ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 245

Автор:
Глава ССXLV


На Севере наступила полярная ночь, идеальное время для операций подводных лодок на морских коммуникациях.
В бригаде из 15 подводных лодок адмирала Виноградова, входившей в состав Северного флота и представлявшей самое сильное его соединение, имелись подлодки нескольких типов. Здесь были крейсерские «катюши» «К-1», «К-2», «К-21», «К-22», «К-23», средние «эски» «С-101» и «С-102», лёгкие «малютки». Были и ветераны, подводные лодки типа «Декабрист» образца 1927 года. Лучшие боевые качества, однако, продемонстрировали в Финскую войну универсальные средние «щуки». Не отличаясь высокой скоростью хода, они обладали повышенной мореходностью, то есть способностью в сложных условиях тумана и штормовой погоды, обычных для Баренцева моря, сохранять управляемость, маневренность, остойчивость и готовность к боевому применению всех видов вооружения (на «щуке» это были четыре носовых и два кормовых торпедных аппарата и две 45-миллиметровые пушки). Численность экипажа «щуки» составляла 37- 40 человек.
В кампанию 1941 года первыми на Северном флоте отличились именно «щуки». 14 июля «Щ-401» с дистанции 8 кабельтовых потопила немецкий тральщик, шедший противолодочным зигзагом, а «Щ-402» в тот же день потопила в районе Порсангер-фиорда немецкий транспорт.
Противник усилил меры предосторожности. Германские транспорты, доставлявшие в Заполярье войска, топливо, боеприпасы и продовольствие, а обратно уходившие из Петсамо и Киркенеса с грузом никелевой руды, значительную часть пути проходили вдоль берегов Норвегии по внутренним шхерным фарватерам, прикрытым от нападения с моря многочисленными скалистыми островами и минными заграждениями. Лишь самый северный участок пути они были вынуждены преодолевать, следуя открытым морем. Конечный пункт немецких морских перевозок находился в узком и длинном фиорде, в губе Петсамуово. Здесь, в порту Линахамари, транспорты подолгу простаивали под погрузкой и разгрузкой, а средние и крейсерские подводные лодки адмирала Виноградова подолгу простаивали снаружи, ожидая выхода транспортов в море. Проникнуть в гавань в подводном положении этим лодкам не позволяли их габариты и достаточно высокий уровень шумов, производимый дизельными моторами: вход в гавань охранялся немецкими противолодочными катерами.
Разведав входы в гавань лодкой-«малюткой» «М-174», адмирал Виноградов поручил капитан-лейтенанту Фисановичу, в прошлом флагманскому штурману бригады, а теперь командиру «М-172», проникнуть в гавань и атаковать противника на внутреннем рейде. Молодого капитан-лейтенанта подстраховывал в походе командир дивизиона подводных лодок капитан-лейтенант Константинов.
19 августа «М-172» вышла на исходную позицию в районе Петсамуово и несколько раз прошла вдоль берега, изучая фарватер. Завершив рекогносцировку, лодка отошла в море, зарядила аккумуляторы и 21 августа на электромоторах в подводном положении пошла на прорыв.
У входа в фиорд гидроакустик «М-172» услышал шум винтов малого корабля, периодически стопорившего ход. Очевидно, это был дозорный катер, ведущий поиск подводных лодок с помощью шумопеленгатора. Капитан «малютки» подстроился под шум моторов катера, благо методичность действий немецкого командира не отличалась разнообразием. Дозорного миновали без осложнений. В половине второго «М-172» приблизилась к причалу Линахамари. У причала стоял под разгрузкой немецкий транспорт. Часть грузов из носовых отсеков трюма уже была снята с судна, и его нос приподнимался над водой, показывая край окрашенного суриком днища. В тринадцать сорок пять капитан подлодки выпустил торпеду, целясь по трубе транспорта, после чего развернул лодку и направил к выходу из фиорда. Лодка уже завершала разворот, когда в отсеках ощутили удар далёкого сильного взрыва. Впервые в истории Северного флота подводная лодка выходила из малознакомого залива в подводном положении, ориентируясь лишь на данные гидроакустики. Миновав дозорного на выходе из фиорда, «малютка» вернулась на базу, потопив по дороге ещё один немецкий транспорт.
В сентябре соседями советских подводников в Североморске стали экипажи нескольких британских подводных лодок, присланных Черчиллем для ведения совместных операций на заполярном морском театре. Однако англичане явно не спешили выйти в боевой поход. Последние погожие дни ранней осени они провожали на берегу, устраивая весёлые пикники на траве. Пение и громкий смех разносились далеко окрест, и моряки-североморцы, которым участие в пикниках союзников было категорически запрещено командованием флота, не без зависти поглядывали издали на это веселье.
Когда англичане наконец вышли в море, они в первый же день потопили немецкий транспорт, следовавший в Варангер-фиорд. Накануне в Североморск вернулась ни с чем из трёхнедельного похода советская подводная лодка «Д-3», и англичан, вернувшихся в тот же день, чтобы пополнить запас торпед, встречали уже как героев. В штабе адмирала Виноградова, напротив, хмурились. Англичане, атакуя противника, практиковали разработанный их специалистами приём стрельбы «веером», при котором подводная лодка выпускала сразу несколько торпед с дистанции и с интервалами, определявшимися в зависимости от скорости и размеров атакуемого судна по трём таблицам, составление каждой из которых в боевой обстановке предъявляло слишком высокие требования к математическим способностям советских подводников.
- Ну и намудрили! – ворчал, выражая общее мнение, флагманский минёр капитан-лейтенант Волков.
Был сделан запрос в советское военно-морское министерство. Оказалось, что таблицы для стрельбы «веером» были разработаны флотскими математиками незадолго перед войной, они строились быстро, прямо в боевой обстановке, и не требовали при их составлении каких-либо специальных знаний. Испытать в деле новый метод стрельбы адмирал Виноградов поручил всё тому же экипажу «Д-3». Выйдя в Баренцево море 22 сентября, капитан-лейтенант Константинов в продолжение 25-дневного похода, совершавшегося в сложных погодных условиях (осень в Заполярье – сезон штормов, и в октябре Баренцево море разыгралось не на шутку) потопил торпедными залпами танкер и три транспорта. Вышедшая в море одновременно с ним «Щ-422» капитан-лейтенанта Малышева атаковала пять целей «по старинке», одной торпедой. Промазав все пять раз, капитан пошёл на прямое нарушение Устава и шестую цель расстрелял в упор, сильно рискуя при этом подводной лодкой. Преимущества нового метода стрельб были таким образом доказаны и вскоре внедрены сначала на Северном флоте, а затем на Балтике и на Чёрном море.




Читатели (123) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы