ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Старость

Автор:




- Леля, Леля-я-я – я слышу голос мамы Мани,- зачем она зовет меня?
Я опять что-то натворила, не отзываюсь и прячусь в кустах…

Медленно размыкаю тяжелые веки. Утро. Слава Богу, свет. Шевелю сначала одной ногой, потом другой. Боль! Это проклятая язва засохла, и бинты скребут воспаленную кожу. Все, как всегда, значит - жива.
Потихоньку сползаю с узкой кровати, она жалобно скрипит подо мной. Не удивительно, ей ненамного меньше, чем мне. Когда я ее купила? Не помню, но со времени получения своей первой комнаты в коммуналке, мебель не обновлялась, она таскалась за мной по всем адресам, как и все вещи в этой квартире. Как можно выбросить старую вещь? Её нужно подремонтировать, она еще послужит…
Как легко молодежь теперь расстается с вещами!
Мы были не такими, нам все так трудно доставалось. Молодость!
Прекрасная пора, разве в молодости думают о старости? Да и что такое старость? Можно не думать о ней, но идти в ее стальные объятия, из которых нельзя вырваться, можно упираться, даже убегать от нее, но все равно, наступит момент, и ты сдашься, капитулируешь в этой неравной борьбе духа и тела.
Капитуляция… Это уже было в молодости, тогда в Германии, я услышала это слово в военном эшелоне-госпитале! Сколько было радости! Тогда это означало конец войне, наш эшелон уже перебрасывали с Западного фронта на Восточный. Именно в этом поезде в самом конце войны чуть не прервалась хрупкая нить моей юной жизни. Как нелепо! Пройдя всю войну без единого ранения, как меня угораздило провалиться между вагонами и получить тяжелую травму головы.
- Алена, девочка, держись,- это наш главный врач спасает меня, делая сложную операцию. Если бы не он, мне не пришлось бы встретиться со старостью.
Алена, так звали меня в госпитале, вообще-то я – Лена…Караулина.
Я выжила, но все проблемы со здоровьем, забытые в молодости, оживают в старости.
Делаю несколько шагов, опираюсь на стул… Качает. Ничего, постою немного, торопиться некуда, впереди целый день, до ванны не далеко. Квартирка маленькая, однокомнатная, мне в ней хорошо, я ведь совсем одна.
Всю жизнь одна!
А ведь все должно было быть по-другому! Алексей, мой муж, веселый, добрый… . Сколько мы прожили вместе? Три месяца, четыре? Не помню.
Война! Она отняла у меня мужа! Хорошо, что перед войной я успела закончить медучилище, на фронт попросилась за ним, добровольно. Это счастье, что я не осталась в блокадном Питере, как моя подруга Верочка и не голодала в эвакуации в Башкирии как моя сестра Маша и мой брат Петя с мамой Ирой. Тогда всем досталось…
Да, муж… Он погиб в первый же год войны, похоронка нашла меня, но я не верила, и надеялась встретить его на фронте, потом долго ждала после войны… но чуда не случилось!
Мне повезло, у меня было две мамы. Мама Маня вырастила меня вместе со своими двумя детьми. Она была дальней родственницей отца. Мой отец умер молодым от какой-то болезни, я его не помню. Мы были еще маленькими, маме Ире с трудом удалось вернуться из Ханжента. Все мы родилась там. Ничего не было, жить было негде. Мама Ира с Машенькой и Петей пристроились у папиной сестры в Луге. Не думаю, что они были рады неожиданным родственникам, но тогда было принято помогать, все жили трудно.
Мама Маня взяла меня в свою семью, а дядя Вася был священником. Священников тогда убивали, ссылали семьи, Маня боялась, но вида не подавала. К счастью, моих близких все это не коснулось.
Когда нам негде было жить, мы жили в церкви. Как сладко пахнет ладан…
Удивительные люди, сколько в них было любви! А я ведь была не подарок… Неродная, я никогда не чувствовала разницы между нами, детьми.
Помню, иногда наказывали, но никогда не ругались, не повышали даже голоса! Как им это удавалось, пробуждать… совесть! Совесть - основа послушания.

Еще несколько шагов… вот и зеркало. На меня смотрит седая старуха бесцветным взглядом, повисшие щеки, глубокие морщины избороздили маленькое бледное лицо, крючковатый нос и бородавка над губой. Боже, кто это чудовище?! Неужели это я? Ненавижу зеркала! Осталось только это, но оно необходимо, лучше бы забыть свое изображение!
Впрочем, пусть остается, ведь это ничего не меняет.
Звонок… это Верочка! Она звонит мне каждое утро,
- Ты встала? Здравствуй!
Всего несколько фраз, но как важно, что кто-то знает, что ты еще жив! Если она не позвонит, я позвоню ей сама, мы так поддерживаем друг друга в этой жизни.
- Представляешь? Мне сегодня опять приснилась мама Маня, она звала меня… я проснулась.
- Хорошо Леля, что ты не пошла к ней, еще поживем!
Верочке хорошо, у нее племянник рядом живет, каждый вечер к ней заходит, интересуется, хороший мальчик. Она квартиру ему завещала, кто просто так заботиться будет!
А мой внук, я его прописала с таким трудом… по блату, даже не звонит, хотя это я считаю его внуком. Какой он мне внук? Но ближе его отца, моего единственного любимого племянника у меня никого нет. Я очень любила свою сестру, и её семья была моей семьей, я помогала ей, как могла, у сестры всегда было такое слабое сердце…
Когда-то я выглядела иначе, маленькая, подвижная, энергичная брюнетка…
Неужели я была такой? Где мои густые волосы? Эти белые патлы, я вижу их каждое утро много лет, я уже сама забыла, все забыла.
Почему я не вышла снова замуж? Не заимела детей? Когда ты молода, друзья, подруги, хорошая любимая работа: медсестра элитного санатория в чистом белом халатике, ты всем нужна. За мной ухаживали мужчины, не часто… но я не хотела ничего менять!
Мой непростой характер, кто-то считал его вредным, твердым, мужчинам не нравился.
На фронте все заводили романы. Моя подруга Таисия забеременела, кажется, это было в 1943, ее отправили в тыл, и война для неё закончилась. Чья- то «фронтовая жена»! Ее дочь никогда не знала отца. Тайка была некрасивой… . Может, это был ее единственный шанс обрести семью. Ей повезло, она не знала одиночества, теперь у нее есть дочка и внучка, есть, кому ее похоронить…
У меня тоже был друг, только друг и все… Шурик шифровальщик в штабе, тогда мы стояли госпиталем в Восточной Пруссии. Недолго. Они ушли вслед за фронтом. Мы не потерялись, переписывались и даже встречались после войны. Потом он женился…
Я была одна, но у меня была счастливая жизнь! Я не потратила ее, как Вера, на мужа, который изменял ей и оставил ее, когда она постарела…
А сколько моих подруг угробили свою молодость на детей, а сейчас никому не нужны!
Теперь перевязка. Помню, у мамы Иры тоже была язва… Все повторяется! Бинты высохли. Зачем я их стираю? Теперь все можно купить в аптеке, а раньше…. Если бы не моя работа в санатории, но тогда я была здорова.
А… деньги? Пенсия у меня хорошая, спасибо военной молодости, но что это меняет, я привыкла экономить. Во всем себе отказывала…. А как бы я помогала сестре, её маленькому слабенькому сыночку? Мой единственный племянник Коленька, благодаря мне живет в городе. Не помоги я ему, не пропиши я его тогда давно в свою комнату в коммуналке, так и жил бы в Луге. А ему нужно было в институт!
Он не забыл… приезжает, помогает… редко. Живет далеко, семья, работа…
Понимаю. Как тоскливо! Как хочется видеть родное лицо!
Машенька, сестренка любимая, как рано ты ушла! А ведь я старшая, неправильно. Вот оно, родное лицо, смотрит на меня со старого фото… Рядом мой муж улыбается, если бы не этот единственный военный снимок, я бы не смогла вспомнить его черты.
Умерли, все мои дорогие, любимые умерли. И брат в Москве, и жена его, так друг за другом и ушли. А я все живу, видно так нужно! Бог знает все!

Кто – то топает наверху, а говорят там никто не живет… Обман, кругом обман! Зачем?
На кухню теперь ползу по стене, нужно что-то поесть. Диета. У меня повышен сахар, хотя врач и говорит, что норма, но я то знаю, это не так. Я - медработник!
Опять! Наверху кто-то идет за мной, куда я, туда и он!
- Кто там?! Зачем следишь за мной?
Я боюсь…, вдруг он знает, что вчера мне принесли пенсию! Закрыть балкон. А вдруг залезет! Соседи рядом, хорошие люди, помогут… Телефон, гудит, слава богу! Позвоню Надежде, нужно с кем-то поговорить:
- Наденька, как ты? Это я - Лена.
Мы когда-то вместе работали в санатории, она была врачом. Раньше мы общались редко, тогда у нее была семья. Время нас уравняло, теперь она тоже одна. Несчастная, ей еще хуже.
Сын погиб, кажется, авария… не помню, муж умер недавно, инсульт.
Только она понимает и терпеливо слушает, когда я рассказываю о дурной соседке сверху и её кавалерах, как они преследуют меня, подслушивают, по ночам прыскают какой-то химией, знают, что я задыхаюсь…
Никто не верит мне! Когда ужас охватывает меня, я звоню Коленьке и прошу защитить. Однажды он даже приезжал, ходил наверх, я попросила. Потом долго меня успокаивал, будто я больная. Сказал слушать радио и не слушать шаги…, а наверху кто-то снял квартиру.
Дурные люди, плохие, я знаю!
Все считают меня больной, никто не понимает меня, даже соседи за стенкой! Они добрые, помогают мне, но не понимают… . Они слишком молоды! Сколько им? Всего лишь семьдесят!?
А Надю недавно ограбили, она за пенсией сама ходит. Ей по голове в подъезде дали, несильно, упала, сумку забрали. Я неделю ей звонила… звонила…, а она в больнице была. Выжила! Слава Богу!
Молиться, молиться… Бог поможет!

Кажется уже вечер. Как рано темнеет, наверное, уже осень. Сколько я не выходила на улицу? Год, нет больше, два. Голова.… Почему она кружится? Все время боюсь упасть.
Ходить, ходить.… Через силу заставляю себя вставать каждое утро. Так надо, если хочешь жить! А я очень хочу! Не могу представить себя мертвой! Завтра придет Катя из собеса, принесет продукты.
- Что бы ей заказать, кроме хлеба? Не знаю! Пусть опять принесет что-нибудь, на свой вкус.
Вот и еще один день прошел.
Завтра у меня день стирки. Простыню я намочила еще вчера, сегодня не смогла, может завтра. Машину для стирки подарила губернаторша в этом году, всем участникам Войны давали подарки, и меня не забыли. Но я ее боюсь! Вдруг сломается, или еще хуже - воду прольет…, соседей затопит. Что тогда? А электричества сколько жрет! Счетчик-то так и крутится, как сумасшедший! Нет. Я уж лучше сама потихоньку, а соседку попрошу - повесит.

Моя подружка, старая кровать, я здесь, с тобой. Как я устала! Засыпаю…
Опять этот невыносимый запах!

- Леля! Леля-я-я…
- Я здесь, мама…. Прости меня, мамочка.



Читатели (1162) Добавить отзыв
Грустная правда нашей жизни. В суете люди забывают, что они и сами когда-нибудь станут старыми и беспомощными.
Спасибо, что Вы напоминаете об этом.
11/12/2009 11:02
Вам большое спасибо за добрые слова. Удачи. Вера.
15/12/2009 21:32
От Люда
Рассказ правдивый и пронзительно-грустный. «Чёрно-белый»(знаете, как в старом кино?) Я тоже размышляю о старости. Написала сонет «Старость» на сайте «Общелит.ру.Стихи.» А также в повести «Чудо любви» об этом же рассуждает один из моих главных героев. Есть ли у Вас ещё произведения на эту тему? Если да, то где их можно почитать? С уважением.Люда.
08/12/2009 20:05
Здравствуйте, Люда.
Спасибо, добрые слова. Это один из моих первых рассказов. Прототип этого рассказа, одинокая тетя моего мужа, умерла в этом году. Умерла, не мучаясь от долгого лежания, тяжелых болей, умерла, как жила, не создавая никому проблем, просто от старости. Ей было 90. Старость я начала "замечать" после 40, когда постарели мои родители. Мне кажется, большинство из нас "созревают" к этому возрасту и начинают обращать внимание на стариков, понимая, что это-наше будущее. У меня нет больше пока рассказов на эту тему, но на сайте "Общелит.ру.Стихи"
тоже есть стих с таким же названием. Я не профессионал, поэтому пишу, как чувствую. Удачи. С благодарностью, Вера.
08/12/2009 21:58
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы