ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 279

Автор:
Глава ССLXXIX


Наступление конно-механизированной группы генерала Москаленко на Елец началось 4 декабря в 8 часов утра.
Все попытки Москаленко прорвать оборону на левом фланге 35-го корпуса генерала Метца в этот день были отражены. Зато произведённая разведка боем позволила уточнить расположение войск противника, обнаружить его огневые точки и установить секторы обстрела. В следующую ночь, проанализировав собранную информацию, Москаленко произвёл в полосе наступления перегруппировку. Главный удар был направлен им с севера в направлении дороги Ливны-Елец в нескольких километрах западнее Ельца.
В 7 часов утра 5 декабря после артподготовки 307-я дивизия атаковала Хмеленец, спешенная кавалерия 55-й дивизии атаковала Тросну, а конная группа дивизии следом за двенадцатью танками полковника Бахарова, обойдя укреплённые узлы обороны противника, устремилась в рейд по его тылам в направлении Хрипуновка, Подхорошее, Хмеленец, Александровка. В резерве генерал Москаленко оставил один кавалерийский полк. К вечеру у немцев были отбиты Подхорошее и Малый Белевец. В этот день противник потерял убитыми и пленными до батальона пехоты, в том числе много офицеров.
6 декабря, развивая успех, танки полковника Бахарова ворвались на центральную площадь Ельца, а 307-я дивизия вышла к окраинам Пищулино. Во второй половине дня сопротивление противника заметно усилилось. Вечером генерал Метц подтянул подкрепления, отозвав несколько полков с правого фланга, и контратаковал. До наступления темноты немцы вернулись в Пищулино, Тросну, Подхорошее и Рогатово. Не дождавшись пехоты, танки Бахарова оставили Елец, чтобы пополнить запасы горючего и снарядов.
Утром 7 декабря генерал Метц подверг сильному артналёту 307-ю стрелковую дивизию, вышедшую к северным окраинам Ельца, и контратаковал её несколькими полками пехоты. В течение первой половины дня к немцам прибывали подкрепления, их нажим усиливался. Телегино, Тросна и Подхорошее несколько раз переходили из рук в руки. Наконец поле боя осталось за поддержанной танками пехотой генерала Метца. 307-я дивизия оставила Пищулино и Рогатово и, откатившись на 7-8 километров от северной окраины Ельца, остановилась на рубеже Касимовка, Аргамачи. Фронт группы Москаленко был прорван и расчленён надвое, внутренние фланги были совершенно открыты. Зная, что противник располагает бронетехникой, генерал Москаленко приготовился к худшему.
Однако худшего не произошло. Во второй половине дня над линией фронта повисла странная тишина. Противник не использовал исключительно благоприятную оперативную возможность развить достигнутый успех и разгромить всю группу Москаленко.
Причина была проста. Генерал Баграмян, прилетевший вечером 4 декабря с маршалом Тимошенко в Воронеж прямо со смотра, проведённого в освобождённом Ростове-на-Дону, в ту же ночь сел в поезд и на рассвете 5 декабря был уже в Касторном, в штабе у генерала Костенко. Здесь, на южном фланге елецкого дефиле, уже находился и начальник штаба 13-й армии полковник Петрушевский. Весь день ушёл у них на корректировку плана операции и согласование его по телеграфу с маршалом Тимошенко и генералом Бодиным. Сразу выяснилось, что начать наступление в срок не удастся. Войска группы Костенко ещё не подошли к исходным рубежам, в его штабе не имелось даже карт местности, и генерал Бодин обещал прислать их только к утру 7 декабря.
- Ничего. Пусть генерал Москаленко оттянет резервы 2-й армии на себя, - успокаивал умудрённый опытом бывалый штабист Баграмян рвущегося в бой нетерпеливого кавалериста Костенко.
Утром 7 декабря маршал Тимошенко привёл в движение главные силы, скрытно развёрнутые перед центром и правым флангом 2-й немецкой армии. Генеральное наступление началось ночными действиями передовых отрядов 1-й гвардейской стрелковой дивизии генерала Руссиянова, развёрнутой в районе Тербуны, в 50 километрах южнее реки Сосна, протекающей с запада на восток через Ливны и Елец и впадающей в Дон в 10 километрах восточнее Ельца. Разведчики капитана Кринецкого, выдвинувшись под покровом темноты с позиций левофлангового 85-го полка в направлении немецких аванпостов, окружили двумя ротами стрелков деревню Апухтино. Третья рота без шума сняла немногочисленное немецкое охранение и без единого выстрела вошла в деревню. Вооружившись гранатами, бойцы распределили между собой дворы. По сигналу Кринецкого они бросили в окна хат гранаты и залегли, держа на прицеле входные двери. Немцев, выбравшихся через окна и пытавшихся спастись бегством, ждала засада на околице. Подавив последний очаг сопротивления в кирпичном здании правления колхоза, разведчики ушли, не дожидаясь, когда на шум перестрелки явятся немецкие подкрепления из соседних деревень. В числе захваченных пленных оказались тыловики 95-й и солдаты 45-й пехотных дивизий; последняя сменила накануне ушедшую скорым маршем в Елец 134-ю пехотную дивизию.
В штабах Костенко и Руссиянова в эту ночь никто не спал. В половине восьмого утра прогремели залпы артиллерии и «катюш». Гвардейцы Руссиянова и отделённые от них слева рекой Олым кавалеристы 5-го кавалерийского корпуса генерала Крючёнкина пошли в наступление. К полудню правофланговый 4-й Воронежский полк Руссиянова занял несколько деревень, почти не встречая сопротивления. Левофланговый 85-й полк занял Апухтино и в нескольких километрах севернее столкнулся с укреплённой немецкой обороной. Тем временем взошло солнце, и фронтовая авиаразведка донесла, что справа от гвардейцев в сторону Ельца движется несколько немецких автоколонн с цистернами, пехотой и артиллерией. По-видимому, противник не собирался контратаковать правый фланг Руссиянова, и это открывало перед Воронежским полком хорошие перспективы развития наступления.
У левого соседа Руссиянова, генерала Крючёнкина, успехи были скромнее. Сперва он слал в штаб Костенко и Баграмяна короткие оптимистичные телеграммы общего характера вроде: «дивизии успешно наступают», «части корпуса продолжают наступать» и т. п. Однако когда генерал Костенко попросил Крючёнкина уточнить названия освобождённых населённых пунктов, выяснилось, что кавалерийский корпус ведёт тяжёлый бой по всему фронту, упёршись в сплошную линию немецкой обороны, и не продвинулся с утра ни на шаг.




Читатели (621) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы