пяти паровозов, выделенных службами тыла группы армий «Юг» в распоряжение 11-й армии. В результате в Симферополь приходили один-два эшелона в день, что для армии Манштейна составляло каплю в море. Генерал Манштейн ввёл жёсткую экономию боеприпасов, и на несколько недель в Крыму воцарилось затишье, которое нарушали лишь отряды партизан, то и дело спускавшиеся с гор Яйлы к южному побережью. Сформированные из остатков Приморской армии генерала Петрова, не успевших уйти в Севастополь, эти отряды пополняли запасы провизии и боеприпасов, нападая на обозы 8-й румынской бригады, охранявшей южное побережье, после чего уходили обатно в горы, откуда выкурить их было пока делом безнадёжным.
Во-вторых, нужно было создать необходимый для успешного штурма численный перевес в артиллерии и живой силе, что было не менее трудной задачей, поскольку противник, в отличие от осады Севастополя англо-французскими войсками в Крымскую кампанию, полностью господствовал на море, а рассчитывать на получение подкреплений из группы армий «Юг» Манштейну не приходилось. Напротив, 11-ю армию командование Вермахта использовало с самого начала для решения сразу двух задач – и как часть группировки, наступающей на Ростов, и как отдельную армию, штурмующую Крым. Неудивительно поэтому, что Манштейну приходилось вновь и вновь принимать нетривиальные решения, сосредоточивая главные силы армии то на одном, то на другом направлении, и когда он наконец полностью сосредоточился на штурме Севастополя, фон Рунштедту пришлось оставить Ростов. Тут же из штаба группы армий «Юг» пришёл приказ передать терпящему бедствие северному соседу 170-ю и 73-ю пехотные дивизии, совершавшие в это время марш с Керченского полуострова под стены Севастополя. Манштейну удалось сохранить только 170-ю дивизию: она двигалась южным берегом Крыма и в любом случае не успевала прибыть в разумные сроки на реку Миус, где в ней нуждались немедленно. 73-ю пехотную дивизию, которую Манштейн предполагал использовать в качестве армейского резерва при нападении на бухту Северная – главную цель предстоящего штурма , - отстоять не удалось и её пришлось отдать.
Тем временем с баз советского ВМФ на восточном побережье Чёрного моря в Севастополь прибывали транспорты с боеприпасами и подкреплениями, а данные авиаразведки свидетельствовали о параллельной подготовке противником десантной операции на Керченском полуострове. Время работало на русских.
Именно последнее обстоятельство заставило Манштейна принять одно из самых трудных решений в этой кампании: немедленно начать штурм, стянув к Севастополю все наличные войска и оставив для прикрытия тыла на восточном побережье заведомо недостаточные для отражения крупного десанта силы. Принимая это решение, Манштейн руководствовался классической стратегией Наполеона, выигравшего в 1796-1797 годах с небольшой армией Итальянскую кампанию благодаря искусству планирования операций на специфическом театре войны, отгороженном от внешнего мира, подобно Крыму, труднопреодолимыми географическими препятствиями.
Сосредоточив все силы на одном из участков, который являлся в данный момент ключевым, Манштейн оставлял противнику возможность проявить инициативу на другом участке, но лишь затем, чтобы, сохраняя свободу манёвра, своевременно перенести тяжесть удара на другой участок. Сначала Манштейну пришлось приостановить штурм Крымского перешейка, чтобы отразить наступление русских с тыла, и он успешно решил эту задачу, после чего вернулся в Крым и довершил разгром генерала Батова. Таким путём Манштейн опроверг бездарную стратегию командарма Кузнецова, размазавшего силы по периметру полуострова вместо того чтобы сосредоточить их на решающем участке сухопутной обороны.
Теперь немецкий генерал оставил только одну немецкую дивизию и одну румынскую бригаду в районе Керчи, не боясь призраков и фактически провоцируя противника на проведение десантной оперции. Манштейн был уверен в способность своей армии в случае необходимости отразить такое нападение, сопряжённое для противника с большими трудностями организационного и снабженческого характера. Отчасти сыграло свою роль и пренебрежительное отношение к командованию противника, сформировавшееся у командующего 11-й армией в дни борьбы за Турецкий вал, Ишунь и Ак-Монай. Уж если противник не использовал всех выгод своего положения в Крыму, хотя имел для этого все возможности, нетрудно было предположить, чем закончится для него десантная операция, требующая для успеха гораздо большего искусства.
Несколько раз Манштейн выезжал на южный участок побережья и с высокого берега всматривался в туманную даль. Чёрное море вырастало внизу огромной тёмно-сизой стеной. Оно было неспокойно. В середине декабря сильно штормило. Где-то там, далеко на юго-востоке, в Туапсе, русские готовили большой десант. Для прикрытия его они стянули все корабли сопровождения транспортов. Там же, по сведениям разведки, находился командующий Черноморским флотом вице-адмирал Октябрьский. Убедившись, что штормовая погода затягивается, Манштейн наконец решился и нанёс удар первым, пока осаждённый Севастополь на несколько дней лишился огневой поддержки с моря.







Читатели (245) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы