ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



вторая жизнь

Автор:
Вторая жизнь

В медицинской практике при переливании крови
есть факты того, что характер человека меняется.
А при пересадке сердца происходит более
значительное изменение личности. С религиозной
точки зрения не мозг, а сердце – орган чувств.
Через сердце душа управляет мозгом и телом. Злые и
худые мысли проходят через сердце… проходит душа


Пролог

С 9 класса я лег в отделение трансплантологии, мое сердце периодически давало сбои, я лежал в больницах, но теперь остался один выход остаться живым – заменить сердце. Первые годы шли тяжело и безрезультатно, но в 19 неожиданно нашелся донор и к 21 я ощущал себя полностью здоровым! Чудо?! Не знаю, но мне явно дана вторая жизнь!

Глава 1

Я ехал из больницы, последнее обследование показало, что у меня все хорошо, теперь я долго там не покажусь! Наверно я улыбался, и на меня рядом сидящая девушка покосилась, у нее в руках была медицинская карта со знакомыми терминами.
- Привет! У тебя тоже была пересадка? - обратился я к ней.
Она снова покосилась.
- Я Вадим, увидел знакомые термины у тебя в карте.
- А я Валя. Это не моя карта, пересадку делают маме. Вы тоже из больницы?
- Я бывший пациент, еду с обследования
- И как?
- Здоров! Сам удивляюсь себе!
Мы разговорились. Она жила недалеко и я ее проводил. Валя была невысокая блондинка, простая в общении, с волосами чуть выше плеч. Симпатичное лицо было не накрашено, а на ногтях красовались остатки лака, который был нанесен недели две назад. Наверно она очень переживает за маму, раз не следит за собой.
Вечером я пришел к другу, он отмечал днюху, сразу в дверях я увидел его красную рожу, остальные хохотали под музыку. Именинник быстро пропал из виду, рухнув на кухне под стол, он теперь отличался тем, что напивался до чудовищного состояния в кротчайший срок и потом валялся в немыслимых для нормального человека позах.
- Фу! Покосилась одна девчонка на друга под столом.
- Не нравится поза?
Она брезгливо усмехнулась:
- Раньше был нормальный парень.
- Все мы были лучше.
Тут я слегка прижал девушку к стене.
- Знаешь, я раньше был не лучше, что-то типа овоща.
- Хм, - улыбнулась она. Мое прошлое ее явно не интересовало.
Я, набравшись храбрости, провел по ее телу руками. Она коснулась моих губ. Из-за болезни я почти не имел общения, и у меня фактически был только один этот друг, который забегал раз в два месяца в больницу. Естественно, девушки у меня не было и в помине, но вдруг мои комплексы, учитывая и то, что я неумел целоваться, исчезли. Мне вдруг ужасно захотелось жить как все!
Вскоре Лера меня мягко отстранила. И улыбнувшись, пошла в комнату. Пить мне было нельзя, и часть вечера пожирал Леру взглядом, потом ушел домой. Сзади слышались шаги, я обернулся – никого, потом снова. Что это? Я же не пил!?

Глава 2

На следующий день пришел Отец Александр, он навещал меня в больнице, я любил разговаривать с ним, но сейчас я почему-то не рад был ему, и вскоре ушел к Вале.
- Мне кажется, нам непременно надо увидеться! Ты дома? - позвонил я.
- Дома. Что за важность? - но по ее тону я понял, что она хочет встретиться не меньше меня.
- Срочность? Ну, может, мне так подсказывает мое новое сердце!
- О! Ну тогда ты меня убедил.
Мы мило гуляли по парку. У неё до меня давно никого не было, а я ей, выходило, сильно приглянулся. Она училась, часто ходила к маме. Дома жила одна, к ней иногда приезжала помогать тётя, которая, в общем, сейчас и содержала Валю. В последующие дни я часто бывал у Вали дома, но не разу не видел эту тетю.
Прошла неделя...
Кто-то стоял у кровати. Я проснулся. Дверь в мою комнату закрылась. Я протер глаза и встал. Была еще ночь и все спали. Хм…
- Пойдем, внучек, в церковь, а то в этом месяце ты еще не ходил, - говорила бабуля.
- Ох, как тебе помог Боженька!
Я подавил свое нежелание и вскоре жалел об этом, так как особой радости в храме я не испытал. Мне было душно и скучно, а, глядя на иконы, мое сердце начинало неприятно покалывать. Я поспешно вышел и пошел домой. После операции я думал много о Боге, читал книги, которые приносил Отец Александр, думал, если выздоровею, поступить в институт на архитектора и посещать православные курсы, но теперь я понимал что не хочу учиться и тем более ходить на курсы, фу…
Сегодня Валя подарила мне связанный лично шарф, она купила специальные нитки и его было не отличить от покупного. Валя была очень веселая и, казалось, что была рада больше, чем я, и только из-за того, что мне понравился ее подарок. Она, в общем, и до этого удивляла своими сентиментами, тем как ей нравится потереться личиком о мою щеку или смотреть таким преданным взглядом…
Вечером позвонил мне мой друг и предложил сходить с ним в какой-то бар, и я поехал в центр города, взяв у мамы денег. И так я шел по городу, как вдруг у одного клуба припарковалась машина, и из нее вышла девушка. Идеальная внешность, объемная прическа, серо-голубоватые глаза, милое лицо с профессиональным макияжем – короче глаз не отвести! Я и не отвел.
- Эй! - помахала она мне рукой! - Ты в себе? Мы разве знакомы?
- Знакомы вряд ли. Прости, но что-то я тобой залюбовался.
Мы смотрели глаза в глаза.
- Меня ждут, - помедлила она, - Ну я пошла?!
В ее глазах не было раздражения, походу ей даже польстило, что молодой человек так ею заинтересовался.
Я не пошел в бар и выключив телефон около часа простоял у клуба, увидев что та девушка вышла в сопровождении еще одной, подошел к ним.
- Я вот решил тебя дождаться, - улыбнулся я.
- Ну, пока! - попрощалась она с подругой.
- Странный ты, - покосилась она, открывая дверь машины.
- Ну садись, познакомимся.
мы заехали в дуратский макдональдс и, жуя картошку, разговорились, Папа у неё оказался бизнесмен, дядя шишка в правительстве. Она особо не гордилась своим состоянием и больше общалась с небогатыми подругами по лицею. Вечер прошел мило, и, как я заметил, ее заводило, что я постоянно на нее смотрю. В итоге, она подвезла меня домой, не дала свой телефон, но взяла мой.

Глава 3

- Тебе звонила Валечка, - сказала бабуля, когда я пришел домой.
Но мне совершенно не хотелось с ней разговаривать. Я целыми днями начал думать о Томе, так звали мою новую знакомую, и с Валей я увиделся только через 4 дня.
- Где пропадал, мой котик? - грустно спросила она и поцеловала меня в щеку.
Я не испытал радости от ее проявления чувств. Встал и заглянул в соседнюю комнату и ванну, удостоверившись, что там никого нет. Меня по ночам продолжало тревожить чье-то присутствие.
В итоге мы не романтично посидели. Валя рассказывала, что у ее мамы возможно скоро операция, что она за нее очень переживает, и подобная мура. Я, в общем, ее и не слушал, а думал о Тамарочке. Я как-то разом вычеркнул из жизни всю эту историю со своей болезнью и мне противно было об этом вспоминать. Валя наверно думала, что история с ее мамой вызывает у меня интерес и сочувствие, что я часто вспоминаю про больницу, но она очень сильно заблуждалась. Ее лицо казалось больным, наверно она ночью плакала, губы обветрились, она кому-то могла показаться немного жалкой и трогательной в своей любви, доброте ко мне, но не мне. Мне не хотелось о ней думать вообще. И я скоро ушел к другу, пить я почему-то еще боялся, но занюхать порошка меня заставлять не пришлось. Теперь мой друг таким образом доходил до нечеловеческого состояния. Было весело, танцевали, пришли девки, потом еще скурили какой-то шмали, снова танцы, секс, и я обмяк на второй день…
Я лежал на полу, сочинял стихи и молчал и думал о журавлях.
- Вадь! – кто-то позвал меня.
- Ой!!! - вздрогнул я.
- Может, уедем.
- Давай, - говорю я девке, с которой у нас недавно был секс.
- Куда?
- Ты же придумала эту хрень, предлагай!
Тут девка заплакала и подползла, обняв меня:
- Ты что?
- Ты правда готов со мной уехать!?
«Совсем что ли долбанулась тварь», - думаю я, а говорю:
- Да, конечно готов! У нас же настоящая любовь детка!
- Ты такой милый!
«Чё ко мне пристала эта сука!?».
- Да, зайка, ты тоже прелесть!
Смотрю на часы, уже час ночи, выхожу на кухню и ищу под столом друга:
- Ты когда еще порошок мутить будешь?
- А когда бабло подгонишь?
Я кидаю ему в лицо 4000, потом спускаюсь в магазин и покупаю сигареты и закуриваю. Рядом кто-то стоит:
- Ты кто? - лица не видно, на голове капюшон, из под него капает кровь.
Я вздрагиваю и роняю пиво. Значит, я еще и пиво купил. Человек ушел, пока я смотрел на вспенившуюся лужу. Иду домой и ложусь спать. Утро. Тошнит. Я смотрю на часы, но не понимаю зачем. Потом встаю и, не дойдя до ванной, блюю на ботинки, но вижу это я уже обливах их, черт!
День прошел депрессивно, но вечером позвонила Тома!
- Мам, дай денег, - я пошел на встречу.
И неожиданно наши отношения стали хорошо складываться, мы стали каждый день встречаться, то просто гуляли, то за ее счет ходили в разные рестораны и клубы. Она всегда была какой-то заботливой в поведении и мне больше всего нравилось, что она не засматривалась на других парней. Сама выглядела каждый день по-разному и потрясающе, в новой одежде, идеально ухоженная.
Меня давно беспокоило то, что самому не мешало бы обновить гардероб.
- Внучек! Пойдешь в церковь?
- Не, голова болит, - ответил я бабуле, и когда она ушла, вытащил зашитые по старинке у неё в матрас деньги, которые она копила на похороны, и прошвырнулся по торговому центру, и на выходе встретил Леру.
- Привет, солнце!
- О, Вадик!
- Давненько не видались, моя радость!
Мы потусили с ее друзьями, которые сидели на улице, и пошли в клуб. Я заглотал амфитаминов, и ночь прошла на ура! Потом я проводил Леру и, оказавшись у нее дома, затащил в постель.
- У меня есть парень, - сказала она между прочим.
- Вау! – подмигнул я, - ему повезло!
Сегодня я остановиться не смог и позвонил другу. Мы где-то укурились, рядом сидел какой-то румын, слащавый парень, и дед в трусах, он же владелиц квартиры, то и дело выбегал из комнаты и говорил всякую чушь. Вскоре все задремали. Меня кто-то схватил за ногу. Открываю глаза – никого нет. Капли крови на полу ведут на кухню. Неужели тот человек в капюшоне здесь!?
Я на четвереньках заполз в комнату к деду. Он дрых на полу. Впереди шкаф, я открываю двери в надежде спрятаться и вдруг вижу в шкафу ружьё и патроны на медведя.
Выстрел друзей разбудил, они меня связали, и я снова заснул.
Миньет был хорош, хотя таджичка постоянно что-то бурчала и понять её было нереально, хотя если бы я попросил её замолчать, я не уверен был, что это подействует. Но зачем я об этом думаю и где я вообще? Рядом курил мой друг, и я успокоился.
Отходил я долго. Мне звонили и Тома, и Валя. И вот снова зазвенел телефон. Блин! Это Лера!
- Помнишь, у нас была проблема? - сказала она, - Ее больше нет!
- Какая проблема?
- Ну, мой парень конечно! Теперь я свободна!
«Ну, ни фига себе!» - расстроился я.
- Круто, радость моя!
- Ты правда рад!?
- Конечно, так хорошо, что теперь мы можем быть вместе!
Я совсем закис и, сказав, что перезвоню, положил трубку.
Днем Тома познакомила со своим папой, он оказался нормальный мужик, посочувствовал мне с моей болезнью и тому, что я небогатый, и даже предложил помочь мне с работой и поступлением в институт. Все складывалось, как нельзя лучше. Вечером мы гуляли у моих домов с Томой.
- Привет!
Я всмотрелся в Леру, стоявшую недалеко. Она подошла ко мне и мои надежды на просто «привет» исчезли, и я просто взбесился! Что ж она совсем что ли тупая!?
- Что ты хочешь? - недобро спросил я.
Лера покосилась на Тому:
- Ну, мы вроде как хотели…
В этот момент у Томы зазвонил телефон, она отвернулась к сумочке, а я, воспользовавшись моментом пока она не видит, нанес удар Лере в голову и, подхватив, положил в лужу.
- Ой! Что случилось? - обернулась Тома.
- Наркоманка, девушка друга, наверно, плохо стало опять обдолбалась.
Тут Лера присела, из носа текла кровь, говорить она не могла.
- Ну, ща все норме будет, пошли тут ее парень ща придет, - наврал я, и мы ушли. Тома к счастью быстро забыла про эту встречу.

Глава 4

Я рассматривал в бутике джинсы, на которые мне не хватало 2000, как позвонила Валя. Черт, наверно бабуля сказала мой сотовый, клюшка старая!
- Ты меня совсем забыл, - плакала она.
- Дела, зайка, дела, я же работу ищу.
- Маме сделали операцию, у нее осложнение.
Я с раздражением приехал к ней. Она поплакала у меня на груди, потом я получил SMS от Томы.
- Мне надо бежать, не горюй, все ОК будет!
- Любимый, а ты завтра придешь? А то так редко стали видеться.
- Конечно, приду! - снова соврал я, - Дай чаю на дорогу.
И пока она ходила на кухню, я взял с полки шкатулку, где она хранила деньги, и взял их, потом еще вытащил деньги из ее сумочки и со стола, которые были завернуты в бумагу со словами «на проездной».
Потом пришла Валя и принесла чай с булкой, я съел булку, выпил чай и пошел в прихожую и, подумав, вытащил из ее куртки мелочь, положив в свой карман. Надо будет порвать отношения с ней, пока Тома ничего не знает.
Прошло три дня. Вечером я открыл глаза и понял что я на хате у кого-то, наверно мы чем-то закидывались с другом, но я не помню. В кровати я не один. Рядом со мной голый парень с подведенными глазами и кривой гениталией. Тут я ошарашено встаю. Я в трусах – это обнадеживает, я по-тихому одеваюсь и, вытащив у того парня кошелек, беру на такси и еду домой. В такси еще две телки.
- Вы кто?
- А ты?
- Константин, - зачем-то говорю я.
- Ха-ха-ха, - они видно смеются, так как пьяны.
- Тебя как звать? - спрашиваю я темненькую.
- Вика.
- О! Имя – супер!
Меня высадили, когда я уже целовался с Викой.
Спать хочется. Я принимаю ванну и засыпаю в ней.
- Как тебе?
- Что как? - сзади кто-то стоит, но я не могу открыть глаза.
- То, что было моим?
- Ты кто?
- Хочешь увидеться? Жди.
Я просыпаюсь, вода в ванной остыла и я дрожу. Когда я вышел из дома, ко мне подошел парень и врезал в грудь. Сердце сжалось, и я стал пытаться ползти.
- Ты все понял, гнида? - прорычал парень, как понимаю, тот, которого ради меня бросила Лера, но мне было уже не до него, я достал телефон и вызвал скорую.
Опять палата, стены, белые халаты, специфичный запах. Мне тошно. Утром приходили родные, а днем Валя, она принесла целый пакет фруктов и соков, сидела рядом, держа мою руку, и гладила иногда по голове. Про деньги не было ни слово. Вечером мне не спалось, зашел доктор, сел рядом и достал нож. Я прищурился, но лица его не видел: темнота и на одеяло капали с его лица капли крови. Я вздрогнул, но он вонзил в сердце мне нож. Я замер.
- Хм, ты спишь, - сказал он, но знаешь, когда ты попадешь сюда в следующий раз, то мы встретимся наяву, и ты увидишь мое лицо!
- Уйди!
- Хорошо, но скажи, как тебе твоя новая жизнь? Или может моя жизнь? Продолжение моей жизни?
- Уйди! Ты умер!
- А смерть – это конец?
Я проснулся в ужасе, но почти здоровым, меня даже выписали.

Глава 5

Про Леру я не слышал, про Валю я не хотел слышать, но слышал. Отец Томы устроил меня в институт и начал устраивать на работу. Я сидел у Томы, была ее подруга и мы пили виски. Я начал все же пить, но в этот раз плохо стало Томе, и я ее уложил в кровать, а мы с Алей пошли домой, правда не успели спуститься до первого этажа, как я прижал ее к стене, юбка вверх, колготки вниз, блузку она расстегнула сама. Через 10 минут провожать мне ее расхотелось, и я пошел домой, посадив ее на такси. Через 2 месяца я уже работал у отца Томы, и вот через пару дней моя первая зарплата, тут позвонила Аля:
- Я все понимаю, никто ничего не узнает, давай деньги на аборт.
- Уф! К слову, я ее подобно прошлому разу провожал еще раз 15 и не всегда трезвый.
- Хорошо, не сердись, если что.
- Все норм.
Кладу трубку и тут же звонок от Вали – плачет и что-то мямлит. Приехал к ней. Она в трансе, а на столе фотка с лентой. Мама умерла. А рядом на столе сумка с деньгами на похороны наверно.
- Мама вчера умерла, наконец, внятно сказала Валя, я не стал ее обнимать.
- Родной, почему ты так холоден?
- О! Я просто в шоке! Успокойся, успокойся, - бормотал я, смотря на сумку с деньгами, я дам тебе успокоительное!
Я зашел на кухню, налил валерьянки с водой, разбил градусник и вылил ртуть в стакан.
- Не плачь! Я просто только устроился на работу, вот заработаю денег, и мы поженимся! Я так тебя люблю!
Валя смотрела на меня благодарными глазами и перестала плакать и, поставив пустой стакан, пошла умыться, а я взял сумку и свалил.
«Умрет или нет», - думал я, надеюсь – да, решат, что от горя отравилась, а если что, тетя ее меня не видела, фамилию мою не знает. О! городской знает! Черт, я в этот же день встретился с Алей, отдал ей деньги, прошвырнулся по магазинам, заодно и поблудил с ней в примерочной.
Вечером я сидел у Томы, она готовила салат, а я зашел в папину комнату. У него стоял домашний кинотеатр, и тут я на столе увидел фотки того, как я провожал Алю! Черт! Это элитный дом с камерами в подъездах! Наверно, отец что-то ужасное готовит для меня, раз сразу не сказал. Я обулся и по-тихому выскочил! Я бежал, не зная куда, а пришел к другу, нанюхался и тусил с какой-то шлюхой, потом заснул, потом меня выгнали его родители, которые вернулись с дачи, сказав, что они думали, что я хороший мальчик, а не наркоман, я еще не отошел, качался и упал на кирпичи, снова сжалось сердце.
- Прости меня! - просил я прощение у Вали, она сидела рядом, но кто-то подошел и оторвал ей голову, я очнулся в скорой!
- Нет! Не везите меня в больницу! Он там! Нет!
Мне что-то вкололи.
Потом больница, три дня затишья, никто не приходил: ни родители, ни милиция, ни киллеры, и ночью было тихо-тихо, но чужое дыхание над головой! Он стоял рядом! Я чувствовал его запах крови и смерти!
Врачи говорили, что мне лучше не станет и меня вообще парализует и действительно я не чувствовал левой руки и ноги.
Настала ночь.
- Ты готов? - услышал я голос, и кто-то встал слева, но я не мог настолько повернуть шею.
- Не волнуйся, сейчас я подойду ближе.
- А, забери ты свое сердце!
- Не сердце ты принял, ты принял мою душу, добровольно принял и теперь взгляни мне в лицо.
Тут я на столике рядом увидел тарелку с ужином, а в ней – то ли нож, то ли вилка...

Эпилог

- Что случилось? - выбежал главврач.
Одна медсестра лежала без чувств на кушетке.
- Она увидела его первым, и ей стало плохо, - сказал хирург, - Парень из 34 палаты вилкой выколол себе глаза и пытался воткнуть ее себе в сердце. Ему сейчас дали наркоз и обрабатывают раны...




Читатели (320) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы