ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 21

Автор:
ГЛАВА XXI

В ночь на 25 июня большая часть защитников Центрального острова, разбившись на две группы, сосредоточилась на первом этаже казарм по обе стороны Трехарочного моста. В два часа ночи Фомин, возглавивший одну из групп, повел бойцов в атаку. Выпрыгивая из окон казарм, солдаты, вооруженные винтовками, трофейными автоматами и саперными лопатками, устремились на мост и в воды Мухавца. Над рекой тут же взвились осветительные ракеты, застучали немецкие пулемёты, но уже в нескольких местах водная преграда была преодолена, в ход пошли штыки и лопатки,
несколько пулемётных расчётов было уничтожено в рукопашной. Удержать захваченные плацдармы отряду Фомина не удалось: у немцев оказалось достаточно резервов в ближнем тылу, чтобы к утру оттеснить защитников обратно в казармы. Попытка прорыва была повторена и на следующую ночь, и в ночь на 27 июня. И снова прорваться не удалось. Из последней атаки назад вернулась лишь половина её участников: силы защитников острова были на исходе. Днем немцы разрешили женщинам и детям, прятавшимся в подвалах Центрального острова, выйти и сдаться в плен. После этого волна немецких автоматчиков под прикрытием шквального пулемётного огня вновь пошла в атаку через реку по обе стороны моста. На этот раз атака удалась, в нескольких местах немцы проникли в помещения казарм, внутри завязалась рукопашная, к ночи немцам удалось закрепиться в предмостном укреплении к западу от Трехарочных ворот. Ночью отряд немецких подрывников под прикрытием автоматчиков вновь отправился в рейд по уцелевшим участкам верхних этажей и чердаков Центральных казарм, сбрасывая в дымоходы толовые взрывпакеты. На следующий день были захвачены юго-восточные секторы Центральных казарм, во внутренний двор казарм вошли танки, один из них ворвался внутрь казарм через широкие двери склада, оборудованного под госпиталь, и стал давить гусеницами раненых. Крепостная церковь в центре двора еще несколько раз переходила из рук в руки, прежде чем немцы снова отважились остаться в ней на ночь. К исходу 28 июня центр организованной обороны переместился в Восточный форт в Северной части крепости. Около 350 бойцов и два десятка офицеров под прикрытием неуязвимых для артиллерии бетонных стен держались здесь, имея достаточный комплект боеприпасов, запас сухарей и воду, которую они нашли в вырытых колодцах.
На рассвете 29 июня немцы предъявили защитникам форта ультиматум: в течение часа выдать коммунистов и комиссаров и сложить оружие. Спустя час нмецкие офицеры из брестского гарнизона и штаба корпуса генерала Шрота поднялись на крыши городских домов и навели бинокли на валы и полуразрушенные стены крепости, в небе над которой появились бомбардировщики. Вскоре город содрогнулся от мощных взрывов: на Восточный форт были сброшены пятисоткилограммовые бомбы. В бинокли было видно, как в небо над крепостью взлетают вырванные из земли вековые деревья. Когда дым рассеялся и бомбардировщики улетели, каких-либо видимых повреждений в стенах бетонного бункера обнаружить не удалось. Во второй половине дня бомбардировщики вернулись. На сей раз на форт сбросили бомбу весом 1800 килограммов. Взрыв был такой силы, что в городе в домах вылетели оконные стекла, а в стенах домов образовались трещины. Сразу после взрыва немецкие автоматчики ворвались в бункер и после короткого боя взяли в плен немногочисленных уцелевших защитников, а также женщин и детей, скрывавшихся в глубоких казематах. Форт опустел.
Прошло немногим более суток. Из подземного хода в стене одного из казематов Восточного форта вышел майор Гаврилов, один из руководителей обороны Северной части крепости. Стояла глубокая ночь, вокруг было тихо. Вечером неподалёку кто-то вёл огонь из пулемёта Дегтярёва. Стреляли короткими очередями, экономя патроны. Было похоже на то, что немцы не смогли засечь расположение огневой точки, так как очереди повторились ещё несколько раз в течение вечера. Придя к такому выводу, майор с наступлением темноты покинул свое укрытие и осторожно, стараясь не шуметь, выбрался на свежий воздух. После суточного сидения в полной темноте подземелья зрение было чрезвычайно обострено. Сквозь полуразрушенную крышу бункера внутрь проникал свет взлетающих в небо осветительных ракет. Бункер был пуст. Зато на валу неподалеку майор вскоре обнаружил два десятка бойцов с тремя ручными пулемётами: во время штурма они, как и Гаврилов, успели спрятаться, спустившись в хорошо замаскированный подземный ход в стене одного из казематов и вышли, дождавшись ухода немцев. Как и у Гаврилова, у каждого был припрятан на черный день неприкосновенный запас из двух сухарей и фляжки с водой.
Прошло ещё несколько суток. Днем отряд отсиживался в подземельях, оставив наблюдателя в укрытии на валу, с наступлением темноты бойцы выходили наружу, собирались на валу и вслушивались в ночную тишину, надеясь услышать с востока звуки канонады. Фронт, по-видимому, был слишком далеко. Пища закончилась. Гаврилов предложил прорываться в Беловежскую пущу, разбившись на три группы – по числу пулемётов. Тут же был разработан план операции, назначенной на следующую ночь. Днем, когда отряд, как обычно, отсиживался под землей, наверху раздалась пулемётная очередь, следом застучали немецкие автоматы: очевидно, немцы вернулись в форт и обнаружили наблюдателя, или тот сам подал сигнал тревоги. Отряд Гаврилова поспешил на помощь. Рота немецких автоматчиков, вошедших на территорию форта, была перебита почти полностью, остальные отошли. Вскоре форт был окружен плотным кольцом, немцы подтянули орудия и миномёты и после короткой артподготовки пошли на повторный штурм форта, забросав двор и казематы гранатами. Затем стали методично, метр за метром, обследовать казематы в поисках подземных ходов. Вскоре они обнаружили один потайной ход, затем другой, их тут же забросали гранатами. У Гаврилова и ещё двоих бойцов, укрывшихся в третьем, больше не было дисков к ручным пулемётам, остались только гранаты, пистолеты и несколько трофейных автоматов. Всё, что они могли сделать, это ждать наступления темноты: немцы вряд ли отважились бы остаться на ночь среди развалин, рискуя в любую минуту подвергнуться внезапному нападению из-под земли. Наконец наступила ночь. Группа Гаврилова, в которой осталось три человека, выбралась из своего убежища. Кругом не было ни души, казематы, развалины и двор форта были пусты, зато снаружи, по ту сторону земляного вала, ярко пылали бивачные костры немцев, окружая форт плотным кольцом. План операции, разработанный накануне, оставили без изменений. Разбившись на три группы и пожелав друг другу удачи, трое защитников разошлись в разные концы двора, поднялись на вал, каждый метнул одну за другой две гранаты в сторону двух ближайших костров и, дождавшись взрывов, бросился бежать между кострами. Майору выпало западное направление. Пробежав мимо костров, он побежал дальше в темноту и вскоре оказался на дороге, идущей между Восточным и Западным фортами в сторону внешнего вала крепости. Сзади звучали выстрелы, слышался шум погони. Неожиданно со стороны вала, окружающего Западный форт, ударил пулемёт Дегтярёва, скосив несколько немецких автоматчиков из числа преследователей. Остальные бросились на землю и отползли к своим. Майор, силы которого были на исходе, также бросился плашмя на землю. Убедившись, что погони нет, он перевёл дух и пополз в сторону внешнего крепостного вала. Благополучно добравшись до него, он вскарабкался на вершину и пополз дальше. Он был уже снаружи крепости, оставалось лишь переплыть обводной канал. Но сил на это у майора уже не было. Напившись воды из канала, он почувствовал, что совсем обессилел. Тогда он вновь переполз земляной вал. Неподалеку от того места, где он перебирался через вал, располагались крепостные конюшни. В толще земляного вала, по всему его периметру, располагались бетонные казематы для хранения боеприпасов. Теперь они были пусты. Каземат, в который заполз, напрягая последние силы, майор Гаврилов, использовали для складирования навоза. Забравшись в кучу навоза в углу каземата, майор заснул как убитый. Он проспал весь следующий день и выбрался наружу с наступлением темноты. Утолив жажду, как и накануне, в обводном канале, он вернулся в крепость и пополз в сторону конюшен: интуиция подсказывала майору, что там может оказаться пища. И действительно, после непродолжительных поисков он нашел в конюшне мешок комбикорма и подкрепился. Теперь он мог уверенно смотреть в будущее: у него было относительно надёжное укрытие, запас пищи и воды, пять гранат и два пистолета с полными обоймами. Если его обнаружат, он дорого продаст свою жизнь. Он решил оставаться в крепости и ждать прихода своих: в том, что они придут, майор не сомневался.






Читатели (286) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы