ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



СЕРЫЙ

Автор:
Автор оригинала:
Геннадий Дробышев
СЕРЫЙ


Мой Грей достиг того возраста, когда ему уже требовалась подруга жизни. Но он был волк, самый настоящий серый волк, подобранный мною щенком
в результате какой-то, их, волчьей катастрофы. Я принёс его домой и до сего дня,
(худо ли, бедно), мы делили с ним наше холостяцкое существование в обоюдном
стремлении бегства от одиночества… Но пришло время – его время…
В этот день, в это раннее февральское утро, ближе к концу месяца, я вышел
с ним из дома и двинулся в сторону чернеющей полоски леса, что от города
километрах в семи. Шли не спеша, но чем дальше уходили от городка и чем ближе
становился лес, тем сильнее было моё волнение, и как бы чувствуя и понимая
происходящее, Грей всё чаще оглядывался на меня, словно спрашивал: «Ты со мною?»… Я, отцепив поводок, снял ошейник. Идти еще предстояло вполне прилично, но зачем эта «упряжь» в преддверии свободы… Светало. Над лесом,
предвосхищая восход солнца, словно добрый знак, сияла Венера, но, оспаривая
звёздный блеск, два изумрудно-изумлённых глаза Грея, уже горели Свободой!
Мы давно оставили дорогу и шли по заледеневшему насту февральского снега,
а навстречу нам из-за леса двигалась громада Солнца и отблеск его света, двумя
малиновыми точками, как со дна, сиял в изумрудных глазах Грея кошмаром его
дикой, звериной, волчьей природы.
– Иди, – говорю я и легонько шлёпаю его…
– Ты меня отпускаешь? – Грей смотрит на меня, – Ты, человек, который
возвращается к одиночеству, и которому так плохо в эти минуты – ты отпускаешь
меня?
– Да, – Я смотрю на лес, потом в глаза Грея. Дома, по ночам, они светились
как две свечи, только свет был загадочно-изумрудно-зелен и теперь я должен был
«погасить» их для себя.
– Они не погаснут, я зажгу в твоём доме четыре, вот увидишь… Мы ещё мгновение
глядели в глаза друг другу, но расстояние между нами уже нельзя было измерить:
оно за несколько минут обрело своё древнее обличие и, наконец, стало необратимым
с его последним прыжком среди зарослей орешника…
Шли дни за днями, но с тех пор, как я расстался с Греем, мне часто снилось
это февральское утро, лес, изумрудный взгляд моего зверя, огромный шар Солнца
и освящённая им, Святая Свобода дикой волчьей природы.
Разбудил меня телефонный звонок. На другом конце вселенной мягкий
мужской голос произнёс: «Я выполнил своё обещание, и вы получите свои свечи»…
– Вы что, спятили, – я бросил трубку, – тоже мне, шутники…
Я отправился в туалет, а оттуда зашлёпал босыми ногами на кухню. Налив
в стакан воды, принялся утолять жажду, вызванную громадой солнечного сновидения. В дверь позвонили. Я вздрогнул, медленно поставил стакан на стол и
так же медленно двинулся в прихожею – был третий час ночи. В такое время гостей
не ждут и телеграммы не носят, разве что срочные, о смерти…
– Кто там, – спросил я, как можно равнодушнее – сон, как рукой сняло…
– Я обещал вам подарить свечи, я выполнил обещание, – ответил мужской голос
из-за двери, очень похожий на голос в трубке. Мне было уже не до шуток.
– Да вы не волнуйтесь, Сергей Николаевич: поздний час – не для всех поздний,
он поздний, когда обещанное утрачено или о нём забыли. Я помню, потому и не
поздний в столь поздний час, – и добавил, – извините за «каламбур».
– Что ж, учитывая вашу вежливость, настойчивость и осведомлённость я, пожалуй,
приму ваш дар. Я открыл.
На пороге стояли мужчина и женщина. Оба были молоды, высокого роста,
в элегантных серых пальто, видимо сшитых на заказ по последнему «писку».
Я же стоял в трусах, босой, с всклокоченными волосами и переминался с ноги
на ногу – с лестничной площадки, опрокинув тепло жилища, вместе с загадочными
гостями, свежим потоком воздуха мартовской ночи, врывалась Весна.
– П… П… Простите, – выдавил я, первое, что пришло мне в голову.
– Ничего, ничего, Сергей Николаевич, я только передам вам вот это. Он протянул
мне руку, держа четыре свечи. Кисть руки, затянутая в черную лайковую перчатку,
была на удивление широка и, по-видимому, очень сильна.
Я взял. Молодая женщина смотрела на меня с нескрываемым любопытством.
Её глаза не светились и не горели, а фосфоресцировали, взрываясь зелёным огнём,
при каждом лёгком движении её головы или тела.
Окончательно смутившись, я что-то пробормотал насчет своего «одеяния», но,
перебив меня и заулыбавшись, мужчина, обняв свою спутницу, сказал: «Что вы,
что вы, какие пустяки. Вы вот по своей воле разделись ложась спать, а вот мы
Божьей волею одеты, правда Бланка? Ещё раз, простите за столь поздний визит и…
прощайте».
Они очень легко и бесшумно сбежали по ступеням. Хлопнула дверь подъезда
и только тут я опомнился. Кинулся в комнату, к окну и в сиянии полной Луны увидел, как две серые тени огромными скачками уносились в ночь навстречу Весне
и задувавшему с полей и от леса, Ветру Вечных Перемен нашего, такого жестокого,
такого сказочно-прекрасного, Мира.
– Грей! – закричал я, – Грей, Грей!..
Точно услышав, тени на мгновение замерли и в темноте блеснули и погасли
четыре зелёных огня, и я поднял четыре свечи, и покачал ими над головой, и видел,
как в ответ они вспыхнули зелёным пламенем и воск, капая на подоконник, застывал
и потухал зелёными звёздами в свете наступающего утра.






Читатели (312) Добавить отзыв
От Рийна
Трогательная сказка. Красиво.
С теплом. Иринка.
09/12/2009 08:13
Ирин, рад, что понравилось, а за "сказку" отдельное спасибо, ибо
очень трудно написать сказку... (У тебя, кстати, они тоже хорошо
сработаны, читать интересно):))))) Геннадий.
09/12/2009 09:25
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы