ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 232

Автор:
Глава ССXXXII

Генерал Черевиченко начал с того, что накормил маршала и его свиту обедом, после чего Тимошенко с Баграмяном уехали в войска проводить рекогносцировку на месте и давать последние указания перед началом наступления, которое в ожидании улучшения погоды всё же отложили до утра.
В штаб Южного фронта они вернулись только в 7 часов утра 17 ноября; дождь по-прежнему лил, и Тимошенко лёг спать, распорядившись разбудить его в 9 часов, за 10 минут до начала артподготовки.
Командующий 37-й армией генерал Лопатин, в штабе которого они побывали накануне, командовал перед этим 6-м стрелковым корпусом 26-й армии во время выхода её из окружения; его начальник штаба генерал Варенников возглавлял прежде штаб 26-й армии генерала Костенко. Поблёскивая в свете керосиновой лампы наголо обритым черепом, коренастый генерал Лопатин обстоятельно доложил маршалу Тимошенко сведения о противнике перед своим фронтом, почерпнутые из допросов пленных и путём анализа захваченных разведкой штабных документов, а также писем, газет и книг (чтобы не быть голословным, генерал показал маршалу архив армейской войсковой разведки; здесь было собрано и подшито 3035 писем солдат и офицеров Вермахта, 340 экземпляров газет и журналов; отдельно лежали 49 изъятых у пленных книг).
Непосредственно перед фронтом 37-й армии находились войска мотодивизии СС «Викинг». О предстоящем контрнаступлении 37-й армии немцы здесь не знали, однако укреплённые узлы обороны с вкопанными в землю танками на всякий случай подготовили – фон Клейст изначально возложил на мотодивизию задачу прикрытия левого фланга и тыла 1-й танковой армии. Местность перед секторами обстрела дотов и дзотов противника была открытой, безлесной, что в хорошую погоду сделало бы весьма затруднительным для 37-й армии ведение наступления, но теперь, в дождь и туман, у войск Лопатина были неплохие шансы скрытно выдвинуться на рубежи атаки.
Далее к юго-востоку начинались позиции 16-й немецкой танковой дивизии, развёрнутой против 9-й армии Южного фронта. В заключение разведсводки генерал Лопатин дал психологические портреты командиров обеих немецких дивизий.
- Сколько у вас, генерал, пушек на километр фронта? – поинтересовался Тимошенко, обращаясь к генералу Варенникову.
- На направлениях главного удара от десяти до пятнадцати.
- Для преодоления укреплённой обороны этого будет мало. Нужно как минимум пятьдесят. Придётся взламывать оборону, обходя укреплённые участки танками и атакуя с тыла.
- Нехватку артиллерии постараемся компенсировать «катюшами». Каждой из четырёх наступающих стрелковых дивизий мы придали их по одному-два дивизиона.
- Как намерены распорядиться танками?
- Одна танковая бригада рассредоточена по стрелковым полкам первого эшелона, другая будет использоваться для нанесения сосредоточенных ударов; небольшой резерв останется при штабе армии.
Из штаба 37-й армии, несмотря на поздний час, Тимошенко и Баграмян поехали к генералу Харитонову в штаб 9-й армии. Здесь всё было готово к наступлению.
Ровно в 9 часов утра 17 ноября маршал Тимошенко проснулся и первым делом выглянул в окно. Дождь продолжался.
Спустя десять минут загремели пушки. Три армии – 18-я, 37-я и 9-я – начали получасовую артподготовку.
В 9 часов 40 минут войска двинулись в наступление.
В течение всего дня командиры дивизий отвечали на запросы Тимошенко односложно: «Войска продвигаются».
Между тем из Генштаба один за другим поступали запросы об обстановке на правом фланге 3-й армии генерала Крейзера, где Гудериан рвался на восток, в любой момент угрожая повернуть как на север, в обход Тулы, так и на юг, в сторону Воронежа.
Сначала Шапошников запросил Тимошенко, прибыли ли к Крейзеру две выделенные Ставкой стрелковые дивизии. Затем он сообщил, что направляет Крейзеру сверх этого ещё и 108-ю танковую дивизию. Когда генерал Бодин принёс Тимошенко очередную телеграмму Шапошникова, в которой один маршал предлагал другому бросить всю авиацию Юго-Западного фронта против Гудериана, резонно мотивируя это нелётной погодой на Южном фронте, Тимошенко вспылил и продиктовал Бодину довольно резкий ответ.
Во второй половине дня генерал Лопатин доложил о том, что дивизии первого эшелона продвинулись в тумане на шесть – десять километров, преодолели предполье и теперь ведут бой непосредственно на укреплённых рубежах обороны противника. Наступающие правее дивизии 18-й армии продвинулись только на три – четыре километра и остановились, упёршись в сильную оборону в районе Дьяково. Не блистал и генерал Харитонов, наступавший уступом влево от Лопатина. Он наступал очень медленно, явно опасаясь получить из тумана удар танковым кулаком в свой необеспеченный левый фланг. В это время Тимошенко получил телеграмму из штаба 56-й армии, непосредственно прикрывающей Ростов с запада и с севера. Командарм Ремезов докладывал о том, что несколько сот немецких танков объявились на его правом фланге и ударили в стык 317-й и 353-й дивизий.
- Ну вот, я так и знал! – воскликнул маршал Тимошенко и воздел руки к потолку, словно призывая небо в свидетели.
- Сколько раз говорил Ремезову: укрепляйте свой правый фланг, укрепляйте свой правый фланг. А он стоял на своём: не могу, фон Клейст прорвётся с запада. Вот теперь фон Клейст ему покажет…







Читатели (135) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы