ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Итальянская кампания. Гл.22

Автор:


Глава XXII.


Мирные переговоры с Римом, начатые после заключения июньского перемирия, продвигались с трудом и в октябре зашли в тупик, после того как Директория потребовала от Ватикана отмены действия всех его декретов, направленных против священников, присягнувших Французской республике.
Правительство в данном случае преследовало конкретную цель: попытаться установить мир в Вандее, устранив один из основных побудительных мотивов крестьянского мятежа. Однако путь, избранный правительством, был слишком прямолинейным и неуклюжим. Для Пия VI как светского властителя подчинение подобному требованию означало бы утрату политического авторитета, а как для главы католической церкви и вовсе было неприемлемо. Папа добровольно отказываться от власти не пожелал и, прекратив переговоры, начал вербовку войск. Зная о готовящемся наступлении Альвинци, он готов был отвлечь на себя часть сил Бонапарта и в крайнем случае покинуть Рим, но с гордо поднятой головой. Моральную поддержку папе, помимо австрийского посланника в Ватикане, оказали Неаполь, наотрез отказавшийся удовлетворить требование Директории уплатить «дополнительную» контрибуцию и приблизивший войска к границам, и Венецианская республика, не скрывавшая своего неудовольствия бесцеремонным хозяйничаньем Бонапарта в принадлежащих ей Вероне, Пескьере, Леньяно, Брешии и Пиццегитоне. Агенты Бонапарта сообщали о прибытии в Венецию транспортов с навербованными отрядами словенcкого ополчения. Традиционно составляя костяк сухопутной армии Венеции, эти отряды пользовались репутацией едва ли не лучших в Италии войск. Бонапарт, ожидавший в конце октября начала австрийского наступления, дал тогда негласное поручение французскому агенту в Риме употребить все средства, чтобы отсрочить открытый разрыв с Ватиканом. После Арколе папу спасли от немедленного возмездия дипломатические инициативы Парижа. С прекращением переговоров в Виченце первый, о ком вспомнил вновь нуждавшийся в деньгах Бонапарт, был Пий VI. 6 января 1797г. Бонапарт сосредоточил в Болонье отряд в 7000 человек, из которых 4000 составляли итальянские национальные гвардейцы. Подготовка экспедиции против Рима была в разгаре, когда от венецианского агента Бонапарта в Болонью пришло известие о начале нового австрийского наступления: корпус австрийского генерала Проверы отбросил аванпосты Ожеро в районе Падуи. Очередной период затишья в Северной Италии закончился. Оставив в Болонье и Ферраре итальянских гвардейцев, Бонапарт с трехтысячным французским отрядом переправился на левый берег По.
В продолжение всего декабря Австрия наращивала мощь своей группировки в Северной Италии. В Тироле был произведен новый набор ополченцев. Императрица собственноручно вышила знамя для четырех добровольческих батальонов, сформированных в Вене для защиты столицы и пожелавших примкнуть к армии, идущей освобождать Мантую. Альвинци, усиленный несколькими прибывшими с берегов Рейна дивизиями, занимал Бассано, Падую и Тревизо. В январе у Альвинци в Северной Италии было 8 регулярных пехотных дивизий, 30 эскадронов кавалерии и тирольское ополчение – всего около 100 000 человек, не считая гарнизона Мантуи. Итальянская армия также получила подкрепления: несколько батальонов с берегов Рейна привел генерал Рей, шесть батальонов пехоты и кавалерийский полк были сняты с побережья Прованса. Это позволило Бонапарту восполнить потери, понесенные при Арколе и под стенами Мантуи, и к началу 1797г. довести численность армии до 43 000. В дивизии Массена, располагавшейся в Вероне, пехотой командовали генералы Моннье, Брюнн, Леклерк (всего 8237 человек), в дивизию входили два полка кавалерии (419 человек), 120 артиллеристов, летучая конная артиллерия Мармона (75 человек). У Ожеро, стерегущего Леньяно, в полевых войсках было 8665 человек. В дивизии Жубера, занимавшей Мадонна делла Корона, высоты Монте-Бальдо, Риволийское плато и Буссоленго, пехотой командовали генералы Виаль, Леблэ, Сандо, в состав дивизии входили также полк конных егерей (205 человек) и 188 человек артиллеристов. Резервная дивизия Рея размещалась в Дезенцано и Кастельнуово, в нее были включены 3627 человек пехоты под командой генералов Во и Бараге д’Илье, драгунский полк (207 человек) и конная гвардия Мюрата (322 человека). Блокадный корпус Серюрье под Мантуей насчитывал 10230 человек; еще 9261 человек были рассредоточены по гарнизонам и несли охрану коммуникаций. В распоряжении ставки Бонапарта, разместившейся в Ровербелле, находились 1800 человек пехотного резерва генерала Виктора и 658 человек кавалерийского резерва генерала Дюгуа. Артиллерия Итальянской армии была переоснащена, количество полевых орудий доведено до 78, офицерский состав обновлен. В окрестностях Короны были вырыты окопы, на Риволийском плато и в низовьях Адидже были возведены полевые укрепления.
Когда Бонапарт 12 января прибыл в Верону, дивизия Массена уже вела бой на левом берегу Адидже с дивизией Баялича, атаковавшей французский авангард в Сан-Микеле, в 5 км от Вероны, а в окрестностях Леньяно, при Бевилаква, другая дивизия австрийцев атаковала авангард Ожеро, возглавляемый генералом Дюфо. Баялич, имевший в своем распоряжении 8 батальонов пехоты и 6 эскадронов кавалерии, был в этот день отброшен к Кальдиеро, потеряв 900 человек пленными. Вечером Бонапарт, справедливо полагая, что атаки Сан-Микеле и Бевилаква, предпринятые малыми силами, были, вероятнее всего, отвлекающим ударом, распорядился отвести дивизии Массена и Ожеро на правый берег Адидже, чтобы иметь возможность своевременно прийти на помощь Жуберу. Ночью из донесения Дюфо он узнал, что в районе Леньяно разворачивается колонна австрийцев силой не менее 12 тысяч с двумя понтонными парками и главным штабом армии. К утру 13 января поступило донесение от Жубера: тот в течение всго дня 12 января отражал атаки автрийцев, выходящих из альпийских ущелий в районе Короны, и удержался во всех пунктах. С аванпостов в долине Кьезе не поступало сообщений о какой-либо активности неприятеля. Бонапарт приказал Рею сосредоточить резервную дивизию в Кастельнуово и ждать дальнейших распоряжений, а дивизии Массена отдыхать и быть готовой к ночному маршу. Днем полил проливной дождь. Из лагеря Серюрье доставили собственноручную записку императора Франца, адресованную Вурмзеру. В ней генералу предписывалось держаться, дождаться деблокирующего удара, который будет нанесен с севера или с востока, после чего, в зависимости от обстоятельств, соединиться с главными силами Альвинци или прорываться на юг, чтобы возглавить войско, собираемое папой. Согласно тексту записки, главный удар австрийцев должен был последовать со стороны Роверето, однако обстоятельства, при которых записка была перехвачена, заставляли предположить дезинформацию: австрийский агент проглотил ее в момент захвата на глазах у французов, его заставили принять рвотное и записка была обнаружена неповрежденной в шарике из воска для печатей. В 10 часов вечера дивизия Массена была готова выступить из Вероны, но Бонапарт еще не располагал достаточной информацией для принятия решения о направлении ночного марша. Вскоре прибыл курьер от Жубера, тот докладывал, что в 9 часов утра 13 января австрийский авангард атаковал его позиции на высотах Монте-Бальдо, двигаясь без артиллерийской поддержки тремя колоннами силами примерно по 4000 человек в каждой, что в четыре часа дня он по-прежнему удерживает позиции на высотах Монте-Бальдо, но противник постепенно усиливается у него на флангах: левый фланг берегом озера Гарда обходит австрийская легкая дивизия, а в обход высот Монте-Маньоне за его правым флангом по шоссе, ведущему к Риволи, наступает переправившаяся на правый берег Адидже в Дольче большая австрийская дивизия с артиллерией и кавалерией. В конце Жубер сообщал, что намерен ночью отвести дивизию на Риволийское плато и уже выслал бригаду с целью занять ущелье, через которое противник, обходящий Монте-Маньоне, мог бы выйти на плато с востока. Между тем в районе Леньяно противник не предпринимал попыток устроить переправу, и действия сторон в течение 13 января ограничивались перестрелкой. Бонапарт решил, наконец, что Ожеро будет в состоянии удержать фронт на Нижнем Адидже самостоятельно, и поскакал с отрядом кавалерии в Риволи, приказав Массена и Рею привести туда свои дивизии к рассвету 14 января. В Вероне был оставлен гарнизон в три тысячи человек под командой генерала Шабо. В 2 часа ночи Бонапарт был в Риволи. Дождь перестал, холодный ветер с гор разогнал облака. Луна ярко светила. Бонапарт лично произвел рекогносцировку окрестных высот и неприятельских позиций. На выходе из альпийских ущелий в районе Мадонна делла Корона массив Монте-Бальдо отделяет озеро Гарда от долины Адидже. Завершением массива Монте-Бальдо служит гора Гоцо, глубоко вдающаяся своим западным склоном в озеро, что хорошо видно на всех географических картах. От высот Монте-Бальдо Риволийское плато отделено речкой Тассо. Начинаясь с горного ручья в окрестностях Короны, она течет параллельно Адидже, и, встретив на своем пути подковообразную возвышенность Риволийского плато, огибает ее с запада широкой излучиной, после чего впадает в Адидже южнее Риволи. В долине Тассо нет дороги, проходимой для полевой артиллерии. Узкий обрывистый хребет Монте-Маньоне отделяет долину Тассо от шоссе, идущего правым берегом Адидже от моста в Дольче в направлении Риволи. При въезде в деревню Инканале хребет Монте-Маньоне обрывается, здесь дорога сворачивает от реки вправо и через ущелье Остерия поднимается на плато и выходит к городку Риволи, расположенному на высоком обрывистом берегу Адидже, образующей здесь небольшую излучину в сторону озера Гарда. Названье ущелью дал постоялый двор делла-Догана, расположенный на шоссе неподалеку от Инканале. Над въездом в ущелье на обрывистом склоне Монте-Маньоне возвышается часовня Сан-Марко. Над южными окраинами Риволи господствует гора Монте Пополо, отделяющая Риволи от устья Тассо.
Бивачные огни австрийцев, покрывавшие склоны гор от озера Гарда до Адидже, отчетливо разделялись на пять лагерей, в полном соответствии с поступившим накануне донесением Жубера. Пересчитав огни, Бонапарт определил общую численность противника приблизительно в 40-45 тысяч человек. Легкая дивизия Люзиньяна, обошедшая Монте-Бальдо берегом озера, стояла особняком, занимая гору Гоцо, и не могла прибыть к Риволи раньше 10 часов утра. По-видимому, Люзиньян намеревался обойти плато по правому берегу Тассо и перерезать дороги из Риволи на Буссоленго и Пескьеру южнее Монте-Пополо. Дивизия Липтая стояла у подножья плато за рекой Тассо. Дивизия Кеблеша – между Тассо и Монте-Маньоне. Дивизия Очкая занимала вершину Монте – Маньоне. В целом расположение этих четырех дивизий было бы превосходным, имей они в своем распоряжении артиллерию. Но ни полевой артиллерии, ни кавалерии у австрийцев с этой стороны не было, у них было лишь несколько легких пушек, и сам собой напрашивался план утреннего сражения: разбить Липтая, Кеблеша и Очкая силами Массена и Жубера при огневой поддержке французских батарей, размещенных на заранее оборудованных позициях, не подпуская к месту сражения ни Люзиньяна, ни Кваждановича, чья колонна из 14 батальонов пехоты с артиллерией, кавалерией и обозами была остановлена накануне арьергардом Жубера у входа в ущелье Остерия.
Было 4 часа утра, когда Бонапарт, не дожидаясь прибытия Массена и Рея, начал сражение атакой часовни Сан-Марко, оставленной накануне вечером Жубером. Легкая пехота генерала Виаля – около 3000 человек – выбила хорватский авангард из часовни Сан-Марко и завязала перестрелку с расположенным выше по склону хорватским полком. К шести часам утра, когда на дороге из Вероны показалась голова колонны Массена с батареей конной артиллерии, Виаль оттеснил Очкая на середину Монте-Маньоне, отрезав Кваждановича от центра австрийской позиции. Полагаясь на силу укрепленных позиций, занятых на плато Жубером, Бонапарт предоставил солдатам Массена, проделавшим восьмичасовой ночной марш на пронизывающем ветру, несколько часов отдыха. Около 9 часов утра дивизия Кеблеша атаковала французские батареи, обороняемые полубригадами генералов Леблэ и Сандо. Сандо удержал батарею на правом фланге, Леблэ был обойден с фланга и опрокинут. Бонапарт поднял дивизию Массена,
выделил из нее полубригаду для прикрытия Риволи от вероятной атаки Люзиньяна с тыла, а остальных Массена и Бертье повели в контратаку на колонну Кеблеша, и меньше чем в полчаса она была обращена в бегство и откатилась к высотам Монте-Бальдо, при этом Массена, увлекшийся преследованием неприятеля, едва избежал плена. Во время боя Бонапарт тоже не раз оказывался среди австрийцев, под ним было ранено несколько лошадей. Липтай, пытавшийся прийти на помощь Кеблешу, был задержан рекой Тассо и огнем французских батарей. В половине одиннадцатого Кважданович, слыша шум боя, завязавшегося по другую сторону ущелья, и заметив, что Виаль увлекся преследованием Очкая, бросил три батальона егерей на часовню Сан-Марко, одновременно двинув авангард гренадер в атаку на Инканале, поддержанную огнем батарей, развернутых генералом Вукассовичем на левом берегу Адидже. Жубер успел развернуть три батальона фронтом к Кваждановичу и отразить нападение на Сан-Марко, отбросив атакующих вниз. Тем не менее Кважданович к одиннадцати часам вытеснил Жубера из Инканале, и вскоре голова его колонны стала выходить из ущелья на Риволийское плато с северо-востока, одновременно Липтай и Кеблеш предприняли контратаку, а Лузиньян подошел с юго-запада к горе Монте-Пополо, оттеснив авангард Рея, чьи главные силы еще не подошли. Колонна Кваждановича была встречена на подступах к Риволи огнем 15 французских орудий, развернутых против выхода из ущелья. Стреляя гранатами и картечью с близкого расстояния, они произвели опустошение в голове австрийской колонны. Когда французская граната угодила в австрийский зарядный ящик и две повозки с боеприпасами взлетели на воздух, ряды австрийцев смешались; австрийская колонна была атакована с фланга пятью сотнями французской кавалерии и сброшена в овраг. Кавалерия, артиллерия и обозы, успевшие выйти из ущелья, были захвачены, деморализованные остатки колонны отступили. Тем временем Люзиньян, выставив арьергард фронтом против Рея, с остальными силами поднялся на высоту Монте-Пополо. Здесь его встретил огонь двенадцати французских орудий со стороны Риволи. Путь к отступлению преграждали подошедшие со стороны Кастельнуово батальоны Рея и пехотный резерв Виктора, подошедший со стороны Вероны. Став свидетелем поражения Кваждановича, Кеблеша и Липтая, легкая пехота Люзиньяна, не имевшая артиллерии, после 15-минутного артобстрела была атакована в штыки резервной бригадой Массена, охранявшей Риволи, и почти в полном составе взята в плен. Рей и Виктор преследовали арьергард, отступаюший обратно к горе Гоцо. Перегруппировавшись, Массена и Жубер вновь атаковали центр австрийцев у подножия Монте-Бальдо в стык между дивизиями Липтая и Кеблеша. В два часа пополудни противник отступал во всех пунктах, когда из-под Леньяно пришло известие о том, что австрийцы навели понтонный мост через Адидже в Ангьяри и переправляются на правый берег. Предоставив Жуберу, Рею и Мюрату преследовать неприятеля, Бонапарт повел дивизию Массена и резерв Виктора к Мантуе, чтобы успеть воспрепятствовать деблокаде крепости. Солдаты ворчали: они сражались весь день после ночного марша, а теперь им предстояло пройти еще 60 километров, чтобы успеть на другое поле сражения. Это спасло Альвинци от разгрома. Оказавшись вне досягаемости французских батарей, австрийцы развернулись и отбросили Жубера. В пять часов вечера наступившая темнота положила конец сражению. Французы потеряли в нем 3200 человек, в том числе 1000 пленными, австрийцы – 12 000 человек, в том числе 7 000 пленными, и 12 орудий.




Читатели (1348) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы