ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 256

Автор:
Глава ССLVI


Направляясь в конце ноября в штаб Юго-Западного фронта, куда его вызвал маршал Тимошенко, командующий 13-й армией генерал Городнянский взял с собой начальника Оперативного отдела подполковника Иванова. Прибывших принял в своём кабинете начальник штаба Тимошенко генерал Бодин. Сухощавый, собранный генерал с хмурым лицом, он имел обыкновение прибегать в разговоре к несколько высокопарным оборотам речи. Поздоровавшись за руку с командармом и кивнув подполковнику, он предложил обоим присесть к штабному столу, откашлялся и объявил, что маршал задерживается под Ростовом, лично руководя операцией Южного фронта по освобождению «этой жемчужины Дона».
- Не исключено, что в ближайшее время мощный удар будет нанесён противнику и в другом месте, а именно под Москвой. Главная роль в этой операции будет отведена Западному и Калининскому фронтам. Северо-Западный и Юго-Западный фронты, надо полагать, получат задачу поддержать это контрнаступление вспомогательными операциями на флангах. Сил у нас на правом фланге маловато. Третья армия генерала Крейзера сильно потрёпана в осенних боях. 40-я армия далеко. 50-ю армию у нас недавно забрал Западный фронт. Так что, товарищ генерал, судьба распорядилась так, что именно вам придётся сыграть главную роль в этом деле и взять на себя подготовку и проведение вспомогательной наступательной операции. Собственно, для предварительного обсуждения возможного плана такой операции вы и вызваны в штаб. А сейчас идёмте к карте.
С этими словами начальник штаба пригласил генерала и подполковника следовать за ним в кабинет Тимошенко к большой настенной оперативной карте.
- Сейчас сюда, в район Касторного, подтягиваются резервы фронта. Здесь будет сформирована ударная группировка генерала Костенко. Как бы вы ею распорядились, генерал? – спросил Бодин Городнянского. Генерал Городнянский, не задумываясь, ответил, что часть войск оставил бы в обороне под Ельцом, где 34-й армейский корпус генерала Метца теснил 13-ю армию, а остальные задействовал бы для нанесения контрудара в правый фланг 2-й немецкой армии.
Генерал Бодин ответом командарма остался недоволен. Дробление ударной группировки совсем не входило в его планы и не могло понравиться маршалу Тимошенко.
- Имейте в виду, что севернее Ельца у вас будет ещё одна ударная группировка. Подумайте, кто эту группировку возглавит, и как эффективнее всего задействовать обе группировки в совместной операции.
Не желая допустить ещё какой-нибудь промах, Городнянский предложил высказаться подполковнику Иванову.
- Полагаю, что следует, сковав противника в районе Ельца сдерживающими атаками, нанести с флангов, из районов Ефремова и Касторного, мощные концентрические удары с общим направлением на Ливны, расположенные в 70 километрах западнее Ельца.
На этот раз начальник штаба фронта был удовлетворён ответом.
- Мыслим мы все, что называется, в унисон. Я придерживаюсь того же мнения. Полагаю, что маршал также поддержит этот план.
Очертив на карте карандашом вытянутый с севера на юг ромб Ефремов, Елец, Касторное, Ливны, генерал Бодин попросил подполковника Иванова подробнее охарактеризовать осбенности местности в районе предполагаемой операции.
Иванов доложил, что район степной, безлесный, среднепересечённый, допускающий применение всех родов войск. С запада на восток участок рассечён протекающей через Ливны и Елец и впадающей в Дон восточнее Ельца рекой Сосна. Местность вокруг реки изрезана балками, удобными для маскировки и скрытного сосредоточения войск обеих сторон.
В это время генерала Бодина вызвал к телефону Тимошенко. Прежде чем направиться к аппарату связи, Бодин отпустил посетителей, пожелав им успеха в разработке операции.
- Имейте в виду, что район имеет большое стратегическое значение, поскольку здесь проходит участок железной дороги Москва – Донбасс – Ростов-на-Дону, - сказал Бодин, уже уходя.
Вернувшись в Задонск, в штаб 13-й армии, командарм Городнянский, его начальник штаба и начальник Оперотдела выпили за успех грядущих Канн, в которых найдут свой конец 34-й и 35-й армейские корпуса 2-й полевой армии генерала фон Вейхса. Подполковник Иванов, сидя за столом с начальством, лишь пригубил чарку, поскольку никогда не употреблял спиртного.
Остаток ноября подполковнику пришлось провести в седле. Вместе с коллегами по штабу армии он встречал и выводил в назначенные районы сосредоточения прибывающие войска. Железные дороги были перегружены, войска выгружались из эшелонов в 150 – 200 километрах, преодолевая остаток пути своим ходом в маршевых колоннах, маршруты для которых готовил подполковник Иванов. Двигались исключительно в ночное время, что обеспечивало скрытность и гарантию безопасности от нападения с воздуха. Мотопехота и танки преодолевали за ночь 100 -140 километров, кавалерия – 40 километров, тяжелее всех приходилось пехоте, которой штаб 13-й армии помогал гужевым транспортом. Днём войска укрывались в рощах и оврагах, соблюдая все правила маскировки.
В одну из ночей подполковник Иванов встречал колонну 1-й гвардейской (бывшей 100-й) стрелковой дивизии генерала Руссиянова. Колонна следовала пешим порядком при лунном свете. Подполковник увидел её, поднявшись на пригорок. Войска шли в полном молчании. Время от времени было слышно, как вполголоса чертыхается боец, заснувший на ходу и ткнувшийся головой в алюминиевый котелок, висящий на спине идущего впереди. Проскакав в голову колонны, Иванов догнал генерала Руссиянова. В белом полушубке с пушистым воротником и такой же шапке-ушанке генерал ехал верхом впереди колонны. В последний раз Иванов и Руссиянов виделись под Минском. После взаимных тёплых приветствий генерал развернул коня и скомандовал привал. Бойцы повалились ничком в рыхлый снег у обочины дороги и немедленно заснули. К генералу и его гостю присоединился комиссар Филяшкин.
- Ну, Семён Павлович, вот мы и снова в 13-й армии. В какое пекло собираетесь нас двинуть на этот раз?
Иванов отшутился, сказав, что сам надеялся узнать об этом у Руссиянова.
27 ноября дивизия Руссиянова получила приказ маршала Тимошенко сдать соседям полосу обороны в районе Корочи, занятую дивизией после ухода оттуда кавалерийского корпуса генерала Белова, и отвести дивизию в тыл. Сдав позиции 297-й и 81-й стрелковым дивизиям, Руссиянов в ночь на 28 ноября отвёл дивизию на станцию Волоконовка, где погрузил в эшелоны вместе с прибывшим сюда же пополнением. Теперь дивизия насчитывала более 9 000 человек и включала в себя помимо четырёх полновесных стрелковых полков дивизион «катюш», пушечный артполк и роту танков. Прибыв на станцию Тербуны, войска выгрузились из эшелонов, стрелковые полки получили полный боекомплект для 37 миномётов и 57 пулемётов, артиллеристы получили снаряды, и дивизия двинулась параллельными маршевыми колоннами к указанным районам сосредоточения.
Привал длился 15 минут. За 5 минут до выступления командиры рот, взводов и отделений начали будить своих солдат, и когда генерал скомандовал выступление, все уже были в строю. Пожелав Руссиянову и Филяшкину счастливого пути, Иванов ускакал в штаб армии.
Следующей ночью он встречал колонну 5-го кавалерийского корпуса генерала Крючёнкина. С этим генералом подполковник знаком не был, но узнал его сразу – в лихо заломленной кубанке, в косматой бурке на плечах, из-под которой торчал серебряный эфес казачьей шашки, с лицом, пересечённым шрамом от сабельного удара, генерал Крючёнкин выглядел так, будто всё ещё шла гражданская война, в которую он служил в 1-й Конной армии. Однако лихая кавалерийская выправка была не единственным достоинством этого генерала. Впоследствии он будет успешно командовать армиями, сначала общевойсковыми, а затем и танковой, а его 5-й кавалерийский корпус будет переименован в 3-й гвардейский.
Иванов представился генералу и спросил, известен ли ему план предстоящей операции.
- Разумеется, - невозмутимо отвечал Крюченкин. – Здесь, в районе Касторного, я уже громил деникинцев осенью 1919 года и знаю каждую балку. Теперь меня вызвали сюда громить гитлеровцев.
В ту же ночь сотрудники штаба армии встретили и направили в районы сосредоточения 32-ю кавалерийскую, 34-ю мотострелковую дивизии, 4-й гвардейский миномётный полк, 642-й пушечный полк и 16 лёгких танков 129-й танковой бригады.
Пока подполковник Иванов скакал при лунном свете по присыпанным снегом пригоркам, генерал Городнянский и его начальник штаба разрабатывали план предстоящей операции. Было подготовлено два варианта плана. Один предполагал наступление на Ливны, второй – на расположенное между Ливнами и Ельцом Никитское. К второму варианту предполагалось прибегнуть лишь в том случае, если срочность проведения операции не позволит командованию сосредоточить в составе ударных группировок достаточно войск для основного варианта.
- А не ускользнёт ли фон Вейхс из котла, если мы уменьшим масштабы охвата? – засомневался командарм.
- Не думаю, - отвечал начальник штаба. – Не приучены ещё немцы к отходам.








Читатели (213) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы