ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Египетский поход. Гл. 26

Автор:

Г Л А В А XXVI.

Контр-адмирал Гантом, сошедший на берег в Хайфе, уверил Бонапарта, что флотилия из Дамиетты следует за ним. Вскоре ее паруса и в самом деле показались над линией горизонта на юго-западе. Однако прибытие флотилии Гантома не осталось незамеченнам и на британских кораблях: в подзорную трубу было видно, что корабли на рейде Акры спешно готовятся к выходу в море. К полудню ветер сменил направление, движение французской флотилии замедлилось, затем она легла в дрейф, убрав паруса. Наконец, когда два английских корабля, выйдя из залива, устремились навстречу французам, те, подняв все паруса, пустились в открытое море, разделившись на несколько отрядов. Вскоре и беглецы и преследователи скрылись из виду.
Чтобы добраться из Хайфы до Акры по суше, следуя берегом залива, необходимо было переправиться через реки Кейсун и Белус. Две ночи были употреблены на строительство мостов. На рассвете 19 марта авангард Бонапарта поднялся на гору Мечети, господствующую над Акрой с востока в непосредственной близости от города. Дивизии Ренье было поручено завершить окружение города с суши и прогнать защитников за городские стены. После оживленной артиллерийской и ружейной перестрелки среди развалин древней Птолемаиды, окружающих крепостные стены, к вечеру Ренье справился с поставленной задачей, выставив часовых на расстоянии пистолетного выстрела от стен. Генерал Каффарелли дю Фальга и командующий артиллерией генерал Доммартен приступили к рекогносцировке крепости, продолжавшейся всю ночь и весь день 20 марта. Ночью полковник инженерных войск Сансон спустился на разведку в крепостной ров, однако был замечен турецкими часовыми и в перестрелке получил тяжелое ранение. Вынесенный гренадерами в безопасное место, он сообщил, что не обнаружил под стеной крепости контрэскарпа. Бонапарт вздохнул с облегчением: для разрушения каменной кладки стены теперь должно было хватить имевшихся в его распоряжении 12-фунтовых полевых пушек. Он уже рассчитывал взять Акру, подобно Яффе, в один-два дня и планировал последующий марш на Дамаск. Падение Дамаска должно было привлечь на его сторону курдов, иудеев, арабов, мусульман-шиитов – всех, кто имел основания для недовольства господством Порты на Ближнем Востоке и теперь лишь ждал удобного момента, чтобы примкнуть к победителю, когда тот докажет свою силу. В первые же дни осады Акры в лагерь Бонапарта явилась депутация изувеченных местных жителей и предложила свои услуги султану Кибиру: всем им Джеззар собственноручно отрезал носы. За ними следом явились христиане из Назарета, чтобы увидеть единоверцев. Они принесли с собой в подарок продукты и предложили помощь в уходе за больными и ранеными. Дахэр, шейх Шафар-Армы, два дня дожидался прибытия Бонапарта к Акре. Он предстал перед Бонапартом в 10 часов утра 19 марта на горе Мечети, принял от него должность губернатора провинции, отнятую Джеззаром у его отца, и приведенный им отряд в 400 сабель в тот же день принял участие в операции дивизии Ренье, прикрывая пехоту с тыла от нападения неприятельской кавалерии. Когда Дахэр спешился, чтобы принести присягу Бонапарту, турецким ядром был убит его конь; вероятно, пушку наводил сам Джеззар. В дальнейшем Дахэр взялся патрулировать побережье к югу от Хайфы, создать и наполнить продовольственные склады для армии и уплачивать Бонапарту половину доходов, которые станет получать от управления провинцией. Двумя днями позже в лагере Бонапарта побывали вожди сирийских шиитов, им он также обещал свое заступничество. «Больше я не стану рисковать жизнями французских солдат. Я облачу армию в шаровары и тюрбаны, поставлю под ружье Восток и вернусь в Европу через Константинополь»,- делился своими планами Бонапарт, и офицеры его штаба в молчании внимали ему: среди них не было никого, кто мог бы постичь глубину его замыслов и поверить в их осуществимость. Пределом мечтаний каждого из них было поскорее оказаться в родной Франции, и чем дальше на восток уводил их главнокомандующий, тем сильнее им хотелось повернуть на запад.
На военном совете, посвященном результатам рекогносцировки крепости, генерал Каффарелли доложил свой план взятия города и размещения осадной артиллерии. Крепостные стены Акры, прикрывавшие ее с суши, – восточная протяженностью 300 шагов и северная протяженностью 500 шагов, соединялись под прямым углом в Страшной башне, превосходяшей размерами тринадцать остальных башен, разделявших стену на куртины. Основные силы крепостной артиллерии были сосредоточены в Страшной башне, во дворце паши и на острове с маяком, прикрывающем рейд с юго-востока. Следовало также считаться с огнем английских линейных кораблей, которые могли вернуться в любую минуту. Легче всего было бы, разумеется, попытаться обрушить куртину между соседними небольшими башнями. Однако вслед за этим пришлось бы рыть траншею между двумя небольшими башнями под огнем орудий из Страшной башни, при этом плотность неприятельского огня была бы чрезвычайно высока, а вместе с ней и потери осаждающей стороны. Исходя из этого, генерал предложил огонь тяжелой артиллерии сосредоточить на Страшной башне с целью ее разрушения, а остальную артиллерию распределить по батареям таким образом, чтобы эффективно противодействовать турецким батареям, размещенным в Страшной башне и малых башнях восточной стены, во дворце паши и на острове с маяком. 21 марта инженеры приступили к рытью траншеи в 150 шагах от стены, используя в качестве естественного укрытия опоры римского акведука, доставлявшего в цистерны города родниковую воду с гор, отстоящих на несколько километров к северо-востоку. Пересекая равнину, акведук подходил к северной стене Акры и пересекал ее вблизи Страшной башни. Древний акведук был приведен в исправность много лет назад отцом шейха Дахэра, после чего в Акре, пустовавшей в течение нескольких столетий, вновь стали селиться люди. Джеззар продолжил работу своего предшественника, он восстановил и укрепил стены города, построил мечеть и расширил базар, при нем же в город была доставлена и установлена на стенах крепостная артиллерия, под прикрытием которой он мог чувствовать себя в безопасности, пока город не осадила профессиональная армия.
Утром 22 марта на горизонте показались корабли Сиднея-Смита, они направлялись к Яффе, ведя за собой шесть небольших парусников. Спустя час контр-адмирал Гантом опознал в них шесть шебек Дамиеттской флотилии с осадным парком на борту. Как стало известно впоследствии, флотилия была настигнута англичанами после 36-часовой погони. Шесть быстроходных тартан, сопровождавших конвой, сумели уйти от преследования и благополучно достигли берегов Франции. Бонапарту оставалось утешать себя тем, что резервный парк, погруженный на фрегаты, был заблокирован в порту Александрии, и, следовательно, сохранялась надежда на его доставку в будущем. Возвращаясь к этому эпизоду уже на склоне лет, Наполеон продолжал обвинять капитана Юделе, командовавшего конвоем, в глупости, нерасторопности и малодушии, не позволивших французам взять Акру уже к 1 апреля, Дамаск – к 15 апреля, а Алеппо – к 1 мая. Пока артиллеристы были заняты установкой батарей, солдаты дивизий Ланна и Бона обустраивались в лагере на пологом склоне горы Турон, разбитом на том самом месте в полутора километрах к северо-востоку от города, где за шестьсот лет до них стояли лагерем крестоносцы. Вокруг расстилались пастбища, ржаные поля чередовались с фруктовыми садами и рощами. Главная квартира разместилась неподалеку, прикрытая опорами акведука. Рядом с ней были устроены продовольственный склад и полевая пекарня. В большом доме на берегу Белуса, прикрытом от огня крепостной артиллерии горой Мечети, разместился перевязочный пункт, госпиталь устроили в Хайфе, другой госпиталь взялся устроить в Шафа-Арме Дахэр. У входов на мосты, наведенные через Белус, были сооружены флеши. В полукилометре к востоку от горы Мечети возвышалась более высокая гора Пророка, первая в вытянутой с юга на север горной цепи, отделяющей долину, в которой расположена Акра, от Галилеи. Покатые склоны гор, спускающиеся к Генисаретскому озеру, были покрыты дубовыми лесами и оливковыми рощами. Через горные проходы, охраняемые пехотными патрулями и разъездами кавалерии, крестьяне из Галилеи доставляли на большой рынок, устроенный среди французского лагеря, все, что могло внести разнообразие в обычный солдатский рацион: домашний скот, муку, рис, овощи, молоко, вино, фрукты и сушеный виноград. Древесину для лагерных костров доставляли из лиственного леса, растущего на восточном склоне горы Пророка. Гарнизон в Хайфе возглавил полковник Ламбер. В его обязанности входило охранять порт и госпиталь, а также гору Кармил и ближайший участок взморья. Ламберу подчинялся также гарнизон, размещенный в Шафа-Арме, где шейх Дахэр организовал для армии второй госпиталь. Между обоими гарнизонами постоянно поддерживалась связь с помощью кавалерийских разъездов, контролировавших также дороги на Наблус и Яффу. Территорию к востоку от Иордана и Генисаретского озера контролировала кавалерия Ибрагим-бея и Джеззара, она обеспечивала связь Наблуса с Дамаском, где турецкий паша, присланный Портой взамен запертого в Акре Ахмета, собирал новое войско. Чтобы не допустить внезапного нападения из-за Иордана, Бонапарт выставил два авангарда ниже и выше Генисаретского озера: в Назарете разместился отряд генерала Жюно, а в Сафаде, центре провинции Дахэра, - отряд Мюрата. Еще один отряд, возглавляемый генералом Виалем, контролировал горные проходы к лагерю с севера, со стороны Тира. Поскольку Бонапарту было известно, что в непосредственной близости от лагеря у турок нет сильной полевой армии, такое дробление сил было оправданным и даже полезным, поскольку уменьшало чреватую эпидемией скученность войск в осадном лагере и облегчало организацию снабжения армии продовольствием со складов в Сафаде, Шафа-Арме и Хайфе.
Саперные работы, начатые 21 марта, быстро продвигались. Работая под прикрытием акведука, саперы отрывали колено за коленом, приближая траншею к стене города. Когда до крепостного рва осталось пять шагов, траншею развернули на восток: пролом предполагалось делать с восточной стороны большой башни, там, где стена была короче и легче было подавить огонь крепостной артиллерии. 23 марта две батареи 4-фунтовых и 8-фунтовых орудий открыли огонь по маяку, следом заговорили двенадцать пушек, направленных на тяжелые орудия, установленные на восточной стене, за ними - четыре 6-дюймовых мортиры, направленных на платформу Страшной башни. Турецкие и английские пушки вели ответный огонь с валов крепости и с маяка. С началом артиллерийской дуэли окружающие долину высоты превратились в огромный амфитеатр. До 30 000 зрителей усеивали склоны гор, некоторые приходили издалека, привлеченные звуками канонады и рассказами очевидцев, чтобы посмотреть на красочный спектакль. Погода стояла хорошая, однако на море отмечалось волнение, и линейные корабли англичан не рисковали приблизиться к французским батареям на пушечный выстрел и стояли в юго-западной части залива возле Хайфы, откуда за ними внимательно наблюдал полковник Ламбер.



Читатели (1143) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы