ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 20

Автор:
ГЛАВА XX


Прилетев в Москву поздно вечером 26 июня, Жуков с аэродрома поехал в Кремль к Сталину и застал у него Тимошенко и Ватутина. Оба были бледные, невыспавшиеся, осунувшиеся. Сталин, не скрывая раздражения, с порога предложил Жукову высказаться о положении на Западном фронте: доклады Тимошенко и Ватутина его больше не устраивали. Попросив у Сталина 45 минут на подготовку и получив их, Жуков уединился с наркомом и своим заместителем в соседней комнате. Чтобы обрисовать Жукову обстановку на Западном фронте, Ватутину много времени не потребовалось: немецкие танки подходят к Минску с севера и с юга, 10-я и 3-я армии оказались в «мешке» намного западнее Минска и уже не смогут прийти на помощь, 4-я армия разбита, разрозненные подразделения отходят к Березине, преследуемые противником, часть их укрылась в Припятских лесах. Связи с Минском нет уже в течение суток, что и послужило непосредственным поводом для гнева Сталина.
Жуков, никак не ожидавший, что дела у Павлова могли принять столь скверный оборот, сохранил хладнокровие и прежде всего спросил о стратегических резервах. Накануне была создана группа армий резерва Главного командования во главе с Будённым. В неё вошли выдвинутые из глубокого тыла 19-я, 20-я, 21-я и 22-я армии, а также 24-я и 28-я, которые ещё только выдвигались. Нужно было срочно создавать новый рубеж обороны на пути к Москве, по возможности эшелонированный, и отказаться от планов немедленного контрнаступления на центральном участке фронта в пользу плана создания прочной обороны на рубеже, который резервные армии смогут удержать. Возвратившись в кабинет Сталина, Жуков кратко обрисовал оперативную обстановку на Западном фронте, сгладив острые углы: глубокий охват главных сил Западного фронта танковыми клиньями противника диктует необходимость немедленно разрешить командованию фронта отвести войска на восток, занять прочную оборону на тыловом рубеже и перейти в контрнаступление лишь после того как противник будет измотан в наступательных боях. Сталин сразу со всем согласился и лишь потребовал включить в директиву войскам пункт, обязывающий командиров отступающих частей вывести с собой всю технику.
Cвязи со штабом Западного фронта не было ни этой ночью, ни в течение всего дня 27 июня. Лишь в 2 часа ночи 28 июня связь удалось установить. У аппарата был Климовских. Жуков засыпал его вопросами: в чьих руках Минск, где армии, где противник, где Болдин, мехкорпуса и кавалерия?
Начальник штаба фронта обстоятельно отвечал: Минск наш, 64-й стрелковый корпус держит оборону в Минском укрепрайоне, отражая атаки танков противника со стороны Молодечно, 44-й стрелковый корпус ликвидирует немецкийй десант, высадившийся в окрестностях Минска. С 3-й и 10-й армиями связи нет. Связи с Куликом и Болдиным нет, их местонахождение неизвестно. Последняя связь с 4-й армией была 26 июня, КП Коробкова был восточнее Бобруйска, остатки войск отходили по дороге Слуцк-Бобруйск, преследуемые танками противника. Связи с мехкорпусами Хацкилевича и Ахлюстина нет. По данным трёхдневной давности корпус Хацкилевича отходит на юго-восток в направлении Барановичей, корпус Ахлюстина – к Столбцам, курьеры, отправленные из Минска на поиски мехкорпусов, не вернулись. В мехкорпусе Оборина осталось несколько танков, их придали 17-му мехкорпусу, формирующемуся в Барановичах и совсем не имеющему танков. Больше танков в распоряжении фронта нет. Штаб кавкорпуса Никитина находится в Белостоке, его дивизии сильно рассредоточены и ведут тяжёлые бои в районах Ломжи и Волковыска, неся большие потери от налётов авиации противника. Генерал Никитин ранен, связи с ним нет. Снабжение войск боеприпасами и горючим парализовано авиацией противника, господствующей в небе над районом боев. Средств ПВО для отражения воздушных налётов не хватает.
У Жукова не было времени осознать, что командование Западным фронтом уже не контролирует ситуацию: он был слишком обрадован уже тем, что связь удалось установить, и тем, что Минск не сдан. Теперь Жуков торопился успеть передать в штаб фронта всё, что должен был передать, пока связь вновь не оборвалась. Приказ, разрешающий отвод армий на восток, будет передан Павлову и Климовских до полудня следующего дня, и если у штаба фронта не будет связи с армиями и мехкорпусами, приказ нужно будет доставить с парашютистами в районы их расположения. В завершение разговора Жуков пожелал Климовских держаться и постараться не допустить обхода Минска немецкими танками с севера.
В 10 часов утра в штабе Западного фронта получили приказ Жукова: армиям фронта разрешается отход на рубеж Полоцк – Минск – Бобруйск. Штаб фронта должен связаться с войсками, указать маршруты следования колонн, пути к базам, складам горючего, боеприпасов, продовольствия и фуража. Мехкорпусам ни в коем случае не оставлять противнику танки новых моделей и тяжёлую артиллерию, в процессе отхода наносить удары с тыла по мотоколоннам и пехоте противника, в случае окружения горючее и боеприпасы получать по воздуху, указав сигнальными кострами места доставки того и другого. Передвигаться преимущественно в ночное время. Кавалерию отвести в Пинские леса и оттуда «развернуть широкие и смелые нападения на тылы противника».
Вскоре после передачи приказа связь с Минском вновь прервалась. Вечером того же дня немецкое радио объявило о взятии Минска и о полном окружении двух советских армий восточнее Белостока. На следующий день Сталин дважды приезжал в Наркомат обороны, он ругал последними словами Павлова и требовал немедленно установить связь с Западным фронтом. Связи не было. Её удалось установить лишь утром 30 июня. У аппарата был Павлов. «Минск сдан, 44-й корпус отходит из-под Минска южнее шоссе Минск-Могилёв, в районе Бобруйска противник навёл мост через Березину и начал переправлять танки на восточный берег, воздушной разведкой восточнее Березины обнаружено 12 немецких танков. Сообщение об окружении 3-й и 10-й армий соответствует действительности. Приказ на отступление штабам, мехкорпусам и кавалерии передать пока не удалось: авиаразведка до сих пор не может установить их местоположение, очевидно, они прячутся в лесах от налётов авиации противника».
После такого доклада Жукову разговаривать с Павловым было, собственно, уже не о чем. Он всё же постарался ободрить генерала, приказал разыскать войска, отвести всё, что удастся спасти, за Березину и постараться всеми средствами помешать противнику переправляться в районе Бобруйска и Борисова, пока Генштаб развёртывает резервные армии на рубеже Витебск-Орша-Могилёв-Жлобин-Рогачёв. После этого Жуков позвонил Сталину. Сталин потребовал отозвать Павлова в Москву.




Читатели (223) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы