ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 269

Автор:
Глава ССLXIX


Первые бомбы упали на Сталинград 25 октября 1941 года. Около полудня в город прибыл представитель Военного совета Южного фронта Грушевой. В недавнем прошлом секретарь днепропетровского обкома, теперь он был командирован из штаба фронта, размещавшегося в шахтёрском посёлке под Ворошиловградом, в Сталинград во главе группы военных инженеров и партийных функционеров с заданием помочь местной администрации развернуть сверхплановый выпуск военной продукции для нужд Южного фронта.
Едва он вошёл в кабинет секретаря сталинградского обкома Чуянова, как с улицы донёсся сигнал воздушной тревоги. Вместо того чтобы идти в бомбоубежище, два секретаря вышли на балкон и окинули взглядом небо над городом.
- А что, немцы вас уже бомбили? – поинтересовался Грушевой.
- Да пока ещё нет.
С балкона было видно, как прохожие нехотя следуют настойчивым предложениям милиционеров пройти в бомбоубежище. Сирены воздушной тревоги звучали в городе уже не в первый раз, и все они оказывались учебными.
В это время послышался низкий гул, в окнах домов задребезжали стёкла и высоко в небе показалась девятка самолётов. Грушевой, не раз уже побывавший под бомбёжкой, сразу узнал по характерному строю эскадрилью Ju-88. Не снижаясь, самолёты проследовали к центру города, открыли бомбовые люки, и из них медленно, словно нехотя, полетели вниз маленькие чёрные капли зажигательных бомб. Начавшиеся в нескольких местах пожары были быстро потушены.
Грушевой вспомнил, как девять недель назад рано утром вот так же стоял на балконе днепропетровского обкома, когда раздался странный вибрирующий звук – словно в воздухе прошумела крыльями большая птица, - и тут же на трамвайной остановке неподалёку взметнулся столб огня и дыма. По счастью, остановка была ещё пустынна. В то утро тяжёлая артиллерия противника начала обстрел Днепропетровска. Несколькими днями раньше, 15 августа, танки и мотопехота фон Клейста заняли Кривой Рог. В бой в излучине Днепра вступили части Резервной армии генерала Чибисова – 8-я танковая дивизия полковника Пушкина, 12-я танковая дивизия полковника Каткова, 273-я дивизия полковника Калинина, 230-я дивизия полковника Куталёва, 255-я стрелковая дивизия полковника Замерцева, 275-я стрелковая дивизия генерал-майора Дратвина, 26-я кавалерийская дивизия полковника Носкова, 28-я кавалерийская дивизия полковника Саковича. С юга навстречу этим войскам по колоннам фон Клейста ударил отступающий из Бессарабии через Николаев кавалерийский корпус генерала Белова. Катера и пароходы Пинской военной флотилии получили боевую задачу не допустить форсирования Днепра противником в зоне боевых действий Резервной армии. Западнее Днепропетровска завязались кровопролитные встречные бои. Телефоны в днепропетровском обкоме разрывались, Грушевой не успевал на них отвечать.
- Товарищ Грушевой! К станции Незабудкино подходят немецкие танки. Что делать?
- Водокачку взорвали?
- Взорвали.
- Входные и выходные стрелки?
- Взорвали.
- Жгите хлеб!
- Товарищ Грушевой?
- Секретарь обкома Грушевой. А вы кто?
- Дежурный по рудному тресту из Марганца.
- Что там у вас стряслось? Я звонил в горком, никто не отвечает.
- Да ведь в городе немцы, товарищ Грушевой.
- Что? Немцы?
- Они, товарищ Грушевой…Вошли…В горкоме, наверное, никого нет. Впрочем, если хотите, я сбегаю узнаю.
- Да как же вы узнаете?
- Да тут недалеко. Через часок перезвоню.
Ровно через час дежурный перезвонил.
- Это я, дежурный! В горкоме никого, столы и сейфы пусты, телефонные провода перерезаны, полы завалены обрывками бумаг. А немцы уже повсюду!
- А вы почему остались?
- А у меня жена недавно умерла, пятеро детишек на руках – куда я с ними?
- Спасибо, товарищ! Идите домой к детям, какое теперь дежурство!
- Возвращайтесь с армией, товарищ секретарь! Будем ждать.
Эвакуация шахт, заводов и фабрик шла тем временем полным ходом. К середине августа практически всё ценное оборудование с правого берега Днепра было вывезено, конструкторы, инженеры и квалифицированные рабочие отправлены с эшелонами в глубокий тыл. Однако вывезти можно было не всё. Домны и мартеновские печи взрывали. 18 августа в Запорожье взорвали пролёт плотины Днепровской гидроэлектростанции. Взрыв обрушил в реку тонны бетона и стали вместе с выехавшей на плотину бронемашиной немецкого разведотряда. Воды Днепра хлынули в образовавшийся прорыв, вниз по течению реки прошла высокая волна. На следующий день в Днепропетровск прибыл командующий Южным фронтом генерал Тюленев и лично возглавил оборону города, продолжавшуюся неделю. Некоторые заводы в эти дни продолжали работать. Последние отремонтированные танки и новый оборудованный бронепоезд вышли из цехов под миномётным и пулемётным огнём противника. В полуразрушенных цехах до последнего дня не прекращалось производство огнемётов. Город горел. Одно за другим рушились под бомбёжками и артобстрелами здания. Затем немцы ворвались в правобережную часть города и развернули гаубичную батарею во дворе городской больницы, где оставались раненые. В штабе Тюленева возмутились коварством немцев, но своих артиллеристов и миномётчиков предупредили: по больнице не стрелять. Трудно сказать, сделали бы это, не прояви противник своего коварства.
27 августа в штаб фронта приехал маршал Будённый. Резервная армия, не выполнившая его приказ удерживать правобережье, была переименована в 6-ю армию. Генерала Чибисова сменил во главе армии генерал Малиновский. Встретив в штабе секретаря обкома, с которым познакомился на учениях в Новомосковских лагерях в 1940-м году, Будённый усмехнулся в усы:
- Да, война, брат, это тебе не учения! Тут ошибки не прощаются. За ошибки здесь бьют, бьют беспощадно. И на звания не смотрят… Кстати, как воюют зенитчики, которых я вам отдал для защиты моста? Сбили 15 самолётов? Хорошо, но мало! Каждый самолёт нужно сбивать.
Услышав, что зенитчики кроме самолётов подбили несколько танков, маршал смягчился и предложил ехать в обком обедать.
Грушевой смутился и сообщил, что обком эвакуирован в Павлоград. Отобедали в штабе у Малиновского.
Уже под вечер секретарь выехал в Павлоград по шоссе Днепропетровск – Харьков. Быстро темнело. Ехали с погашенными фарами: за обедом в штабе армии обсуждали слухи о немецких парашютистах, замеченных на левом берегу. Машину сильно трясло, и наблюдателю за воздухом, стоящему снаружи на подножке, было не просто удержаться. Секретаря обкома укачало: обед в штабе был неприхотливый, но сытный. Из полудремоты его вывел отчаянный стук наблюдателя по крыше кабины. Сон как рукой сняло. Шофёр заглушил мотор и выскочил из кабины вместе с пассажиром. Машина стояла в темноте посреди степи. Перекрывая стрёкот кузнечиков, за поворотом дороги слышался отчётливый лязг гусениц. «Танки.Свои или чужие?» - успел подумать секретарь. В это время к лязгу гусениц добавился громкий кашель мотора. Это тягач «Ворошиловец» вытаскивал из балки съехавшую в неё в темноте пушку.




Читатели (108) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы