ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 278

Автор:
Глава ССLXXVIII


План контрнаступления Западного фронта под Москвой в виде карты с пояснением и с приложением проекта директивы фронту был прислан Василевскому Жуковым и Соколовским 30 ноября. В тот же день из штаба Тимошенко и Бодина прислали план контрнаступления Юго-Западного фронта западнее Воронежа. Ничего не меняя в этих планах по существу, Василевский в тот же вечер согласовал со Сталиным оба плана, объединив их в единый план декабрьского контрнаступления на Центральном направлении с участием Калининского, Западного и Юго-Западного фронтов, усиленных 1-й ударной, 20-й и 10-й армиями. Оставалось согласовать с Коневым директиву Калининскому фронту, подготовленную Василевским. Текст директивы был направлен Коневу в половине четвёртого утра 1 декабря.
План Василевского предписывал Коневу «прекратить малоэффективные атаки в направлении Твери», в 2-3 дня сосредоточить ударную группировку из пяти самых сильных стрелковых дивизий, усиленных всей фронтовой артиллерией и танками, и прорвать ею на всю глубину фронт противника южнее Твери в направлении на Тургиново. Тем самым Калининский фронт полностью решал задачу обеспечения правого фланга Западного фронта, откладывая до лучших времён все остальные операции. Конев тут же прислал принципиальные возражения. Ссылаясь на то, что в его дивизиях осталось по 2-3 тысячи человек, что они уже втянуты в бой и не готовы к масштабной перегруппировке в столь сжатые сроки, он просил сохранить фронту прежнюю задачу – освобождение Твери. Василевский вызвал Конева на связь. «По имеющимся у Ставки сведениям, полученным из Вашего штаба 24 ноября, у Вас в 246-й стрелковой дивизии 6800 человек, в 119-й – 7200 человек, в 252-й – 5800 человек, в 256-й – 6000 человек. Кроме того, у Вас есть 9 полков артиллерии Резерва Главнокомандования и отдельная мотобригада. Куда делись эти войска за неделю боёв? Товарищ Сталин согласен усилить Ваш фронт 262-й стрелковой дивизией. Дивизия насчитывает 9000 человек и неплохо оснащена. Погрузка в эшелоны начнётся сегодня в 18 часов. Буду просить товарища Сталина дополнительно усилить Вас танками». В ответ Конев снял возражения и подтвердил готовность выполнять новую директиву Генштаба. В свою очередь, Жуков просил Василевского ускорить согласование директив фронтам по срокам начала операции и выставить директиву Западному фронту немедленно. Между тем подготовка контрнаступления Калининского и Юго-Западного фронтов требовала как минимум двух-трёх дней. Кроме того, свой собственный план имел и противник, явно не собиравшийся уступать инициативу ни Жукову, ни Коневу и Тимошенко. Собрав все силы, которых у группы «Центр» было уже не так много, фон Бок предпринял последний в кампании этого года отчаянный удар по пяти направлениям – в районе Яхромы он захватил мост через канал Москва-Волга и занял плацдарм на восточном берегу; одновременно он надавил на Рокоссовского и выбил его из Крюково 3 декабря; в центре перешла в наступление 4-я армия фон Клюге, прорвав Западный фронт Жукова на стыке 5-й и 33-й армий в направлении Кубинки, а Гудериан развернул опасное наступление к дороге Москва - Тула, пытаясь замкнуть с двух сторон мешок вокруг полуокружённой в Туле 50-й армии; в районе Воронежа 2-я немецкая армия рвалась к Ельцу.
Это грозило новыми задержками с началом общего контрнаступления. Больше всего опасений, однако, вызывал у Сталина и Василевского Калининский фронт, руководимый Коневым, далеко не обладавшим способностями Жукова и Тимошенко.
Тимошенко начал контрнаступление 4 декабря ударом группы генерала Москаленко с севера по войскам 35–го армейского корпуса, захватившим Елец. В тот же день Жукову, сдавшему накануне Крюково, удалось стабилизировать положение на Западном фронте как в полосе обороны 16-й армии Рокоссовского, так и на двух других остриях наступления фон Бока – в районе Яхромы и канала Москва-Волга и на стыке 5-й и 33-й армий в районе Кубинки.
Прежде чем отправить Василевского в штаб Конева, Сталин попросил его принять участие в дипломатическом приёме в честь прибывшего в Москву председателя правительства Польши в изгнании генерала Сикорского. Из Москвы генерал Сикорский должен был вернуться на Запад, и Сталину было важно не упустить редкий случай продемонстрировать иностранному военному профессионалу несоответствие картины, рисуемой пропагандой Геббельса, реальной боеспособности Красной Армии. Увидев на приёме генерала Василевского в парадном мундире, украшенном всего одним орденом Красной Звезды и медалью «Двадцать лет РККА», Сталин отозвал его в сторону и удивлённо спросил, почему генерал не надел остальные награды. Узнав, что других наград у Василевского нет, Сталин был озадачен ещё больше и только молча покачал головой. В ту же ночь Василевский прибыл в штаб Калининского фронта, в деревню Большое Кушалино в 40 километрах северо-восточнее Твери. На рассвете Конев начал артподготовку.




Читатели (140) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы