ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 282

Автор:
Глава ССLXXXII


В конце ноября в Cталинград прибыл маршал Будённый. После котлов под Киевом и Вязьмой ему уже не доверяли командовать фронтами и армиями, Ставка использовала боевого маршала как тыловика, и самолюбие ветерана сильно страдало. Вот и теперь его отправили в Сталинград инспектировать работу оборонных предприятий, не успевающих выполнять заказы Юго-Западного и Южного фронтов. Прибыв в Сталинград, Будённый первым делом вызвал к себе представителя Южного фронта Грушевого, чьи приказы часовые выполняли строго, не считаясь с авторитетом прибывших на заводы адъютантов маршала, считавших, что одного упоминания имени Будённого будет достаточно, чтобы отменить приказ любых низших инстанций. В первый же день пребывания Будённого в Сталинграде это привело к нескольким неприятным инцидентам. В очередной раз услышав от адъютантов фамилию Грушевого, Будённый связался с ним и потребовал к себе для объяснений.
Вечер был морозный, но в салон-вагоне маршала, стоявшем на запасном пути у железнодорожного вокзала, жарко топили печи. Будённый встретил Грушевого, стоя у стола и грозно покручивая кавалерийский ус. Среднего роста, с густыми усами вразлёт и густыми бровями, маршал выглядел подтянутым и стройным для своих 58 лет.
- Явились? Потрудитесь доложить, что у вас происходит!
Грушевой держался корректно, со всем соглашался, вину в случившихся недоразумениях брал на себя и обещал впредь согласовывать с маршалом распределение продукции между фронтами и ресурсов между заводами. Будённый тут же потребовал выполнить переданные через адъ+ютантов приказы. Грушевой согласился, предупредив, что маршал тем самым берёт на себя ответственность за неисполнение решений Военного совета Южного фронта. Будённый нахмурился. Брать на себя такую ответственность совсем не входило в его намерения. Вскоре он должен был согласиться с тем, что приказы представителя Южного фронта лучше оставить в силе без каких-либо изменений, сменил гнев на милость и усадил гостя пить чай. Узнав, что Грушевой знаком с ним с конноспортивного праздника в Проскурове, где в 1924 году стоял штаб Первой Червоноказачьей дивизии, в которой служил тогда Грушевой, маршал растаял окончательно.
- Так ты, выходит, в кавалерии служил! Ну, а коней-то любишь? Не забыл, с какой стороны на коня садиться?
- Не забыл, товарищ маршал. Слева. А вот верхом давно не ездил.
- Зря… Да!.. И вообще, случается, коня недооценивают. А его крепко любить нужно. Хороший конь – это друг!
Подлив гостю чаю, маршал рассказал, как в одиночку гнался берегом Дона за белогвардейским генералом Толкушкиным. Разбитый будённовцами в бою у станицы Ляпинская, генерал Толкушкин ускакал на рослом черногривом скакуне. Будённый устремился в погоню. Остальные далеко отстали. Но догнать белого генерала никак не удавалось: уж очень хорош был его резвый конь. Они подскакали к Дону. Река только-только подмёрзла и тонкий лёд не должен был выдержать лошадь и всадника. Несколько раз оглянувшись через плечо, Толкушкин направил коня в реку. Будённый вздыбил коня у кромки льда и остановился. На середине реки лёд под конём Толкушкина проломился. Конь ушёл в полынью, а генерал, перелетев через голову лошади, прокатился по льду к противоположному берегу. Два генерала смотрели с разных берегов, как борется с течением конь Толкушкина, пытаясь выбраться из полыньи. Но лёд под ним ломался, и наконец конь выбился из сил и жалобно заржал. Ещё минуту его чёрная грива и настороженно торчащие уши виднелись над поверхностью воды, потом вода сомкнулась над ним.
- Вот был конь так конь! Красавец, лёгкий, как ветер!
С коней разговор в вагоне у маршала перешёл на танки. Их выпускали на Сталинградском тракторном заводе. Здесь же, в одном из недостроенных корпусов, разместились два танковосстановительных ремонтных батальона, прибывших с Грушевым из штаба Южного фронта. Одним из них руководил военный инженер 3-го ранга Калинин. Для ремонта танков нужны были новые дизельные моторы, но их не хватало даже для серийного выпуска новых танков Т-34, которые в большом количестве требовали Южный и Юго-Западный фронты. На месте был решён вопрос замены дизельных моторов авиационными. Эту работу выполнил заместитель инженера Калинина по техническим вопросам военный инженер 3-го ранга Старшинова, молодая, миловидная и очень энергичная женщина, державшаяся на людях со своим начальником тем более официально, что была его женой.
Однажды инженер Калинин пришёл к Грушевому и показал ему текст телеграммы, полученной из штаба фронта. «Ускорьте отправку лошадей», - прочёл Грушевой.
- Не слишком ли прозрачно? Телеграмма передаётся открытым текстом.
- Ну, если не будете отвечать, что погрузка задерживается из-за отсутствия башен или орудий нужного калибра, то всё в порядке.
Инженер с сомнением покачал головой. Просидев час в кабинете, они тогда так ничего другого и не придумали. В ответной телеграмме, отправленной в штаб Юго-Западного фронта, значилось: «Лошадей отправляю. Лошади накормлены и напоены». Последняя фраза означала, что танки заправлены горючим и моторным маслом.
Производством и ремонтом танков сталинградская промышленность не ограничивалась. На местном консервном заводе был организован выпуск ручных гранат. Эвакуированный в Сталинград приборостроительный завод осваивал производство автоматов ППШ. Завод имени Будённого под Сталинградом выпускал миномёты, а в черте города миномёты выпускал завод имени Сакко и Ванцетти, и причиной недоразумения, вызвавшего гнев маршала, стало распределение между двумя заводами доставленной в город крупной партии прицелов. Инженеры-конструкторы с завода «Баррикады» разработали бесшумный гранатомёт оригинальной конструкции. А на тракторном заводе местные умельцы изобрели отдалённый прообраз фаустпатрона – маленькую мортиру на винтовочной основе, выпускающую на большое расстояние бутылку с зажигательной смесью.
За чаем и воспоминаниями вечер в вагоне маршала пролетел незаметно.
Прежде чем отпустить гостя, Будённый снова перевёл разговор на коней. Он вспомнил Цилиндра, подаренного ему в 1920 году ревкомом Севастополя. Это был конь Врангеля, на котором барон собирался совершить торжественный въезд в белокаменную Москву, освобождённую от большевиков.
- Конь белоснежный был. Как сахар. Чистокровный арабский скакун. Со стрелецкого государственного конного завода. У меня снимок есть. Покажу когда-нибудь.
С тех пор бывшие кавалеристы встречались почти ежедневно, как на заводах Сталинграда, так и за чаем в салон-вагоне маршала, исполнившего своё обещание и подарившего гостю снимок, где молодой Будённый был запечатлён верхом на Цилиндре, породистом и красивом скакуне.






Читатели (102) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы