ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 19

Автор:
Глава XIX.

Уже вечером 22 июня командованию Северо-Западного фронта стало известно о танках группы Гота, появившихся на правом берегу Немана южнее Каунаса. Это решающим образом меняло оперативную обстановку на фронте. Бросать все силы бронетехники против танковой колонны, наступающей по шоссе Тильзит-Шяуляй, в создавшейся ситуации было поздно, однако и отказываться от задуманного контрудара не хотелось. Решили, что сил должно хватить на всё. В результате 3-й мехкорпус получил вечером 22 июня приказ разделиться, выделить для намеченного накануне контрудара 2-ю танковую дивизию, а все остальные силы бросить против новых немецких танковых плацдармов на Немане. Таким образом, перед 3-м мехкорпусом были поставлены сразу две задачи, для их одновременного решения сил у корпуса было явно недостаточно, и он не смог решить ни одной: плацдармы на Немане ликвидировать не удалось, а 2-я танковая дивизия не смогла выйти к перекрёстку дорог: её остановила 6-я танковая дивизия генерал-майора Ландграфа, свернувшая на перекрёстке направо. Более того, когда танки 3-го мехкорпуса вечером 22 июня разошлись в разные стороны, между левым и правым флангами мехкорпуса, словно мяч между ногами вратаря, в тыл к советским частям проскочил 56-й танковый корпус Манштейна.
Танкисты 55-го советского танкового полка, прорвавшиеся вечером 23 июня к перекрёстку с севера, напрасно ждали выхода навстречу танков 3-го мехкорпуса. Между тем с юго-запада по шоссе немцы быстро подтягивали свежие силы, одновременно полк был контратакован с северо-востока развернувшимися танками 1-й немецкой танковой дивизии генерала фон Кирхнера. Расстреляв боекомплект, полк отступил, оставив на поле боя 13 подбитых танков; горючее было на исходе, его с трудом собрали со всех машин 28-й танковой дивизии, остановившейся в двух десятках километров севернее в ожидании заправщиков, которые так и не подошли: их колонна вместе с тылами дивизии оказалась отрезана танками Кирхнера. Поскольку танковый полк был брошен вперёд без поддержки пехоты и артиллерии, удерживать захваченные с боем позиции на шоссе было некому. Ещё накануне, выдвигаясь к намеченным для начала контрудара рубежам, танковые дивизии 12-го мехкорпуса несколько раз подверглись массированным ударам с воздуха и понесли потери, и командование фронтом отдало приказ мехкорпусу рассредоточиться и выходить на рубеж атаки малыми колоннами. Этот совершенно правильный приказ имел и свою оборотную сторону: теперь бронетехнику, выделенную для участия в намеченной операции, было труднее сосредоточить, а движение отдельных колонн – труднее координировать. 23-я танковая дивизия полковника Орленко, выдвигаясь к месту боя тремя колоннами на правом фланге 12-го мехкорпуса, к вечеру 23 июня была ещё слишком далеко от перекрёстка, когда горючее у танков кончилось. Впрочем, все её 333 танка были старыми T-26, и бросать их в бой против немецких средних танков и артиллерии не имело смысла, этим и объяснялось решение командования использовать дивизию главным образом для прикрытия фланга. Зато артиллерия дивизии очень пригодилась бы для поддержки удара главных сил и удержания отбитых у противника рубежей. Увы, артиллерия и тыловые части, как и у соседки слева, 28-й танковой дивизии, оказались на следующий день отрезанными танками Кирхнера: такова была плата за решение командиров пожертвовать на марше безопасностью тылов танковых колонн ради соблюдения сроков выдвижения, указанных в приказе вышестоящего командования.
Большую часть дня 24 июня танки 2-й и 28-й советских дивизий простояли в ожидании заправщиков. Тем временем противник наращивал свои силы на флангах танковой группировки, готовя операцию по её окружению. Для этого немцам не пришлось даже задействовать главные силы своей бронетехники: танки Манштейна катились по стратегическому шоссе Каунас - Укмерге – Даугавпилс, танки Гота, заняв Каунас и Вильнюс, повернули на Молодечно и Минск. Следуя классическому наполеоновскому принципу использования мобильного ядра для создания подавляющего перевеса поочередно на разных участках поля сражения, немцы использовали группу Гота в качестве «блуждающего форварда»: обеспечив решающий успех на правом фланге группы «Север», танки Гота ушли на левый фланг соседа справа и, вынырнув в тылу у белостокской группировки советских войск, обеспечили решающий успех фельдмаршалу фон Боку под Минском. Аналогичным образом будет использована группа Гудериана в конце лета на правом фланге и в тылу советского Юго-Западного фронта. С задачей связывания и блокады советских мехкорпусов в районе Расейняй-Шяуляй успешно справился танковый корпус Рейнхардта, поддержанный сначала авиацией, а затем также крупными силами пехоты и артиллерии.
Ожесточённое сражение произошло в этот день в районе Расейняй. В 13.30 6-я немецкая танковая дивизия наткнулась здесь на сотню тяжёлых танков КВ-1, выдвигавшихся навстречу, и сразу оказалась в критическом положении: не обращая внимания на огонь немецких танков и противотанковых орудий, не причинивший им ни малейшего вреда, тяжёлые неповоротливые монстры прошли сквозь строй немецкой бронетехники и обратили в бегство несколько батальонов немецкой пехоты. Для немцев появление тяжёлых советских танков явилось полной неожиданностью. Однако панику скоро удалось погасить, командир корпуса усилил противотанковую оборону дивизии Ландграфа, перебросив на ее огневые позиции часть артиллерии дивизии Кирхнера, и уже к концу дня немцами были найдены способы эффективно противостоять контратакам КВ: немецкие танки двигались быстрее и лучше управлялись, они пропускали тяжёлые советские машины к огневым позициям противотанковой обороны, где их останавливали, ведя огонь прямой наводкой по гусеницам из полевых и зенитных орудий. После этого оставалось дождаться, когда экипаж танка расстреляет боекомплект или будет оглушён прямым попаданием авиабомбы. Господство в воздухе и отлаженное взаимодействие на поле боя всех родов войск перевесили на чаше весов техническое превосходство тяжёлых танков.
23-я танковая дивизия в этот день вышла наконец на указанный ей рубеж западнее перекрёстка и здесь оказалась по частям втянутой в бой, прикрывая отход советских пехотных дивизий, откатывающихся под ударами с воздуха перед лицом усиливающегося нажима немецких пехотных дивизий. Несколько раз танки T-26 бросались в контратаку и всякий раз натыкались на подготовленный рубеж противотанковой обороны, становясь легкой мишенью для немецкой артиллерии. К исходу дня потери дивизии Орленко превысили 60%, после чего дивизия практически утратила боеспособность.
25 июня, восстановив коммуникацию с тылом и заправив машины горючим, возобновила наступление 28-я дивизия полковника Черняховского. Достигнув шоссе, она смяла колонну немецкой мотопехоты, после чего вступила в бой с танками дивизии Кирхнера. Бой был упорным и кровопролитным. Были убиты командир 55-го полка майор Онищук, командиры двух танковых батальонов и заместитель комдива. К исходу дня, когда из 250 танков и 100 бронеавтомобилей штатного состава на ходу осталось около сорока машин, комдив вывел остатки разбитой дивизии из боя.
Встречного удара 2-й танковой дивизии с юго-востока вновь не последовало: она была отрезана от тыла и окружена восточнее Расейняй, горючего и боеприпасов больше не было, комдив генерал Солянкин был убит в бою. В ночь на 26 июня, взорвав оставшиеся танки, сильно поредевший личный состав дивизии, разбившись на небольшие группы, стал прорываться из окружения в направлении Двины. Нескольким группам это удалось. Трёхдневное сражение двух советских мехкорпусов с танками корпуса Рейнхардта и группы Гота завершилось. На опустевшем поле сражения немцы насчитали около двухсот подбитых советских танков, 29 сожжённых КВ-1, сотню орудий различных типов и 600 грузовиков.
Тем временем 56-й танковый корпус Манштейна, почти не встречая сопротивления, стремительно продвигался к Двине по шоссе Каунас-Даугавпилс-Ленинград. Впереди шла 8-я танковая дивизия, за ней по пятам следовала 3-я мотодивизия. Преодолев за четыре дня около 400 километров, танковый авангард Манштейна рано утром 26 июня остановился в 5 километрах от Даугавпилса. Из середины к голове танковой колонны подтянулся отряд диверсантов полка абвера «Бранденбург» во главе с обер-лейтенантом Вольфрамом Кнааком. Было около семи часов утра, когда на окраине Даугавпилса появились четыре грузовика с красноармейцами. Не вызвав подозрения у поста при въезде в город, водители машин обменялись шутками с часовыми в связи с направлением движения войск на восток, а не на запад, после чего колонна «красноармейцев» Кнаака влилась в редкий поток машин, двигавшихся к большому автомобильному мосту через Западную Двину. На одном из перекрёстков колонна разделилась на два взвода: два грузовика свернули в сторону железнодорожного моста. Утренний город жил мирной жизнью, никто из жителей не догадывался, что на окраине города стоит в ожидании сигнала армада немецких танков. Первый грузовик Кнаака, беспрепятственно въехав на мост, достиг его противоположного конца, когда позади раздалась пулеметная очередь: охрана моста обстреляла второй грузовик, проигнорировавший попытку часового остановить его при въезде на мост. Выпрыгнув из машин, «красноармейцы» атаковали охрану. Отступив в укрытие, охранники открыли сильный ответный огонь. Как только в городе началась стрельба, Бранденбергер бросил танки и мотопехоту в атаку. Спустя несколько минут танки катились по улицам города по направлению к мостам. Разведчики Кнаака, перерезав провода детонаторов, удерживали автомобильный мост до подхода танков. Обер-лейтенант Кнаак и еще 5 человек его взвода были убиты, остальные все до одного получили ранения. Второй отряд захватил железнодорожный мост, лишь один из пролётов моста пострадал от взрыва, остальные заряды были успешно обезврежены. Командующий военным гарнизоном города успел поджечь склады, взорвать несколько объектов, после чего немногочисленные защитники покинули Даугавпилс. Около полудня с северо-запада к городу подошли части 5-го советского воздушно-десантного корпуса, еще накануне посланного командованием фронта на защиту Даугавпилса. Все попытки десантников, имевших в своем распоряжении всего шесть пушек, прорваться в город успеха не имели. Во второй половине дня прилетели советские бомбардировщики. Одна за другой заходили их эскадрильи на малой высоте на бомбардировку мостов, но прорваться сквозь огонь зенитной артиллерии не смог никто. К вечеру зенитчики и прилетевшие истребители Люфтваффе сбили несколько десятков советских самолётов. Взятый в плен немцами начальник охраны автомобильного моста на допросе показал: мост уцелел, потому что приказа взорвать его не было, а взрывать мост без приказа он не имел права.



Читатели (780) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы