ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941года. Глава 25

Автор:
Глава XXV

На рассвете 22 июня Кишиневский полк истребительной авиации был поднят по тревоге, рассредоточен и замаскирован в окружающих полевой аэродром Маяки под Григориополем кукурузных полях. Несколькими часами позже лейтенант Покрышкин поднял в небо звено истребителей и повёл его на запад, в сторону границы с Румынией. По заданию штаба полка его отряду предстояло пересечь границу и, уклоняясь от боевых столкновений с противником, произвести разведку его базовых аэродромов в Яссах и Романе.
Со дня окончания лейтенантом лётной школы не прошло ещё и двух лет, а он уже прекрасно владел штурвалом новейшего истребителя МИГ-3. Несколькими днями раньше он с группой своих товарищей пригнал в Кишинёвский авиаполк эскадрилью новеньких МИГов и приступил к обучению лётного состава полка навыкам вождения этой мощной, но далеко не простой в управлении машины. И вот теперь, в первый день войны, именно его звену командир полка поручил выполнить столь ответственное задание. Границу, проходящую по реке Прут, отряд пересёк на большой высоте. Уже при подлёте к расположенному в сотне километров от границы большому аэродрому в Яссах звено было замечено с земли и обстреляно из крупнокалиберных зенитных пушек.
Погода была ясная, облаков почти не было, лётное поле внизу лежало как на ладони. Оно было пусто. Немцы ждали визита незваных гостей и заранее перебазировали самолёты вглубь румынской территории. Выведя звено из зоны обстрела, лейтенант повёл самолёт на снижение. К аэродрому в Романе, расположенному в 60 километрах западнее, звено подходило на бреющем полёте. Из рассказов пилотов, воевавших в Испании, Покрышкин уже знал, что так будет гораздо легче проскочить над позициями ПВО, прикрывающей аэродром и уже предупреждённой по телефону из Ясс о подлёте советских истребителей. Истребители с рёвом проносились над землей, над полями кукурузы и зеленью виноградников, над деревнями и над пыльными дорогами, идущими к границе. По дорогам с запада на восток, в сторону прутских переправ, двигались колонны немецких войск: пехота, грузовики, артиллерия на конной тяге. При появлении советских истребителей пехота бросалась врассыпную, залегала плашмя в кюветах и придорожных кустах, на дороге оставались грузовики, лошади и пушки. Проносясь на бреющем полёте над аэродромом в Романе, Покрышкин жалел об одном: в самолёте не было радио, чтобы немедленно вызвать через штаб полка фронтовую бомбардировочную авиацию. Лётное поле было буквально забито самолётами с крестами на крыльях. Не меньше двух сотен бомбардировщиков, истребителей, самолётов-разведчиков и транспортных самолётов, поблёскивая стеклами кабин и иллюминаторов в лучах яркого июньского солнца, аккуратными рядами теснились на лётном поле. У многих машин двигатели были запущены; на дорожки, ведущие к взлётным полосам, выруливали готовые к взлёту «Мессершмитты».
Ещё не раз в течение этого дня лейтенанту Покрышкину придётся пожалеть об отсутствии радио в кабине истребителя. Обратный полёт занял около получаса и прошёл без происшествий. Едва успел лейтенант посадить звено на свой аэродром и на штабной машине доставить в штаб полка результаты рекогносцировки, как начальник штаба отправил его обратно к самолёту: нужно было немедленно поднимать в воздух эскадрилью, на подлёте к аэродрому были замечены три девятки немецких бомбардировщиков. Уже взлетая, Покрышкин заметил идущую с севера клином по направлению к лётному полю первую девятку бомбардировщиков. Времени на размышление не оставалось. Продолжая набирать высоту, лейтенант бросил машину наперерез, приблизился к крайнему самолёту и, едва не протаранив его, круто отвернул вверх и в сторону, успев перед этим в упор дать короткую очередь из пулемётов. Развернувшись, он снова приблизился к строю бомбардировщиков, на этот раз сверху и сзади, и, уже зависнув над ними, с ужасом обнаружил на крыльях самолётов красные звёзды: это были свои бомбардировщики какой-то новой, неизвестной ему модели. Пролетев над аэродромом, самолёты продолжили полёт на запад, в сторону Прута. Крайний самолёт, выбившись из строя, быстро отставал и терял высоту. Сзади за Покрышкиным плотной массой заходила в атаку поднятая им эскадрилья истребителей. Лейтенант бросил машину в сторону и стал отчаянно раскачивать крыльями, пытаясь привлечь к себе внимание. Он даже дал предупредительную очередь в воздух. Тщетно! Истребители открыли огонь по своим и успели дать несколько очередей, прежде чем убедились, как и ведущий, в своей ошибке. К счастью, никто кроме него не попал.
Возвращаться на землю «героем» Покрышкин решительно не хотел. Баки его истребителя были полны. В голове лейтенанта мгновенно созрел план: он должен опередить бомбардировщики, первым оказаться над аэродромом в Романе и увести за собой «Мессершмитты»: только так он может искупить свою вину. Так он и поступил. Через двадцать минут он в одиночку атаковал аэродром в Романе. Увертываясь от тянущихся к его самолёту огненных трасс зенитных пулемётов, усиленно маневрируя по высоте и направлению, он дал длинную очередь по звену выруливающих на взлётную полосу «Мессершмиттов» и быстро ушёл из зоны досягаемости зенитного огня; через некоторое время он подлетел к аэродрому с другой стороны и повторил свою атаку. Бомбардировщиков не было видно. Покружив ещё несколько минут в небе над Романом, Покрышкин повернул на восток: горючего в баках оставалось не так много. Приближаясь к границе, он уже издали увидел над прутскими переправами густые клубы чёрного дыма. Очевидно, бомбардировщики поработали именно там. Лейтенанту не составило большого труда отыскать в небе «свою» девятку бомбардировщиков, час тому назад превращённую его руками в «восьмёрку»: поблёскивая фюзеляжами в лучах солнца, уже садящегося за горизонт, машины под прикрытием истребителей возвращались на базу. Проводив их до своего аэродрома, Покрышкин посадил свой истребитель, в баках которого почти не осталось горючего, а бомбардировщики улетели на север, в сторону Котовска. Это были новейшие одномоторные штурмовики СУ-2, о которых Покрышкин слышал, но которых ни разу до этого дня не видел: командование до последнего держало новые модели бомбардировщиков в секрете от пилотов своих же истребителей.
Выходить из кабины ужасно не хотелось, но делать было нечего. Покрышкину ещё несколько лет придётся жить с чувством вины, пока случай не сведёт его с одним из пилотов сбитого им бомбардировщика: слив топливо из пробитых баков, экипаж в тот роковой день посадил машину на брюхо в кукурузное поле. Никто из членов экипажа серьёзно не пострадал.





Читатели (209) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы