ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Переправа

Автор:
Любил я в первые голы моей жизни на земле обетованной пешком путешествовать. И не я один. Неудержимо влекла нас тогда романтика таежных дорог. Новые места, новые встречи, новые впечатления. От деревни до деревни - добрых двадцать верст. Естественно, никаких автобусов. Попутки – тоже редкость. Вот иду, бывало пешком. А тут как раз дождь. Хороший такой, рясный. Сам уже мокрый до нитки, а на душе радостно. В голове песня Александра Малинина вертится:
Секут нас как плети,
То снег, то дожди…
В общем, хорошо на душе. А тут как раз грузовик попутный тормозит. Здорово! Половину пути можно проехать.
Или зимой как-то раз было дело. Приехал я со своим приятелем в соседнюю деревню по каким-то делам. Он дальше поехал, а я остался. Сделал все свои дела и жду возвращения приятеля, который должен меня на обратном пути захватить домой. И тут вдруг, словно леший какой-то в меня вселился. Ну, никак мне не сидится в чужом доме. Тянет домой пойти прямо сейчас, хоть убей! А дело к вечеру уже. Хозяева меня уговаривают не ходить, мол, куда ты на ночь глядя. А мне не ймется. Пойду и все тут! И пошел.
Идти те самые двадцать верст. Ну да ничего, думаю, приятель скоро должен возвращаться, подхватит по пути. Километр иду, два, три… Не едет приятель. Вот уже звезды на небе зажглись. Четыре километра, пять, шесть. Начинаю подмерзать…Вот я уже половину пути прошел. Снег под ногами хрустит. Изредка встречаются таблички с написанными на них километрами. - Не едет машина. Вдруг, где-то недалеко за леском волки завыли. Этого еще не хватало! Вот тебе раз! В голове мысль мелькнула: «А вдруг машины вообще не будет, тогда как?» Верите, - нет ли, страха не было совсем. Ну, ни капельки. А тут, наконец-то, и машина догнала… В общем, хорошо то – что хорошо кончается!
А то вот еще случай был. Шел я как-то пешком в глухую таежную деревушку. Кругом тайга, - ели, пихты - такие большие, какие, кажется, только в Берендеевом царстве растут. Дорога идет вдоль Казыра, - красивейшей горной реки. А дело в ноябре было. Ноябрь, как известно, в Сибири - месяц уже зимний. С утра мороз зарядил градусов под двадцать. А я одет по-осеннему, куртка и шапочка, даже шарфа нет. В общем, было мне не жарко, нет, - совсем не жарко мне тогда было. Правда, нельзя сказать, что сильно холодно. Шел я быстрым шагом, когда подмерзать начинал, то и на бег переходил. Таким образом, прошел я больше половины пути. Тут как раз меня «Трумэн» догоняет. Для тех, кто не в курсе, разъясняю: «Трумэн» - это Зил-157 по-нашему. Почему его так прозвали,- точно не знаю, хотя и догадываюсь. Водитель меня, значит, пожалел и затормозил. Садись, мол, подвезу я тебя. Я вообще-то заметил, чем ближе к городу, тем меньше жалости у шоферов. Что бы кто-то там остановил машину и предложил тебя подвезти бесплатно – с роду такого не было. А в тайге – сплошь и рядом!
Тормозит стало быть, водитель. Глядь – а в кабине этого сердобольного шофера - уже народу битком. Места мне уже нет. Делать нечего, - полез я в кузов. Грузовик трогается с места в карьер, и только тут до меня доходит, что я попался. Мороз, ветер встречный. В кузове укрыться негде. Чувствую – начинаю тихо околевать. До деревни если я и доеду, то только в замороженном состоянии. Честно говоря, грустно мне стало. Я и так пытаюсь от ветра спрятаться, и сяк – никак не получается. Мороз уже до самых костей пробирает. Ни рук, ни ног не чувствую. Вдруг встала машина. Встала и стоит. Сломалось что-то у нее. Вылез я из кузова, - и бегом припустился! Так оставшиеся несколько километров я и бежал. Раньше машины в деревню, между прочим, прибежал. Заваливаюсь в избу к своим знакомым – и к печке. Кажется, если бы дверца топки была немного пошире – я бы весь внутрь топки залез - так холодно было. Больше я таких ошибок не делал.
Несколько лет спустя совсем необычный случай приключился. Возвращался я с друзьями как-то летним вечером из той же самой таежной деревушки к себе домой. Я к тому времени подрастерял уже свой романтический пыл и передвигался уже исключительно с помощью автомобильного транспорта. До нашей деревни оттуда было больше сорока километров, до шоссе на Минусинск – ровно шестьдесят. Недалеко от деревни отъехали, километров пять – не больше. Глядь – по дороге мужик идет. По пояс голый, майку с себя снял и от комаров отмахивается. А тайга, я вам скажу – это не березовая роща, даже летом. Там гнус да комары такие, что очень даже запросто до смерти закусать могут. Тучи их в воздухе висят! Звон такой стоит, что аж уши закладывает! В общем, - туго мужику приходится. Понятное дело, подбираем его, расспрашиваем, что да как. Говорит, что добирается до Минусинска и спрашивает:
- А сколько еще до шоссе идти-то?
- Да километров пятьдесят пять будет.
Гляжу, глаза у мужика становятся круглыми, а лицо - продолговатым.
- Сколько, сколько?
- Пятьдесят пять. Нет, уже пятьдесят четыре с половиной!
- ???
Тут пришла моя очередь удивляться.
- Слышь, мужик, ты откуда свалился, с луны что ли?
- Да не-е, я тут вообще-то случайно!
И поведал он нам такую историю. Шурин попросил его холодильник из города привести. Денег обещал заплатить. Ну, родственнику, понятное дело, помочь надо. Договорились о цене и решили это дело заранее отметить. Так как вести Газель собирался шурин, то наш новый знакомый не очень-то сдерживался в своих естественных для любого русского человека желаниях утолить свою жажду. По дороге он заснул и проспал почти до самой деревни. А в самом конце пути, как назло, Газель сломалось. Ну, трактор нашли, автомобиль отбуксировали, холодильник разгрузили. Наш мужик, не хуже меня давешнего, оставаться не захотел ни в какую.
- Домой хочу и все тут! Надо за машиной ехать, Газель буксировать!
- Хочешь – езжай, вольному – воля!
Одного я понять не могу, почему шурин не сказал, сколько до трассы километров. Не встретились бы мы, не жить бы человеку. Гнус – это вам не волк. От него на дереве не спасешься!
Много еще всяких курьезных случаев происходило. Как-то раз возвращаюсь я откуда-то домой. Захожу в избу – и ничего понять не могу. В избе сидит какой-то незнакомый мужик, причем явно синего цвета, и исподлобья вокруг себя таращится. Я на него смотрю, он на меня.
- Где я? – мужик меня спрашивает.
- У меня дома!
- А это где?
- В Качульке, мужик! А ты как здесь очутился?
- Не помню, ей Богу, не помню!
Интересная ситуация. Вдруг входит в дом жена и с ней наши хорошие знакомые, которые к нам в гости приехали из Минусинска. Тут все и выяснилось. Они добирались до нас автостопом. Подобрал их этот самый мужик на своих Жигулях. Сели, поехали. Мужик был изрядно поддатый, но в начале это было не очень заметно.
- Куда вам? А в Качульку? Это хорошо! Там у меня родня живет!
И решил их мужик прямо до места довести, заодно с родней пообщаться. По дороге его развезло. Как они доехали - уж не знаю. Изо всех сил ребята не давали ему уснуть. Мужик оказался крепким. Доехать до нас он смог, а уже здесь свалился замертво и спал несколько часов кряду. Ребята погулять пошли, а тут и я заявился…

Носамый курьезный случай произошел не со мной, а с моим знакомым. Он возвращался в свою деревню в Каратузском районе из села в соседнем районе. Если ехать вокруг до райцентра, а там через мост – больше ста километров получается. А если через Казыр - то рукой подать. Вот и решил мой знакомый путь срезать. Вот как он этот путь мне описывал.
- Как переправляться через реку, правда, неясно, ну да не беда, - там разберемся! Как-нибудь, с Божьей помощью. Иду я, значит, иду. Дорогу толком не знаю, а идти километров пятнадцать. Долго ли коротко ли, - добираюсь до реки. Точно вышел, не заблудился. Деревня на той стороне. И тут я наконец-то задумался, а и в правду, как переправляться через реку? Глянул налево, глянул направо – ни лодки, ни плота. Решил переправляться вплавь. Примерно посреди реки в этом месте остров – там передохну и дальше. Снял одежду, связал в узел, привязал на спину. Поплыл. А дело было в конце сентября. Вода уже холоднющая. Плыву и чувствую, силы кончаются. Одежда намокла, потяжелела, грести тяжело. Уж и не помню, как доплыл до острова. На берег выполз, сил нет. Обратно уже не выплыву. А до противоположного берега еще далеко. Стремнину то я еще не переплыл. Спички отсырели, костра не разжечь, холодно.
А на том берегу – моя деревня. Собаки лают, трактор слышен. Стал орать, - вдруг кто услышит. Ору, ору – а все без толку. Не слышит никто. И на берег никто не выходит. Чувствую, орать так придется до утра. Решил – сделаю плот. Стал выбирать бревна потолще. Стал их ворочать – ни в какую. Бревна тяжеленные. А у меня сил почти не осталось от холода. Выбрал бревна поменьше. Связал их с помощью штанов. На мое счастье доска на берегу валялась – значит, весло у меня есть. Помолился. - ну теперь в путь! Оттолкнул плот, уселся на него и… ушел под воду по пояс. Бревна то маленькие, да еще мокрые! Ну да тут не до комфорта. Гребу что есть мочи. Плот неповоротливый, все норовит под воду встать бортом. Тогда он перевернуться может. Непонятно, то ли к берегу грести, то ли плот по течению ставить. Короче говоря, отнесло меня километра на два ниже деревни. Выбрался на берег – рук, ног от холода не чувствую. А на дворе ночь уже. Рубаху кое-как натянул, обулся и бегом до деревни. Так два километра и бежал. Хоть немного согрелся. Вот так я путь срезал…
Одно слово – романтика!



Читатели (581) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы