ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 293

Автор:
Глава ССXCIII


9 декабря мобильная группа генерала Москаленко прорвала фронт 2-й немецкой армии и, обходя Елец c севера, устремилась на Казаки, развязку дорог в 20 километрах западнее города. Генерал Метц, зная уже о прорыве фронта также и на на южном фланге 2-й армии, поспешно отводил войска из Ельца на запад, прикрывшись арьергардом. В тот же день в Елец вошла 148-я стрелковая дивизия 13-й армии генерала Городнянского. Немецкий арьергард c боями отходил на Казаки под ударами советской авиации. Уйти удалось не всем. Фланговым ударом с севера танки и кавалерия Москаленко перехватили два немецких пехотных полка, взяв много пленных и богатые трофеи – грузовики, мотоциклы, миномёты и пулемёты, конные подводы с боеприпасами. Допрос пленных показал, что полки принадлежат пехотным дивизиям разных армейских корпусов: 262-я дивизия входила в состав 34-го АК, 134-я – в состав 35-го АК. Войска, успевшие уйти через Казаки, продолжили отступление на запад и северо-запад, сохраняя порядок и продолжая оказывать ожесточённое сопротивление. Генерал Метц лично руководил отступлением, находясь в войсках. Нередко отступающие части бросали тяжёлую технику и обозы, но почти никогда – раненых и обмороженных, а там, где успевали подобрать, забирали с собой и убитых. В очередной раз генерал Москаленко обратил внимание на то, что стык двух войсковых соединений у противника был силой, а не слабостью, как это сплошь и рядом случалось у советских генералов.
Но если немецкий арьергард в целом удовлетворительно справлялся с прикрытием отступающей из елецкого дефиле группировки, то предотвратить угрозу выхода в глубокий тыл мобильной группы генерала Костенко, наступающей с юга, он уже был бессилен. Обнаружив, что за рекой Олым дорогу на Ливны перерезали танки и кавалерия Костенко, немецкие колонны в районе Архангельское, Хитрово, Долгоруково повернули на северо-запад в надежде прорваться в Орёл, в расположение тыловых служб танковой армии Гудериана. Генерал Городнянский своевременно разгадал этот манёвр и развернул группировку Москаленко левым флангом на запад, а правым – на северо-запад, не допуская разрыва с войсками наступающей южнее Ефремова 3-й армии.
10 и 11 декабря мобильные авангарды групп Москаленко и Костенко, быстро продвигаясь на северо-запад, глубоко охватили с флангов две немецкие дивизии, заходя им в тыл. 262-ю пехотную дивизию они вытолкнули на север, где она попала под фланговый удар 3-й армии, а над двумя другими дивизиями групировки генерала Метца – 134-й и 45-й – нависла угроза полного оперативного окружения.
12 декабря разъезды кавалерии генерала Крючёнкина форсировали Варгол севернее железной дороги Ливны – Елец и устремились к станции Верховье, узлу железных дорог Елец-Орёл и Ливны-Орёл. Авангард генерала Москаленко правым флангом вышел к реке Семенец, а его левофланговая 150-я танковая бригада вышла к западной окраине Измалково, где была остановлена огнём самоходной противотанковой артиллерии 134-й пехотной дивизии. Считая, что успех окружения обеспечен, и испытывая трудности в организации снабжения, доставляемые продолжающими сопротивляться в узлах коммуникаций дивизиями генерала Метца в районе Измалково и южнее, генерал Бодин убедил маршала Тимошенко усилить внутреннее кольцо окружения за счёт группы Москаленко и забрать у неё 307-ю стрелковую дивизию.
Генерал Москаленко энергично протестовал: его войска и без того уже вели наступление по расходящимся направлениям, и ему было непонятно, зачем начальству понадобилось отбирать у него 307-ю дивизию для усиления 150-й танковой бригады, увязнувшей в боях за Измалково, а 143-ю стрелковую дивизию армейского резерва, которую он тщетно просил у Городнянского, направлять во втором эшелоне на запад следом за 148–й дивизией, фронтально теснящей немецкую группировку. Не будучи мобильными, эти стрелковые дивизии обречены были теперь и впредь выдавливать на запад из мешка полуокружённого противника, вместо того чтобы двигаться в обход во втором эшелоне позади мобильных войск на флангах. Кроме того, Москаленко выразил сомнение в способности своей ослабленной мобильной группы успешно развивать наступление на Верховье, где, по замыслу Тимошенко, должны были теперь встретиться обе мобильные группы. Не найдя понимания в штабе 13-й армии, генерал Москаленко связался со штабом фронта. Тимошенко стал его успокаивать.
- Не волнуйтесь. Крючёнкин и Руссиянов очень сильны. Они ударят на Верховье с юга, нанося главный удар, и вашей кавалерии не придётся взламывать оборону, нужно будет лишь перехватить бегущего противника и перерезать ему коммуникации.
Между тем у генерала Метца в Измалково отсутствовали необходимые для дальнейшего отхода запасы горючего. Несколько десятков бочек, сброшенных с самолётов на грузовых парашютах вместе с продовольствием и листовками, призывающими войска держаться, проблемы не решили. Слив остатки топлива из части обозных грузовиков, генерал Метц заправил оставшуюся технику и ночью вывел войска тремя колоннами на северо-восток, воспользовавшись заминкой, случившейся у Москаленко на левом фланге. В Измалково остались десяток самоходок и много грузовиков. В районе Шатилово танки группы Костенко атаковали во фланг штабную колонну 134-й пехотной дивизии и разгромили её. Убедившись, что он окружён, генерал Метц вылетел на присланном за ним самолёте за линию фронта, приказав командиру дивизии генерал-лейтенанту фон Кохенгаузену вести войска через Россошное и Верхнюю Любовшу на Верховье.
В 6 часов вечера 14 декабря, как только стемнело, генерал фон Кохенгаузен при 20-градусном морозе вывел 134-ю дивизию из Россошного и тремя полковыми колоннами двинул к реке Любовша.
Беря начало в двух десятках километров к юго-западу от Ефремова, эта река с высокими крутыми берегами течёт на юг, в сторону Ливен. Она и стала решающим препятствием на пути отступающей немецкой группировки. Грузовики с ранеными буксовали на скользкой дороге. Обессиленные лошади не могли вытянуть на крутую горку орудийные лафеты. На дорогах возник затор. Свернуть с дорог не позволяли 40-сантиметровые сугробы. Связь не работала. Ушедшая вперёд в сторону Верховья разведка была встречена пулемётным огнём аванпостов генерала Костенко. Когда две немецкие атаки, предпринятые в течение ночи, были отбиты, генерал фон Кохенгаузен застрелился в своей машине. Сменивший его во главе дивизии командир пехотного полка приказал бросить технику и обозы и обойти огневую точку противника с фланга, наступая тремя батальонами на 6-километровом фронте. Когда на рассвете 15 декабря немецкая пехота стала разворачиваться для атаки, в небе на юго-западе полыхнула зарница, и не успевшие развернуться батальоны были накрыты залпом «катюш».


.




Читатели (255) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы