ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



ЧЕЛОВЕК-МАССА

Автор:
ЧЕЛОВЕК-МАССА

Человек или масса?
Во всём есть свои плюсы. Даже в таком, казалось бы, отрицательном явлении, как смерть. И хотя в каждом конкретном случае имеется свой такой плюс (погиб, например, преступник, который мог причинить много зла людям), можно выявить и общий для всех них положительный аспект. Его очень ясно обозначил, например, философ ХХ века Мартин Хайдеггер в книге «Бытие и время». Суть этого аспекта заключается в том, что человек, осознавая свою смертность, поднимается над всей природой и олицетворяет собой новый уровень бытия, новую ступень эволюции. Человек – он разумный, но разум как способность к осознанию предполагает и осознание смерти, без которого невозможна никакая разумная деятельность. Если же человек «забывает» свою смертность, его существование, полагает Хайдеггер, не является подлинным. Оно становится подобным существованию вещей или живых существ, не сознающих того, что они есть, что пребывают в этом мире. Так что только разумная жизнь и способность оставаться собой перед лицом смерти делают каждого из нас достойным звания человека.
А «забыть» о смерти, «убежать» от мысли о ней можно. Люди слабовольные и в интеллектуальном плане недалёкие особенно этого хотят, что объясняется психологически. Но повседневные хлопоты о насущных проблемах, в которые все мы обычно погружены, заставляют не только таких, но и людей, истинно стремящихся к вечным ценностям и идеалам, забыться в круговороте жизни, в мирской суете, уйти от подлинного существования. Этому способствует ныне «das Man». Неологизм Хайдеггера, производный от неопределённо-личного местоимения, лучше всего перевести на русский язык словом «люд». Безликий люд – сегодняшняя реальность; люд не знает смерти (как не знают её и материальные вещи, в заботы о которых он погружён) ибо умирание – сугубо личный акт, а масса бессмертна. Соответственно вырабатывается норма равнодушного отношения к смерти, а мысль о ней считается бегством от мира, слабостью.
В итоге мы наблюдаем явление, с тревожностью описываемое не только Хайдеггером, но и десятками других писателей, философов и культурологов. Среди них Х. Ортега-и-Гассет, С. Московичи, О. Шпенглер, К. Ясперс, Г. Маркузе, С. Кара-Мурза, Г. Гессе, К. Юнг, Э. Фромм, Г. Лебон и др. Все они отмечают одно: на сцену истории выходит новый человек, человек-масса. Такой же, как и раньше - с руками, ногами - но при этом обладающий рядом свойств, позволяющих безошибочно выделить этот тип. В частности:
1) Хочет быть таким, как все, и чтобы остальные также стали частью толпы (испытывает от этого довольство). Думать, говорить, одеваться, жить как все. Начинается это ещё в детстве: все носят джинсы — и я буду носить, у всех дома плакаты с любимыми группами — и у меня должны быть. А потом такой человек подтрунивает над теми, у кого ещё нет модных джинсов, и теми, кто вообще в костюме ходит, и принуждает их, таким образом, к вхождению в массу.
2) Не стремится ничего переделать, принимает предметы обихода и формы жизни такими, какими навязывает ему рациональное планирование и машинная продукция, и ощущает правильность и разумность такого поведения. Не ценит самобытность. Пассивно и некритично принимает господствующий порядок, нормы, ценности, традиции, законы.
3) Не обладает чувством ответственности за себя и других, за будущее. Всё кажется индивиду предрешённым до него и за него; общество обладает несравненно большей силой, чем он, а потому от него ничего не зависит. Установлено, что чем более значима для человека ситуация, тем меньше он склонен к конформизму. Остаётся признать (раз уж мы всегда так покорно принимаем существующий где-либо уклад), что все плевать хотели на то, что будет с нами и нашими близкими завтра.
4) Управляем, внушаем. Так как индивид не обладает независимым мышлением и склонен избегать самостоятельных решений, характеризуется приспособленческой ориентацией, то с легкостью воспринимает уже готовые решения, стандарты поведения, оценки, особенно если те хорошо преподнесены.
5) Приобретает чувство собственной силы и безнаказанности (ввиду анонимности существования в толпе). Если я – часть толпы и разделяю её интересы, то всё, что она делает, она делает для меня и за меня. Слепое следование за чужим мнением избавляет меня, к тому же, от лишних трудностей, и помогает осуществлять свои интересы (понятие истины при этом попросту игнорируется).
6) Не способен ни на какое усилие воли, кроме того, что является непосредственной реакцией на внешнюю необходимость: «Выгодно сторониться того, что могло бы обременить».
7) Лишён духовного начала. Интеллект снижен, преобладает бессознательное. Чувствителен ко всему материальному, в целом повышено эмоциональное восприятие всего, что он видит и слышит (не случайно популярные виды спорта – либо на рекорд, скорость, либо командные; а в искусстве всё больше зрелищности и всё меньше смысла). Учеными было выявлено, что тенденция к конформизму связана помимо прочего с низким интеллектом и уровнем развития самосознания.
Всё это – последствия ухода от мира и от подлинного существования.
Стоит, правда, заметить, что «психология массы» – это древнейшая психология человечества, и с этой точки зрения вышеперечисленные явления можно было бы счесть естественными: ведь первоначально отдельный человек вообще не мыслился вне коллектива, и даже окружающие явления оценивал исключительно как «добро» или «зло» с точки зрения полезности для своего племени! Однако такая позиция была бы верна только для той же глубокой древности. Единение тогда было просто необходимым для выживания, невозможно было удовлетворить даже самые минимальные потребности в еде и безопасности в одиночку. Племя поэтому было важнее отдельного его члена. Сейчас, при нынешнем уровне развития, напротив, общество рассматривается как система, состоящая из личностей, то есть личность признаётся основой общества, интересы её имеют наивысший приоритет (см. ст. 2 Конституции РФ). Отсюда и концепция естественных прав человека, которые не могут быть ограничены государством, так как государство само создано людьми для защиты этих прав. Человек больше не является рабом физиологических потребностей – их удовлетворение надёжно обеспечено – а потому независимая индивидуальность – новый, революционный этап в развитии человечества, истинный показатель прогресса.
Но вот незадача, есть две тенденции: свобода зрелого разума и желание узаконить эту свободу. Дело в том, что «влиться в стадо» – это один из способов (коими могут служить также творчество, религия, легкие наркотики и т.д.) избежать чувства своей беспомощности, неизбежности смерти, неизвестности будущего, а следовательно также тревоги и отчуждённости по отношению к Миру, которые свойственны каждому человеку в силу его природы. Для независимой индивидуальности такой способ, конечно, неприемлем, но проблема экзистенционального вакуума остаётся и настоятельно требует решения. В древности-то она пряталась за коллективным сознанием и духом и верой в сверхъестественное, но теперь уже «индивидуальный дух», преодолев церковную опеку полностью, а государственную – частично, обрёл, наконец, долгожданную для него свободу, но сколь невыносима она оказалась! Дух этот на глазах становится продажным, разочаровывается в себе без идеала, и люди своим конформизмом пытаются опять уйти от свободы, завоёванной предыдущими поколениями; они находят утешительное забытье в любых увлечениях и умениях, не желая думать о смерти. Будь то умение играть в «Сапёр» на компьютере или умение управлять автомобилем, одержимость футбольных фанатов, коллекционирование очередной дребедени и другие глупые хобби. Современный человек-масса – это возвратившийся к истокам эволюции человек. Вывод один: дабы не потерять завоевания предыдущих эпох и снова не опуститься вниз по лестнице эволюции, нужно найти новые ориентиры, которые станут опорой личностной свободы (то самое «узаконение свободы»).
Я нахожу такой опорой духовное воспитание, любовь и гармонию. Но сможем ли мы когда-либо достичь таких высоких идеалов? Недавно какой-то нигерийский террорист опять пытался взорвать самолёт. Террориста поймали, и не успело начаться следствие по делу, как в его адрес посыпались заявления на подобие «Он больше не нигериец!» или «Он больше не мусульманин!», а женщину, похожую на его мать, бездумно оскорбили. Кому какое дело, что США ищет повод для очередной «мирной» операции? Моя хата с краю! Видимо, за 2000 лет ничего не изменилось, почему же должно измениться теперь?
Наверно потому, что время нынешнее – особое. Чтобы понять это, обратимся к историческому анализу, попытаемся, хоть это всегда бывает очень сложно, посмотреть на современность в контексте исторического процесса. Маркс в основу этого процесса поставил способ производства, но несомненно, что как экономика влияет на культурную и политическую жизнь общества, его социальную структуру, так и культура, политика и социальная структура оказывают влияние на экономику, что, в конечном счёте, и обеспечивает бесконечную динамику жизни. Поэтому в альтернативу формационного подхода Маркса целый ряд учёных занялся разработкой цивилизационного подхода, в основу которого положено циклическое развитие культуры. Л. Гумилев, например, рассматривал историю с позиции отдельных этносов, время жизни каждого - 1200-1500 лет.
В своем развитии этнос, согласно Гумилёву, проходит ряд фаз. В акматической фазе людям свойственно стремление к идеалу успеха и победы, готовность жертвовать собой во имя идеала. В инерционной фазе, следующей после некоторого надлома, усиливается стремление развивать хозяйство, культуру. Далее наступает фаза обскурации, для которой характерны стремление к материальному благополучию, в искусстве идет снижение стиля, в науке оригинальные работы вытесняются компиляциями, растут коррупция, продажность, невежество и беспринципность. Этнос "увядает", даже если он не поглощается новым этносом, падает воля к жизни, падает рождаемость, растет смертность. Этнос превращается в реликт, если сохраняются благоприятные природно-климатические условия, или полностью исчезает, если таковые разрушены на предшествующей фазе.
Я уже сказал о том, что теперешнее массовое сознание как бы отвергает те достижения, которые были достигнуты во многовековой борьбе людей за свободу, справедливость, достаток. Мы уже ни к чему не стремимся – только потребляем плоды, мало задумываясь о том, откуда они взялись. Несомненно, что вся западная цивилизация переживает сейчас фазу обскурации, то есть упадок. Культ материального благополучия, продажность искусства, превышение смертности над рождаемостью – лишь некоторые тому подтверждения. И это естественно, ибо "слишком хорошие условия, как правило, поощряют возврат к природе, прекращение всякого роста" (А. Тойнби). Мы должны признать, что любая культура развивается циклично, в какой-то момент достигает расцвета, а потом неизбежен упадок. Признать, что сегодняшняя стадия "самодовольства" этноса не есть высшее благо, напротив, это свидетельство смерти, ибо нельзя жить, ни к чему не стремясь.
Но отрицая прошлое, массы являются в то же время предвестниками "революции" и нового порядка. После падения всегда идёт взлёт, и кто знает, чем обернётся сегодняшний упадок – во всём есть свои плюсы. Массы вновь организуются в некую общность, появятся новые идеалы, к которым будут стремиться уже не отдельные индивидуальности, а целые народы. Будет создана новая культура, и возникнет она из неприязни к старой культуре и всем её недостаткам, в том числе обману и лицемерию, и будет бороться против них. И вот тогда (не исключено, что лишь через сотню-другую лет) наступит новая эпоха – посткапиталистическая, и мы смеем по крайней мере надеяться, что это будет эпоха свободных индивидуальностей, достойных называться людьми. Однако пока вопрос «сможет ли человек стать духовно независимым от толпы?» остаётся открытым.
Во всяком случае, мы должны помнить, что человек сам творец истории, и только от него зависит его будущее. Все события, конечно, предопределены предшествующими событиями, иначе говоря – состояниями данной системы и систем, с ней взаимодействующих. В том числе, предопределены наши поступки и их мотивы. Но так как мы всё-таки не знаем будущего, не знаем, что нам уготовлено судьбой, то подобный детерминизм ничем не отличается от индетерминизма, и так же верно будет утверждение, что мы сами способны строить свою жизнь и разумной деятельностью определять ход истории. Свободе нужно противопоставлять не «причинность», а «принуждение». Несмотря на то, что желания наши являются закономерной и необходимой реакцией на объективные процессы, они всё-таки наши – собственные, также как и волевые механизмы, хоть и установлены природой.
Есть и другой, неисторический контекст соотношения человека и массы. Речь идёт о том, насколько такое явление как конформизм естественно, насколько человек может и должен быть свободным от общества. Разумеется, о полной свободе никто не говорит. И тут у конформизма тоже есть свои плюсы. Он позволяет выжить в кризисных, сложных условиях (сохраняет единство группы), помогает быстро принимать решения, уменьшает время адаптации человека в коллективе, исправляет ошибочное мнение или поведение (если большинство оказалось правым), защищает психику индивида. С другой стороны конформное поведение приводит к потере способности принимать самостоятельные решения и ориентироваться в непривычных условиях, к потере индивидуальности, независимости, на нём строится любая манипуляция массами. Поэтому в любой ситуации целесообразно наличие лишь определённой, разумной доли конформизма. В конце концов, так называемый нонконформизм (негативизм) тоже является примером психологически незрелого, детского поведения. Да и не всегда можно чётко определить, является ли поведение конформным или нет, - нужен тщательный анализ социальной ситуации, в которую заброшена личность.



Становление и развитие массового общества.
Особый интерес представляет вопрос, как докатились мы до жизни, в которой доминирующей формой существования стала толпа, масса, «люд», как получилось, что индивидуальности оказались на грани вырождения. Человек всегда был скован нормами той социальной группы, в которой он состоит и от которой зависит. Но на сегодняшний день он, хотя бы и потенциально, но всё же обладает такой свободой от социальных институтов, которая раньше была доступна лишь ничтожному меньшинству населения. Так в чём же причина?
Это меньшинство однако, те же дворяне например, тоже не проявляло охоты пользоваться такой свободой. И вроде живи припеваючи в своём имении, независимо ни от кого: крестьяне тебя полностью содержат. Ан нет – есть же мода, правила приличия и хорошего тона и т.д. А сегодня на месте меньшинства оказалось большинство, потому и получила неслыханное распространение человекомасса. О том, как это выглядело в более детальном рассмотрении, и о том, почему всё получилось именно так, а не иначе – рассказ далее.
И начать нужно, по всей видимости, с эпохи буржуазно-демократических революций, толчком к которым послужила церковная реформация 16-17 веков. Именно тогда произошёл бунт разума, повсеместное обмирщение духа и утверждение новой этики гуманизма. Началась эпоха в 16-м веке (крестьянская война в Германии, революция в Нидерландах). В Англии революция произошла в середине 17-го века, во Франции – в конце 18-го. В Японии реставрация Мэйдзи началась в 1867-м, в России и Китае переворот свершился только в начале двадцатого века. В ходе этих революций индивидуализм впервые стал претендовать на роль официальной идеологии – видимо время пришло. Соответственно широкую поддержку получила теория естественного права, согласно которой все люди имеют уже по рождению набор неотчуждаемых прав.
Но даны ли нам на самом деле какие-то права от природы, если закон природы - борьба за существование? Современные учёные отмечают, что естественное право, как и право позитивное, является динамичным, и для каждого исторического периода оно своё. Так, военная диктатура является благом для народа в борьбе за независимость и становится злом, когда внешняя опасность устранена. Абсолютная монархия может оказаться как прогрессивным явлением, высвобождая массы из-под гнёта мелких феодалов, так и застойным, лавируя между интересами нарождающейся буржуазии, выступающей за демократию и либерализм, и дворянства, которое обладает множеством привилегий, не принося при этом никакой реальной пользы обществу. Таким образом, естественное право хоть и исходит из положения, что отдельному лицу должен быть предоставлен максимум свободы, совместимой с благом общества как целого, но ключевым вопросом остается всё-таки вопрос: а что же современное общество способно гарантировать человеку от рождения как представителю вида, и что оно считает нужным отнять ради общего блага?
Всё это не учитывали идеологи Великой Французской революции, используя давно известную концепцию естественных прав как привлекательный для большинства лозунг, только для свержения старого строя. Действительно, в условиях феодальной эксплуатации и одобрения её государством тезис «частная собственность священна» выглядит заманчиво и естественно. Но для общества, живущего исключительно скотоводством, такая собственность была бы верхом абсурда. И слава Богу, что пока ещё не всё можно купить в собственность обычному человеку (вооружение, наркотики, объекты общественного пользования, неотделимые от личности нематериальные блага и т.д.). Так же и провозглашённые в ходе революций свобода слова, творчества и предпринимательства сами по себе хороши, но при определённых условиях приводят к отрицательным последствиям, и поэтому должны быть ограничены. Почему, вы думаете, мы получили теперь фашизм, порнографию, наркоманию, ложь рекламы, детское насилие, экологический кризис, упадок искусства и нравов, власть денег? Всё благо лишь если в меру. Либеральные идеи, таким образом, не абсолютны, оспоримы в других условиях и в другое время, однако факт в том, что с победой буржуазии и утверждением индивидуализма они получили всеобщее признание.
Этот факт значим для дальнейшего анализа становления массового общества, и прежде всего – его культуры. Не трудно понять, что массовая культура имеет своим началом именно творческую свободу, равенство всех людей и рыночный механизм хозяйствования. В отличие от настоящего, массовое искусство является, в сущности, предпринимательством, направлено на получение прибыли посредством удовлетворения потребностей потенциально безграничной аудитории, а не на самовыражение, утверждение ценностей, "чувство прекрасного" в человеке.
В этом её главное отличие от подлинного искусства, цель которого, по мнению В. Соловьёва, с одной стороны, в одухотворении материальной красоты, с другой - в материализации духовных идей, то есть в итоге искусство призвано воплотить в действительности духовные устремления человечества, его представления о совершенном идеале: «Понимаемое таким образом искусство перестает быть пустою забавою и становится делом важным и назидательным».
Массовое искусство, являясь, напротив, всего лишь удовлетворением усреднённых типов потребительских реакций, понижается в своем качестве и в своей ценности. Оно становится более дешевым, полезным и комфортабельным, но и более плоским. Логично, что теперь оно возбуждает лишь поверхностные эмоции, не подвергая испытанию умственные способности, какому потребителю охота напрягаться в своём потреблении? Культурный товар в настоящее время должен отвлекать людей от реальной жизни, питать их вымышленными картинками, погружать в летаргический сон, избавляя от насущных проблем.
Однако не только искусством характеризуется духовно-культурная сфера жизни. Огромное влияние победа буржуазии оказала на развитие науки, о чём будет сказано далее. Причём получилось так, что научное познание с самого начала противопоставлялось религии, ибо католическая церковь, пытаясь остаться авторитетным носителем великой тайны Божьего мира, была против всякого самостоятельного, свободного исследования. В результате наука старалась объяснить мир «без Бога», и так на Земле появился атеизм. Неизбежно последовал духовный кризис, выразившийся в тотальной разочарованности, душевной смуте, равнодушии и бесчувственности, релятивистской идеологии (всё условно! всё относительно!). Духовный вакуум во многом объясняет нынешние безволие и гедонизм.
Под влиянием перемен в религии, экономике и социальной структуре изменилась и вся этика. С утверждением капитализма и всеобщего стремления к прибыли, с признанием наживы самоцелью, такие черты, как успешность, деловитость, практичность, значительность стали цениться в людях больше прежнего, и в итоге это привело к публичному оправданию цинизма, жадности и карьеризма; торгашество и своекорыстие стали нормой.
Что касается социальной сферы, то достигнутая производственная свобода привела к социальному расслоению, к необходимости сохранения социальных групп в отсутствие сословий, психологической потребности в единении, и в конечном счёте создаются иллюзорные социальные нормы, не имеющие никакой настоящей значимости. Так рождаются массы, ведь наряду со стремлением к свободе и независимости в человеке, как уже было сказано, укоренено и стремление к безопасности, бегство от свободы. За многими нормами, принятыми в отдельных социальных группах, не видно никакой пользы кроме обеспечения монолитности самой группы, хотя группа могла бы существовать и без этого. Большинство индивидов вынуждены следовать таким нормам, чтобы избежать пристального к себе внимания, осуждения девиантного поведения, непринятия их группой. В принципе, такая ситуация была во все времена, но сейчас она вошла в противоречие со вновь провозглашённой идеологией.
Наконец, важное следствие революций – установление демократических режимов с представительным парламентом (всё те же естественные права подразумевают «власть народа»). Такая ситуации заставила власть имеющих искать новые способы манипуляции общественным сознанием, совершенствовать PR-акции, разрабатывать способы парламентской борьбы.
В последнем случае наиболее типичен парламент Великобритании, где используются приёмы «кенгуру», «гильотина», «закрытие». Первый состоит в том, что спикер (представитель правящей партии) сам решает, какие поправки к законопроекту обсуждать, а какие нет, и сковывает таким образом всю оппозицию. “Закрытие” основано на том, что на любой стадии обсуждения вопроса может быть внесено предложение о прекращении дебатов, причём определяющую роль в принятии этого предложения играет верхушка правящей партии. «Гильотина» также направлена на ограничение свободы слова в парламенте.
Пример, убедительно демонстрирующий нам, что в реальности людьми управляют как марионетками, но при этом у них создаётся ощущение собственной значимости – это политические выборы. В канун президентских выборов в 1996-м рейтинг Ельцина упал до 6%, однако новая российская элита, почувствовав себя в опасности, сделала всё, чтобы заставить россиян сделать «правильный» выбор. СМИ не переставали чернить Зюганова, пугали избирателей возрождением тоталитаризма, развернули грандиозную рекламную кампанию под действенными лозунгами. Чтобы отнять голоса у коммунистов появился кандидат от третьей стороны – А.Лебедь. Позже он призвал своих сторонников голосовать за Ельцина, который тем временем совершил рекламный полёт в Чечню, обещая военным мирный договор. Результат всего этого известен. Имидж кандидата, его репутация, личные качества (патриот, благодетель), удачные предвыборные обещания и речи, полные психологических приёмов, лживая биография, хорошо организованное турне по округу сегодня решают всё. Любыми способами агитаторы пытаются уверить людей, что именно этот человек лучше всего борется с коррупцией, бюрократической волокитой, преступностью, что он поможет одновременно и профсоюзам, и бизнесу.
Итак, стало ли государство более демократичным после свержения монаршего абсолютизма и установления целого спектра прав человека? Для ответа на этот вопрос нужно понять, что вообще представляет собой государство, в чём его сущность. Изначально оно возникло в силу объективной необходимости регулирования общественных отношений, для защиты от нападений, организации общественных работ и распределения ресурсов. Но уже тогда, в древности, налицо было противостояние господствующего класса и закабалённого населения, то есть государство с самого начала противостоит народу, закрепляя власть элиты. Современные принципы демократии и правового государства поставили власть в иной ранг, безусловно. Но у государства всё равно могут возникать интересы, отличные от интересов общества, ведь это очень влиятельный и обширный институт. А так как управлять массами в значительной степени проще, чем индивидуальностями, которые верят в свои силы, государство в принципе заинтересовано в массовом сознании. Господство массовой культуры разрушает систему ценностей человека, он теряет устойчивые ориентиры, отсюда – легкость манипуляции его сознанием. Политики применяют "превращение в толпу" как технологию власти, ибо в толпе исчезает сознательная личность.
Но все перечисленные последствия нового уклада (стадное сознание, массовая культура, меркантильная этика, политическая профанация), не сразу, конечно, достигли такого масштаба. Здесь факторами выступили другие, более поздние явления, которые, правда, тоже имеют своим условием свободу предпринимательства. Явления эти не хороши и не плохи сами по себе, они объективны, однако как они используются – вопрос другой. Я говорю сейчас, во-первых, о новых знания в сфере кибернетики, психологии, социологии и маркетинга, а во-вторых, о новых технических возможностях (то есть о теоретической и о технической сторонах научного прогресса). Все они – следствия инноваций, которые вызывают структурные изменения в экономике и перестраивают всё общество. Инноваций стало значительно больше с утверждением капиталистического "духа эффективности и пользы".
Благодаря новым знаниям теперь одни люди умеют эффективно воздействовать на сознание других, в нужное время определённой "сигнатурой" (совокупностью внешних признаков) задействовать заложенные в человеке природой "поведенческие программы", достигая своих корыстных целей. В пример можно назвать нейролингвистическое программирование, технологию 25-го кадра и много других способов воздействия на сознание. И если раньше подобные знания составляли тайные учения, доступные только избранным, то теперь о них может узнать каждый (свобода слова!), но от этого они не стали менее эффективными, ведь человеческая природа осталась неизменной. А так как спрос на такие знания растёт, их становиться всё больше: инновации в этой сфере ещё ждут нас. И вот люди уже не могут быть независимыми, и из актёров превращаются в жалких марионеток.
Развитие психологии и маркетинга проявляется особенно в рекламе – «промывке» мозгов ради получения прибыли. Реклама подсознательно внушает нам, что обладание определённым товаром сделает нашу жизнь счастливее и проще, что мы станем лучше других, если приобретём его, что это так естественно – купить этот товар; и наоборот – нас ждут разочарования и неудачи, если мы не последуем совету рекламы. Всё это происходит с помощи прямой фальсификации и наглой эксплуатации качеств человеческой психики и логики, давления на инстинкты. Все как будто знают, что реклама – это ложь, но ведь если бы она не действовала, её бы и не было, так?
Что касается техники, закономерно последовавший за революциями промышленный переворот 18-19 веков и дальше – научно-техническая революция середины 20 века существенно преобразовали мир. Прежде всего, следует сказать, что расширение возможностей производства неизбежно ведёт к кризису перепроизводства. Этот кризис преодолевается повсеместно созданием потребительского общества, то есть общества, где технические инновации и другие средства используются для возбуждения совокупного спроса, для увеличения потребления. Основная цель производителя здесь – внушить людям, что данный товар им нужен, что есть смысл отдать за него деньги. Чтобы разжечь потребность, развиваются мода, престиж, реклама, создаются искусственные проблемы, на которые уже есть готовые решения (только плати). Потребление становится главным смыслом жизни, показателем благосостояния населения. Культом материального благополучия и плотского удовольствия взращивается «человек потребляющий». Хуже того, товар превращается в дешёвый суррогат: синтетическая пища с неизвестными добавками, постоянно ломающаяся или устаревающая бытовая техника. И уже позднее, после кризиса перепроизводства, вызванного введением машин, для увеличения прибыли продолжают использоваться те же успешные методы. Человек, мечтавший на заре Нового времени с помощью техники подчинить мир природы, в результате сам оказался порабощённым этой техникой, из «образа и подобия Бога» превратившись в «образ и подобие Машины».
Всему этому способствовало, несомненно, такое следствие развития техники, как СМИ. Газеты стали печататься огромными тиражами, появились телевидение и радио. С помощью СМИ преформированием ложных потребностей стимулируется спрос, а также сохраняется иллюзия индивидуализма (рекламные лозунги типа «Выбирай!», «Отдыхай!», «Бери от жизни всё!»), иллюзия внутреннего разнообразия массовой культуры (на самом деле культурные подгруппы различаются ровно настолько, чтобы можно было демонстрировать данное различие как ценность). Политики используют СМИ для распространения мнения о демократичности действующей политической системы. Обходя стороной целостный характер проблемы и предлагая в качестве достоверных сведений отрывочные суждения и данные, СМИ умело формируют нужное политическому руководству общественное мнение.
СМИ «фактически контролируют всю нашу культуру, пропуская ее через свои фильтры, выделяют отдельные элементы из общей массы культурных явлений и придают им особый вес, повышают ценность одной идеи, обесценивают другую... То, что не попало в каналы массовой коммуникации, в наше время почти не оказывает влияния на развитие общества» (Г. Ле Бон). С самого детства через СМИ закладываются образцы поведения, потребности, образ мыслей, стереотипы. Дети живут, подражая героям сериалов и боевиков и воспринимая их поведение как приемлемое и естественное.
При этом политическая, коммерческая и культурная элита сращиваются воедино ввиду общих целей (начался данный процесс примерно после Великой депрессии). То же спиртное – его продажа выгодна как фирме, которая имеет неплохую прибыль (раз уж в массового потребителя внедрили мнение о естественности пития), так и государству, которое имеет с этого налог (однако интересы элит совпадают лишь до определённого предела).
Огромная, в некоторой степени даже отупляющая индустрия развлечений – кино, концерты, клубы и дискотеки, популярная музыка, любовные романы, фэнтези, компьютерные игры – также выгодна всем тем, кто хочет увести людей подальше от реальности. Массовое искусство не является духовным производством, так как направлено на прибыль. Ибо где начинается выгода, там кончается духовность. За деньги мы можем купить кровать, но не сон, секс, а не любовь и так далее. Массовая культура вытесняет подлинное искусство как неприбыльное – не только материально, но и в сознании самих творцов, талантливых людей, которые теперь гонятся за прибылью. Так, в современном обществе осталось очень мало духовных благ, духовный мир оскудевает, коммерческая основа постепенно приводит к восприятию обмана, лицедейства и цинизма как нормы. А направление внимания масс на бесчисленные развлечения позволяет скрыть истинное положение дел.
Параллельно такой массификации, техническому и научному прогрессу шёл другой процесс - всё большая специализация, спецификация труда. Знания о мире накапливались, технологии производства усложнялись, общие науки дробились на всё более частные. В итоге сами люди стали другими: новый человек – это профессионал, специалист, но специалист он только в своём деле, а в остальных сферах, будучи абсолютно некомпетентным, он ведёт себя как будто он и тут разбирается не хуже остальных, отрицает притом всякие авторитеты. Такой человек отказывается признавать свою глупость и наивность, а между тем «общество специалистов» представляет собой питательную почву для манипуляции сознанием.
Итак, нынешний век толп могут объяснить только все глобальные исторические процессы вместе взятые: реформация, буржуазно-демократические революции, промышленная революция, научно-техническая революция и др. Исследователи начинают говорить о массовом обществе только в период между двумя мировыми войнами, не раньше. Человечество постепенно шло по пути «прогресса», открывая всё больше возможностей и идей, которые можно было использовать и во благо обществу, и для манипуляции им.











На пути к новой революции.
Итак, что же мы получили по истечении нескольких веков капиталистического развития? Сознание народа одурманено иллюзиями, все мы погружены в вымышленный мир. Даже множество миров – у каждого свой, и это воспринимается как свобода. Но в действительности кое-кто водит нас за нос. И те, кто это делает, водят за нос и друг друга. Нет, мирового правительства нет, я думаю. Потому что я говорил обо всём обществе – всё оно оказывается в проигрыше. Я имею в виду, что политики тоже голосуют на выборах, а сотрудники и руководители коммерческих фирм тоже смотрят рекламу. «Разводят» друг друга все. Не обманешь ты, обманут тебя. Как в фильме «Револьвер»: жизнь – игра, а «в любой игре всегда есть соперник, и есть жертва. Вся хитрость – вовремя осознать, что ты стал вторым, и сделаться первым», начать вести игру. Таков сегодня закон сосуществования.
Однако вот что я думаю. Человек тем и отличается от животных, что он разумен. Следовательно, разум является главным его свойством и достоинством. Разум неразрывно связан с нравственностью, так как она суть порождение разума. Разумное планирование создаёт нормы, обеспечивающие совместное существование и выживание человека в мире природы, а также прогрессивное развитие всего человеческого рода. Важнейшие из социальных норм – нравственные и правовые. Следовательно, нравственность – основа человечества. Экономисты также говорят, что рыночная свобода – это отсутствие любых заранее установленных норм, кроме норм нравственности, которые также являются условием экономического роста. Так что в отсутствие нравственных основ жить нельзя. Другое порождение разума – духовность . Следовательно, духовность и то, что мы называем душой – также являются первичными человеческими ценностями. Ставя во главу физическое удовольствие, превращая искусство в доход, мы неизбежно отвергаем духовность как первичную ценность. С одной стороны, материальные потребности являются первичными, так как сначала нужно удовлетворить их, с другой – именно духовные потребности идентифицируют человека как вид. И если мы отрицаем всё вышеперечисленное, мы отрицаем человека разумного, всю человеческую культуру. Вот почему человек-масса равнозначен первобытному человеку или даже животному, вот почему он – как недоразвитое существо. Более того, оставляя из всех следствий разума только одно – интеллект, позволяющий добиваться реализации своих интересов, мы неизбежно теряем веру в себя, в мир. И это действительно страшно – осознать, что всё вокруг продажно и нет никакой морали, что всё дозволено, а другие люди – лишь средства достижения твоих целей, как вещи. Постепенно человек с таким миропониманием и себя начинает считать не более чем вещью. Свои физические силы и способности – средством заработка, самого себя – товаром. Да собственно сейчас и так мы «продаём рабочую силу». А чем вас тогда проституция удивляет? Логичное следствие глобального падения нравов, как и алкоголизм, как и наркомания.
Нет, друзья мои, мы рубим ветку, на которой сидим. А значит пора выбраться из наших иллюзорных мирков, разбудить свой разум. Понимаю, вы не привыкли думать, вы привыкли развлекаться. Умственные нагрузки сегодня воспринимаются отдельными людьми очень тяжело, именно потому что они привыкли, что кто-то думает за них. Пора понять, что только мы ответственны за свою жизнь, и за то, что с нами будет. Хуже того, мы ответственны и за остальных, за своих ближних, потому что большинство наших поступков отражается на них. А потому нам нужно быть чуткими и внимательными, терпеливыми, заботливыми и ответственными, обладать трезвым рассудком и сильной волей. Всё это невозможно без возрождения разума, который является первоосновой существования человека, невозможно – без революции сознания.
Эта революция вернёт нас к подлинному существованию, к реальному миру, из которого нас вытеснили. А точнее, мы сами ушли, обманутые и заворожённые. Революция сознания – это война за независимость сознания. И у каждого своя такая война, ибо начинать нужно всегда с себя, а власть над собой – наивысшая власть. Борьба будет трудной, но это и хорошо, потому что если мы победим, уже не будем бояться трудностей, сложных проблем.
Революция заключается в том, чтобы освободить своё сознание. Эксперименты установили, что если хотя бы один человек в группе поддерживает не конформное поведение, то уровень проявления конформизма снижается до 6% - и это обнадёживающий факт. Так что не надо плыть по течению – надо плыть туда, куда надо. Куда именно – должен решить чистый разум. Глупо быть «как все», так же как и нет задачи быть «не как все». Надо думать, при необходимости прислушиваться к умным людям, и вырабатывать собственные ценности.
Это первый шаг – научиться мыслить объективно и действовать независимо, искать Истину, сопротивляться техническому воздействию на сознание, не поддаваться чужому влиянию, если только вы сами разумно не пришли к такому решению. Основываясь на автономном, глубоком и непредвзятом анализе распознавайте ложные потребности в себе.
Второй шаг – определитесь со своими целями. Разумная жизнь означает целеполагание и целедостижение. Люди, имеющие собственные цели, более уверенны и независимы. Пропишите свои цели на ближайший год, размышляйте о своей жизни и своём жизненном пути.
Третий шаг - развивайте свою уверенность. Уверенность в себе, согласно психологам, проявляется в следующих моментах: чувство уверенности (внутреннее ощущение силы, права и правоты), уверенное поведение, демонстрирующее силу и характерное для людей с сильной позицией (в том числе отстаивание своих идей, даже если они идут вразрез с общепринятыми), решительность (уверенное принятие и определенность в решениях). Развивайте в себе храбрость, мужество, выносливость и силу духа.
Четвертый шаг – возрождайте нравственность в себе. Стремитесь к добру, не совершайте злых поступков, будьте честными, скромными и приветливыми, благодарными, внимательными и доброжелательными, уважайте других, помогайте ближнему своему и любите его, ибо любовь – высшее проявление духовности и нравственности. Любите всё живое и всё сущее, ибо всё есть чудо. Потребности имейте скромные, откажитесь от накопления вещей и гонки за деньгами. Ни в коем случае не прибегайте к манипуляции чужим сознанием сами. Безнравственны, в частности, советы Дейла Карнеги всячески демонстрировать человеку (лестью, комплементами, внушением) его важность и значительность только для того, чтобы тот поддался вашему влиянию. Не вводите людей в заблуждение (специально внушая им доверие или нарочито демонстрируя своё уважение к ним) ради достижения своих целей. Не обманывайте и себя тоже: самообман происходит, когда люди ищут лёгких путей, искренне обосновывая таковые как правильные.
Наконец, пятый шаг – привлекайте на сторону революции сознания государство. Из фактора массовизации оно должно превратиться в фактор разумности, институты государства должны использоваться для обеспечения свободы индивидуальности. Используйте всевозможные средства воздействия на государство: обращайтесь к партиям, органам и депутатам, вступайте и создавайте свои партии и общественные объединения, организуйте митинги и демонстрации; особо целеустремлённые могут даже организовать референдум по какому-либо вопросу или баллотироваться в депутаты или президенты.
Да, государство имеет свой интерес, это мы выяснили. Но понятно, что он не сводится к одурачиванию населения. Государству нужна сильная нация – это значит больше трудоспособных людей, передовой талантливой молодёжи, учёных, инициативных предпринимателей. Только так оно сможет сохранить свой престиж и силу на международной арене, и прогрессивно развиваться. Падение нравственности также не выгодно государству. Поэтому оно вовсе не враг народу, и общность интересов нужно использовать как минимум в виде сотрудничества. Больше того, раз уж мы пришли сегодня к представлению о том, что государство должно быть подлинно демократическим и выражать общенародный интерес, то просто необходимо поставить государство в соответствующие рамки, ведь оно является только одним из многочисленных институтов общества. Это мы должны диктовать условия государству, а не оно – внушением обосновывать нам свои решения, формируя через массовые коммуникации общественное сознание.
Для обеспечения совпадения воль народа и государства я предлагаю:
• Разработать систему социальных опросов по основным вопросам внутренней и внешней политики, результатами которых должна будет руководствоваться власть при принятии решений.
• Ввести в России уже существующий в некоторых странах Европы институт народной инициативы по внесению законопроектов.
• Вернуть смешанную систему выборов в Госдуму для недопущения чрезмерного влияния одной фракции (половина депутатов – от партий, вторая половина – от законодательных и исполнительных органов субъектов РФ).
• Установить для депутатов правила, за нарушение которых он может быть лишён судом мандата.
• Установить обязанность депутатов и партий исполнять предвыборные обещания.
• Ввести для высших должностных лиц санкции за ложь в публичных выступлениях.
• Предоставить субъектам РФ право на сецессию (с жёстким порядком реализации: по результатам референдума и дополнительными условиями).
• Провести государственный конкурс, участники которого могут представить свои инновационные проекты эффективных механизмов истинно демократического правления.
Кроме того, по моему мнению, государство должно оказать большую поддержку зарождающимся институтам гражданского общества, чтобы в будущем они стали выразителями народной воли и средством воздействия на власть, а может и исполнителями отдельных пунктов государственной политики. В том числе, нужны реальные гарантии деятельности альтернативных, независимых и общедоступных СМИ, как политического, так и культурного характера.
Государство должно содействовать развитию культуры и автономии личности, заботиться о состоянии нравственности в обществе. Для этого –
o ввести разумные законодательные ограничения для СМИ (цензура),
o ужесточить закон о рекламе (истребить обман, манипуляцию сознанием),
o обеспечить реализацию санкций за нарушение экологического законодательства.
Здесь самым деликатным является вопрос цензуры, которая запрещена Конституцией РФ. Но если наша Госдума изменяет законы, требующие особого порядка внесения в них поправок, только затем, чтобы этот закон соответствовал указу Президента, то, я думаю, изменение Конституции не будет для них проблемой. Опыт уже был. Другой вопрос, правильно ли вводить цензуру. Что ж, если она будет поставлена на законодательную основу, почему бы нет? Закон не даст возможности для злоупотреблений, если в нём будут выработаны чёткие критерии. Естественные права, как я уже говорил, в разное время различны, и кажется поэтому, что нынешний повсеместный разврат даёт нам повод для некоторых ограничений свободы слова и творчества: это необходимо для возрождения человека разумного, мыслящего и независимого. В конце концов, та же Великая депрессия показала нам, что казалось бы такая естественная рыночная свобода просто нуждается в ограничении, а государство должно контролировать экономику, содействовать ей, иначе неизбежны экономические кризисы.
И последнее, что касается государства. Развитие духовного начала в человеке возможно только при достаточно высоком уровне жизни, когда базовые физиологические потребности надёжно удовлетворены. Да и тот факт, что государство признало человека (его жизнь, личность) высшей ценностью, обязывает его заботиться о надёжнейшем обеспечении достойного уровня жизни населения. Решение здесь заключается в
 развитии системы здравоохранения,
 повышении и надёжном обеспечении конституционных прав на жилище,
 постепенном повышении МРОТ с одновременным контролем уровня безработицы.
Все эти идеи я предлагаю вам отстаивать, оказывая непосредственное воздействие на политику государства. Впрочем, если вы с чем-то не согласны, продвигайте свои собственные взгляды, ведь вы имеете право на независимое мнение. Во всяком случае, нам пора перестать стоять в стороне, когда решается наша судьба. Вообще, за всем, что ни происходит вокруг нас, стоит чей-то интерес. Возрождение заключается в том, чтобы этот интерес был народным, то есть совокупностью самостоятельных устремлений всех людей, а не только элит, и был основан на нравственности, а не сугубо на стремлении к личной выгоде, на тщеславии и т.д. И да здравствует свободная и независимая индивидуальность, да свершится революция сознания!



Читатели (379) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы