ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Пара

Автор:
ДЕНИС ДАНИЛОВ







ПАРА













Севастополь 2007

Натка была одета как всегда вызывающе: прозрачная коричневая блузка с большими овальными вырезами по бокам, черная мини-юбка, красные босоножки с высокими шпильками. Толстый слой косметики на круглом лице с мелкими чертами не мог скрыть последствия вчерашней пьянки.
Андрей с иронией смотрел как она, покачивая бедрами, подходит к его машине – зеленым «Жигулям» шестой модели. С места водителя можно было разглядеть ее стройную, даже тощую фигуру.
- Привет, чувак, - весело крикнула Натка, открывая дверь и плюхаясь на переднее сиденье рядом с Андреем. – Как дела?
- Привет. Дела норма. А у тебя как? – Андрей включил «дворники», которые тут же заходили взад-вперед, вытирая грязные разводы – последствия утреннего дождя.
- Ща оторвемся – и будет хорошо! – засмеялась Натка, показывая желтоватые зубы.
- Ну поехали…А то дело к ночи.
Андрей включил зажигание. Мотор отозвался нарастающим рокотом.
- Андре-е-ей… Ты забыл? Деньги вперед, - негромким голосом позвала его Натка, слегка улыбаясь и протягивая ладонь.
Андрей искоса посмотрел на тонкую руку Натки с длинными пальцами, казавшимися еще длиннее из-за гигантского маникюра, и порывшись в кошельке, сунул в нее стогривенную купюру.
В дороге Натка болтала без умолку, рассказывая о вчерашних ночных похождениях. Андрей молчал, изредка бросая короткие взгляды на встречные «иномарки» да на свою соседку. Ему почему-то очень нравились ее худые длинные ноги, маленькая грудь. Андрей чувствовал, как в нем все больше и больше нарастает желание обладать женщиной.
…Они свернули в темный переулок. Андрей заглушил мотор, включил свет в машине и повернулся к Натке.
- Я план достал. Давай здесь хапанем. Потом на дискотечку.
- О’кей! – опять засмеялась Натка.
Андрей открыл бардачок и достал оттуда коробку, на которой было написано: «Фонарь осветительный МК 77.0-9». Вытащив фонарик, Андрей еще некоторое время покопался в коробке и достал оттуда маленький бумажный сверток.
- Давай потроши сигарету. Я забью, - вполголоса сказал Андрей.
- Ага, - возбужденно, но также вполголоса сказала Натка, дрожащими руками открывая пачку «Примы оптима».
Андрей осторожно развернул сверток. На дне оказалась маленькая зеленая горка.
- Блин, вот козлы черножопые! Опять недосыпали! – раздраженно процедил Андрей.
- Что? – взглянула на него Натка. – Ай! Ноготь сломала! – неожиданно закричала она, толкая плечом Андрея под локоть.
Сверток выскочил из руки Андрея, вылетел из окна «Жигулей», и озорной осенний ветер понес его по неровному тротуару.
- Вот дура! Из-за тебя всю дурь рассыпал! - в сердцах закричал Андрей, сердито глядя на свою соседку.
- Андрюша, извини…Ну получилось так, я же ноготь сломала…- хныкала Натка.
- Получилось…У нормальных людей все почему-то нормально получается…
- Ну хочешь я водку сейчас куплю? Ой, такая водка классная появилась – «Прайм», вставляет не хуже травы,- Натка вытаращив глаза, заглядывала в лицо Андрею.
Андрей молчал.
- Андрюш…
- Ну иди… Только быстро! – хмуро пробурчал Андрей.
Натка резко открыла дверь и побежала к далеким мигающим огонькам прямоугольного здания гастронома. Цокающий звук ее каблучков постепенно удалялся, стихая в безмолвной тишине глухого ночного проулка.
У Андрея постепенно портилось настроение. Субботний вечер начинался из рук вон плохо.
Андрей хмуро уставился в окно машины, рассматривая пустынную, плохо освещенную улицу. На узкой полоске тротуара не было ни души, лишь изредка по ухабистой дороге проезжали одинокие машины да вдалеке слышался собачий лай и неясные пьяные крики.
Андрея начали было вновь одолевать невеселые мысли о хорошем плане, который так бездарно рассыпала Натка, как вдруг он услышал с м е х..
Андрей вздрогнул.
Казалось, окружающая унылая обстановка даже не предусматривала этого звука.
Смех был громкий, жизнерадостный, он плыл в ночном воздухе, переливаясь колокольчиками и буквально взрывая монотонное безмолвие позднего вечера.
Судя по слиянию тембров, смеялись мужчина и женщина.
Андрей, высунувшись из окна, начал вглядываться в полумрак, пытаясь разглядеть источник этого веселого, искреннего смеха.
Из тени густых крон деревьев, весело смеясь, вышла пара: мужчина и женщина.
Мужчине было далеко за шестьдесят, но у него были ясные синие глаза, смотревшие очень молодо и озорно, морщинистое лицо скрадывала аккуратная бородка, придававшая ему благородный вид, прямая осанка. Смотрящий на него никак не чувствовал, что перед ним старик. Одет он был в белую фланелевую рубашку и простые серые брюки. Он что-то весело рассказывал своей спутнице, то и дело вызывая у нее взрывы безудержного смеха. Да и сам мужчина периодически не мог сдержать улыбки и не вторить своей пассии.
Его спутнице было около шестидесяти. Ее овальное лицо, мечтательный взгляд больших миндалевидных глаз выдавали в ней человека, склонного к романтике, маленький носик и пухлые губы говорили о том, что в молодости женщина была очень красива, да и сейчас старость еще не совсем овладела ее ухоженной внешностью. Женщина была одета в белое платье до щиколоток, расшитое цветочками. Не переставая улыбаться, она влюблено смотрела на своего спутника, то и дело заливаясь счастливым смехом, но потом смущенно поправляя вьющиеся волосы. В руках у нее был букет ромашек, иногда женщина подносила его к лицу и всей грудью вдыхала, закрывая глаза, прекрасный аромат.
Пара вышла на площадку, освещаемую грушевидным уличным фонарем.
Внезапно мужчина резко посерьезнел и начал что-то рассказывать каким-то низким зловещим голосом.
Женщина прямо замерла.
Но ее спутник рассмеялся, как-то странно повел руками, и в его ладонях появилась коробочка, перевязанная розовой ленточкой, которую он торжественно вручил женщине.
Женщина развязала ленточку, открыла коробочку и радостно ахнула. Она бросилась на шею своему любимому фокуснику и они застыли в страстном поцелуе…
Затем мужчина порывисто поднял свою пассию на руки, и закружился с ней по ярко освещенной площадке.
Это был настоящий танец любви…
…Андрей с трудом оторвался от созерцания этой феерии чувств.
Некоторое время он растерянно смотрел перед собой.
Потом он посмотрел на себя в зеркало заднего вида. Кругловатое мужественное лицо, уверенный взгляд раскосых карих глаз, прямой нос, модно остриженные темно-русые волосы.
Да, он еще красив, молод, ему же еще двадцать восемь лет!
Андрей задумался, глядя куда-то вдаль.
А когда он вот так вот просто гулял с девушкой по улице, улыбался ей, держал ее руку в своей, по-настоящему радовался жизни и любви?
Очень давно, в далекой ранней юности…
Андрей слегка прикрыл глаза, и воспоминания стали сами по себе всплывать из памяти…
Он познакомился с Олей, учась на последнем курсе Севастопольского Государственного техникума. Случай, приведший к знакомству, был довольно забавным.
Андрей стоял в лестничном пролете, рассказывая очередную веселую историю, как вдруг на голову ему свалился большой красный пенал. Андрей сердито посмотрел наверх и увидел е е…
Вверху, на ступеньках стояла прекрасная девушка. Ее глаза всколыхнули в Андрее целую гамму чувств. По телу как будто пробежала электрическая искра. Он не отрываясь смотрел туда, на верхний лестничный пролет.
Все было как в тумане. Девушка спустилась к Андрею и начала, поднимая пенал, сбивчиво объяснять, что он упал случайно и так далее… Андрей неотрывно смотрел в ее глаза.
- Как вас зовут? – неожиданно спросил он.
- Оля, - ответила девушка.
- А я – Андрей! Вот и познакомились, - весело рассмеялся Андрей.
Молодые люди быстро сошлись. Андрей и Оля почти сразу понравились друг другу, у них были общие интересы, общие взгляды на жизнь, и отношения из дружеских незаметно переросли в любовные. Андрей и Оля день за днем много времени проводили вместе: вместе читали книги, вместе ходили на дискотеки, в кино и по магазинам, даже вместе делали домашние задания, благо специальности у них были смежные, а вечерами страстно целовались в заброшенных уголках старого парка…
Дни летели в безудержном вихре искренней юной любви. Но вскоре учеба закончилась, родители Оли переехали из Севастополя в Россию, в Калининград и забрали дочку с собой.
Но отношения между Олей и Андреем не прекратились. Началась пылкая переписка. Молодые люди каждую неделю высылали друг другу письма, полные невыразимо прекрасных любовных признаний. Для Андрея, после окончания техникума столкнувшегося со многими новыми проблемами – безденежье, конфликты с родителями, тяжелая неблагодарная работа – эти письма были единственным светлым пятном в жизни.
Но вдруг… Переписка неожиданно замерла на целых три месяца. Андрей перестал получать письма от Оли! Он одно за другим слал тревожные письма, но не получал ответа.
И наконец, через три месяца, исполненных тяжелых ожиданий и переживаний, он получил то страшное письмо…
Андрей помнил, как он дрожащими руками разорвал конверт и начал читать. Каждое слово отзывалось в сердце острой иглой глухой ледяной боли…
Начала Оля с длинных сумбурных комплиментов. Она писала что Андрей – хороший, искренний, добрый парень, что она никогда не забудет тот счастливый год, проведенный с ним вместе, но… чувств у нее к нему больше нет.
С каждой строчкой у Андрея все больше темнело в глазах, в висках стучало, он задыхался.
В письме говорилось о том, что три месяца назад Оля познакомилась с бравым морским офицером.. Она сразу же влюбилась в молодого лейтенанта, видимо напрочь забыв об Андрее, они начали встречаться. Несколько дней назад офицер сделал Оле предложение, она ответила согласием. После свадьбы они планировали уехать в Заполярье, на отдаленную базу Северного флота.

«Пойми меня и не ищи.
Целую. Оля.»

Андрей произнес эти последние слова письма еле слышным шепотом, но, ему показалось, они прозвучали так громко, что в комнате зазвенели стекла…
Следующие полгода прошли как будто в кошмарном тумане. Тупая душевная боль, возникшая от осознания того, что любовь убита, уничтожена, разбита вдребезги, как будто ядом разлилась по всему телу, будто сковала его ледяным панцирем. Андрей выказывал полное безразличие ко всему, что происходило вокруг него, ходил как зомби, вперив в пустоту ничего не выражающие глаза, с отсутствующим видом сидел на работе. И лишь иногда, когда его окликали, он начинал смотреть на окликнувшего жутким пронзительным взглядом, полным невыразимой тоски.
Очень часто Андрей не мог сосредоточиться, понять, чем он занимается, что он делает. Это начало отражаться на его работе. Посыпались выговоры.
Тогда друзья и коллеги Андрея решили помочь ему забыть о его несчастной любви, найдя ему «девочку для разгрузки». Выбор пал на проститутку Зойку. Убедив, что лучший способ забыть Олю – это как следует напиться, друзья-коллеги споили Андрея, а затем буквально подложили Зойку под него - ничего не понимающего находящегося в алкогольном дурмане. В тот момент Андрей уже действительно ничего не чувствовал – ни боли, ни тоски…
Да, он «разгрузился» по полной…
Затем Андрей начал ходить к Зойке еще и еще, предварительно выпивая.
Он с головой погрузился в пьянство и секс, пытаясь с помощью этого стереть Олю из своей памяти, из своего сердца. Сначала избавиться от тяжелых мрачных мыслей удавалось только время от времени. Затем дело пошло гораздо лучше. Андрей уже думал о своей несчастной любви не более одного раза в месяц.
Обрадованный результатами, он еще больше приналег на алкоголь, у него появилось больше сексуальных партнеров. Он старался встречаться с разными типами женщин, чтобы увеличить количество впечатлений.
Наконец, когда Андрея уволили с работы за прогулы и пьянство на работе, родители Андрея обеспокоились новыми «увлечениями» сына. Посоветовавшись, они решили, что лучший способ заставить свое чадо перестать пить водку и гулять – это найти ему хорошую, порядочную жену.
Выбор родителей пал на Людочку, соседку сверху. Людочке было уже около тридцати, а она была все не замужем, возможно из-за своего тяжелого характера. Родители намекнули, что их сын не против бы и жениться, а дальше ей ничего не надо было и объяснять. Однажды Людочка пригласила Андрея к себе, и, пользуясь его неуемным половым желанием и подвыпившим состоянием, без труда соблазнила.
Через неделю Людочка поставила Андрея перед фактом, что она беременна.
Что ж, пришлось ему жениться…
После первых же месяцев брака Андрей понял, что абсолютно не любит свою жену, и никогда не полюбит. Естественно, что жена его не удовлетворяла и в постели. Единственное, чем Андрея устраивал брак – так это тем, что Люда была хорошей домохозяйкой и делала по дому абсолютно все. Андрей мог делать дома то же, что он делал до женитьбы, живя с родителями – лежать на диване и смотреть телевизор.
Через некоторое время жизнь Андрея опять покатилась по старой колее – пьянство, секс… Только теперь Андрей понимал, что он – женатый человек, и осторожничал, предаваясь гулянкам тайно и только по выходным.
У него было множество сексуальных партнеров, постоянных и не очень. Андрей встречался с ними почти каждые выходные, а когда ни одна из его многочисленных женщин не находила время, чтобы встретиться, он «снимал» проститутку. Люда догадывалась о том, что муж не прекратил свои гулянки, но ей все время не удавалось ничего доказать. Все что Люда пока могла – это устраивать скандалы по поводу и без повода.
Так и летели дни жизни Андрея – днем тяжелая, изнуряющая работа уже не по специальности, вечерами угрюмое общение с Людочкой, а по выходным – тайные «отрывы» с водкой, травкой и «девочками», которые уже полностью затянули его. Он уже обдумывал, как обмануть жену, чтобы как-нибудь «уйти налево» и в будний день…
Андрей резко открыл глаза.
Опять этот смех… Почему же он так отдается в сердце?
Странно, но Андрей обнаружил, что он думает о своей жизни. Он и раньше-то не сильно о ней задумывался, а последнее время вообще не думал вообще ни о чем.
Андрей мысленно задал себе вопрос: а для чего он живет? В чем смысл его жизни? В беспробудных пьянках и беспорядочных половых связях? Или может быть в постоянной ругани с нелюбимой женой и жалких попытках изобразить «счастливую семью»?
…А между тем мужчина за окном, ласково прижав женщину к себе, что-то нежно шептал ей с полуулыбкой. Та, словно голубка, прильнула к нему. Пара постепенно исчезала в тени большого раскидистого кипариса.
Андрей ощутил нарастающую горечь утраты чего-то важного, чего-то наиболее наполненного смыслом жизни, чего-то, ради чего вообще стоило жить.
Он начал размышлять, пытаясь разобраться в себе, и понять, отчего внутри него появилось это совершенно новое, необычное ощущение. И он внезапно понял…
Это было ощущение утраты сформировавшейся в юности, но затем жестоко задавленной потребности нет, не потребности, а скорее желания любить, любить по-настоящему, безоглядно и искренне.
Пожилые люди, за которыми наблюдал Андрей, были словно окутаны дымкой этого желания. Чувствовалось, будто оно звенело, танцевало в ночном воздухе, било через край, выплескиваясь в окружающий мир фонтаном яркой жизнеутверждающей страсти!
Эта пара до старости сумела сохранить, пронести через годы то, что он, молодой, уже успел потерять…
А может… нет?
А смех постепенно стихал, и, удаляясь, растворялся в таинственной тишине ночи…
- А вот и я! – Натка ввалилась в машину, размахивая бутылкой водки. – Скучал без меня?
На Андрея пахнуло острым спиртовым перегаром – Натка уже открыла бутылку «Прайма», и, по всей видимости, сделала не один глоток.
- Натка, сегодня потусить не получится. Я хочу побыть один, - тихо сказал Андрей, глядя куда-то вниз.
- Не поняла! В чем дело? По-моему все-таки ты накурился, а? Нашел планец? – Натка хрипло расхохоталась и начала вглядываться в лицо Андрея.
- Натка, отвали. Уходи, я хочу побыть один, - повторил Андрей.
- Да ты что, чувак, с дуба упал? – начала возмущаться Натка. - А водка? А дискотечка? Хочу на танцульки! - заныла она писклявым, уже немного пьяным голосом.
- Ты слышала, что я тебе сказал? Убирайся из машины! – раздраженно крикнул Андрей.
- Псих сраный, - недоуменно пожав плечами, процедила Натка.
Она, с трудом удерживая равновесие, вылезла из «Жигулей», и громко хлопнув дверью, пошла по переулку, спотыкаясь через каждые два шага и напевая какую-то модную песенку.
Андрей завел мотор, и, выжав до упора педаль газа, резко стартанул со второй скорости. Пронзительно взвизгнули шины, «Жигуленок» тряхнуло на развороте.
Андрей ехал куда глаза глядят – лишь бы подальше от этих Наток, водки и дискотечек…
Вечер был окончательно испорчен.


Севастополь
август-сентябрь 2007 г.


















Читатели (632) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы