ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 254

Автор:
Глава ССLIV


22-я пехотная дивизия генерал-майора Вольфа была прежде воздушно-десантной. Лучше других пехотных дивизий укомплектованная автотранспортом, она по этой причине всегда находилась на острие наступления 11-й немецкой армии.
После прорыва Перекопской и Ишуньской линий обороны русских в Крыму мобильные продразделения 22-й дивизии вновь были впереди. Разведбатальон подполковника фон Боддина в составе моторизованной группы полковника Циглера, объединившей механизированные подразделения дивизионного, корпусного и армейского подчинения, заняв Евпаторию, вёл разведку боем на правом фланге в направлении Севастополя, Бахчисарая и Симферополя.
Тем временем другая мобильная группа из подразделений 22-й дивизии под руководством майора Претца, наступая в центре, обошла Симферополь с востока и заняла дороги в горных районах Яйлы к югу от Симферополя, ожидая подхода подкреплений. Вскоре к ней присоединился и батальон фон Боддина, занявший 1 ноября Симферополь вместе с авангардом 72-й пехотной дивизии, переброшенным с севера по железной дороге. Следом подошёл 124-й полк 72-й пехотной дивизии. Усиленная таким образом сводная группа прорвалась к южному побережью Крыма, захватила Алушту, окружила кавалерийскую дивизию из состава армии генерала Петрова и взяла Ялту, порт и знаменитый курорт. Тем временем другой пехотный полк 72-й дивизии, 105-й полк подполковника Мюллера, повернул по прибрежной дороге в другую сторону, на северо – запад, и вышел к Балаклаве, служившей морской базой Англии и Франции в Крымскую войну. Разведотряд полка пробрался незамеченным по горным тропам и захватил старый форт на одной из вершин, господствующих над дорогой Балаклава-Севастополь, уничтожив в упорном бою оборонявший форт отряд НКВД. Захватив форт, отряд развернул в нём миномётную батарею и открыл огонь по дороге. Жертвой первого же артналёта едва не стали возвращающиеся из Балаклавы в Севастополь контр-адмирал Жуков и комиссар Кулаков. Угодив под накрытие, они едва успели скомандовать шофёру круто свернуть влево с дороги по откосу и дать полный газ.
Дальнейшее продвижение немцев, однако, застопорилось. Обозначенная на их штабных картах дорога к Балаклаве оказалась горной тропой, практически непроходимой для бронетехники. Другим препятствием на пути 105-го полка стал огонь дальнобойных орудий Черноморской эскадры и 152-миллиметровых орудий 19-й береговой батареи. Орудия батареи не были защищены башенной бронёй и стояли на открытой площадке за бруствером, защищавшим их лишь от огня со стороны моря. Батарея была неоднократно атакована пикирующими бомбардировщиками. На батарее несколько раз возникал пожар. Замковый одного из орудий лишился обоих глаз после близкого разрыва авиабомбы. Сменивший его артиллерист также был тяжело ранен, но продолжал вести огонь, пока не истёк кровью. Миномёты, установленные на высотах, захваченных немцами на противоположном берегу маленькой бухты, выпустили по 19-й батарее сотни мин. Батарея выпустила в ответ около двух тысяч снарядов и лишь исчерпав боекомплект была демонтирована и перенесена на другой участок севастопольской обороны. 13 и 14 ноября высоты в районе Балаклавы несколько раз переходили из рук в руки. Бои не прекращались и ночью. К 72-й дивизии присоединилась справа 50-я немецкая пехотная дивизия, затем в район южнее Кадыковки подтянулись самоходки и атаковали компактной группой в 35 машин на узком участке фронта, но были остановлены сосредоточенным огнём тяжёлой артиллерии всех видов. Наконец Манштейн убедился, что продолжение штурма с этой стороны бесперспективно, и временно перешёл под Балаклавой к обороне.
На левом фланге 11-й армии энергично преследовала отступающего противника 46-я немецкая пехотная дивизия. Выйдя к Парпачскому перешейку, она блокировала его с запада. Следом подошла 73-я пехотная дивизия. Огромный затор из обозов, образовавшийся у противника на перешейке, дезорганизовал его оборону. Когда 3 ноября полки 170-й пехотной дивизии, овладев гаванью Феодосии, присоединились к двум другим дивизиям, Манштейн приказал штурмовать Ак-Монайские позиции русских, преграждающие путь на Керченский полуостров. Штурм был кровопролитным. Во время прорыва проволочных заграждений был убит командир 401-го пехотного полка подполковник Тило. Был убит и его адъютант, пытавшийся вынести подполковника из боя. Когда Ак-Монайский рубеж пал, развернулись бои на Булганакском рубеже, затем на горе Митридат. Русские контратаковали. Оборону их 51-й армии поддерживал с моря огнём крейсер «Молотов». Потери с обеих сторон были велики. Численность личного состава рот немецкой пехоты за две недели боёв на востоке Крыма сократилась до 20-30 человек. Однако цель была достигнута. 15 ноября русские оставили Керчь, а спустя ещё два дня полностью эвакуировали свой плацдарм на полуострове.
Завершив преследование противника, генерал Манштейн вплотную занялся подготовкой к штурму Севастополя. После разведки боем, проведённой с нескольких направлений, стало ясно, что штурмовать построенную противником укреплённую линию обороны с ходу, пытаясь ворваться в город на плечах отступающих войск генерала Петрова, не получится. Преследование армии Петрова увенчалось успехом лишь отчасти. Петров понёс при отступлении чувствительные потери как в живой силе, так и в технике (артиллерию он потерял практически всю), однако не пустить армию Петрова в Севастополь Манштейну так и не удалось. Несколько тысяч офицеров и бойцов со стрелковым оружием кружным путём пробились в Севастополь и немедленно заняли заранее подготовленные инженерные сооружения, присоединившись к немногочисленным отрядам морской пехоты, которые были там обнаружены армейской разведкой 11-й армии в первых числах ноября. Теперь перед генералом Манштейном лежала хорошо укреплённая, опирающаяся на труднопреодолимый для бронетехники рельеф местности, эшелонированная в глубину линия инженерных сооружений, прикрытая огнём дальнобойных береговых батарей и всей огневой мощью Черноморского флота, безраздельно господствовавшего на море. Задача, которую предстояло решить армии Манштейна, была, таким образом, гораздо более трудной, чем та, которую решал англо-французский экспедиционный корпус под Севастополем в Крымскую войну. Однако после взятия Турецкого вала, прорыва Ишуньской линии и Ак-Монайских позиций уже и эта задача не представлялась генералу Манштейну слишком трудной.
В отличие от англичан и французов, долго осаждавших город в Крымскую войну, у Манштейна был свой козырь – пикирующие бомбардировщики, и уже это до некоторой степени уравнивало шансы сторон. Манштейн не сомневался, что, подавив с помощью авиации корабельную и береговую артиллерию противника, подтянув к городу всю артиллерию 11-й армии и накопив достаточное количество боеприпасов, он будет в состоянии предпринять успешный штурм и выкурить Черноморский флот из бухты Северная, после чего взятие собственно города уже не составит большой проблемы. Главная трудность заключалась, однако, в том, что нужно было немедленно и в то же время достаточно точно определить: сколько именно и каких войск оставить в тылу для прикрытия побережья от высадки морского десанта противника в районе Керчи или Феодосии – в том, что противник, господствуя на море, предпримет десантную операцию, сомнений быть не могло, - а сколько сосредоточить непосредственно под Севастополем перед началом штурма, начинать который с недостаточными силами значило идти на большие потери с риском так и не достичь успеха. Однажды потерпев неудачу, будет чрезвычайно трудно подтянуть по суше достаточно войск для новой попытки быстрее, чем сможет восполнить свои потери господствующий на море противник.
Из донесений фронтовой разведки Манштейн вскоре узнал, что Сталин поставил перед войсками Южного фронта категорический приказ отбить у фон Клейста Ростов не позднее 1 декабря. Исходя из этого, Манштейн и спланировал всю операцию.
Оставив на Керченском полуострове штаб 42-го армейского корпуса с 46-й пехотной дивизией, развернув 8-ю румынскую кавалерийскую дивизию на восточном побережье, а в горах Яйлы на юге полуострова – штаб румынского горного корпуса с подчинённой ему 4-й горнопехотной бригадой, Манштейн сосредоточил вокруг Севастополя пять дивизий и, в ожидании результатов массированных налётов бомбардировочной авиации на корабли Черноморской эскадры, начал накапливать артиллерийские боеприпасы с тем, чтобы начать штурм города 28 ноября, за три дня до установленного Сталиным срока. До окончания Ростовской операции противник наверняка не успевал найти достаточно сил и средств для одновременного проведения ещё и десантной операции в Крыму. Учитывая опыт боёв на Турецком валу, Манштейн полагал, что штурм укреплений Севастополя займёт около недели.
Однако для штурма необходимы были снаряды, много снарядов, а пропускная способность железных дорог в немецком тылу была такова, что командование группы армий «Юг», даже «напрягая все силы», присылало Манштейну в Крым лишь один-два эшелона в день. В результате штурм пришлось отложить сначала на неделю, затем ещё на десять дней, и когда штурм всё-таки начался, Манштейн сильно рисковал: он уже знал из надёжных донесений авиаразведки, что противник по другую сторону Керченского пролива быстрыми темпами завершает подготовку крупномаштабной десантной операции, которая могла начаться за спиной штурмующей Севастополь 11-й армии в любой момент .




Читатели (176) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы