ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Египетский поход. Гл. 20

Автор:

Г Л А В А XX.


Среди военных имеются большие разногласия
относительно того, что выгоднее: проводить ли атаку
или отражать ее.

Наполеон Бонапарт.


В Неаполе, куда прибыл из-под Абукира адмирал Нельсон, его встречали, как национального героя. После нескольких месяцев страха, в котором пребывал неаполитанский двор, с момента вступления французов в Рим ожидавший, когда очередь дойдет и до него, наконец настал момент, когда можно было забыть о страхе и дать волю накопившейся ненависти. Немедленно были начаты военные приготовления, всемерно поддержанные усилиями британской дипломатии. Получив за победу при Абукире титул барона и пожизненную пенсию в 2000 фунтов стерлингов, адмирал Нельсон подключился к решению не менее важной политической задачи: созданию новой коалиции мировых держав против Франции взамен первой, прекратившей существование в результате Кампоформийского мира и последующего пленения Пия VI. Собственно, начало было положено самой директорианской Францией, именно в тот момент, когда она, не вняв предостережениям Бонапарта, захватила в плен Римского папу, продемонстрировав всему миру готовность не считаться ни с чьими геополитическими интересами, включая собственные, во имя упрямого доктринерства кучки демагогов, определявшей внешнюю политику Французской республики. Появление победоносной эскадры Нельсона на рейде Неаполя парализовало деятельность французских эмиссаров, готовивших в городе якобинский переворот. Теперь надлежало разыграть мальтийскую карту и втянуть в войну с Францией Россию и Оттоманскую Порту. В результате второго раздела Польши к России отошли некоторые земли, незадолго перед тем завещанные их прежними владельцами Мальтийскому ордену. Чтобы закрепить суверенитет России над этими землями, юридический статус которых не был бесспорен, император Павел I учредил в ноябре 1797г. Великое Российское приоратство, подписал с полномочным представителем ордена договор о правопреемстве вновь учрежденного приоратства по отношению к существовавшему прежде Великому Польскому приоратству и согласился принять почетное звание Покровителя Мальтийского ордена. Учитывая особые обстоятельства, связанные с тем, что католическому ордену предстояло функционировать в православной России, Павел установил приоратству государственную субсидию. Таким образом, захват Бонапартом Мальты и упразднение им ордена Иоаннитов непосредственно отразились на российских интересах в Польше, а не просто задели рыцарские чувства монарха-романтика, каким иногда пытаются изобразить Павла I. Как только известие о событиях на Мальте достигло Гатчины, Павел I издал манифест, в котором не признал роспуска ордена и в качестве Покровителя взял на себя обязательство всемерно содействовать сохранению его учреждений и восстановлению его юридического статуса в полном объеме. Узнав о высадке Бонапарта в Александрии, Павел приказал эскадре Ушакова взять курс на Константинополь, а впереди нее послать курьера с предложением Селиму III отложить в сторону прежние разногласия и проводить впредь согласованную политику на Средиземном море. В качестве доказательства серьезности своих намерений он предложил Порте немедленно заключить военный союз против Франции. Предложение Павла было слишком заманчивым для султана, чтобы от него отказываться, и не столько потому, что султан нуждался в союзнике в войне с Францией (он вообще не хотел этой войны, которая противоречила стратегическим интересам Порты), сколько в силу вытекающего из союза с Россией укрепления позиций Порты на Балканах, что было для турок чрезвычайно важно. После гибели французской эскадры в Абукирском сражении заключение союза с Россией ценой войны с Францией стало для Порты не только заманчивым, но и безопасным внешнеполитическим ходом, и когда в руку Великого везиря из рук англичан перешел увесистый кошелек, Порта этот ход сделала. В начале октября эскадра адмирала Ушакова в составе 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и трех корветов подошла к Ионическим островам и успешно произвела высадку десанта. Операция была поддержана с моря турецкой эскадрой из 4 линейных кораблей, 6 фрегатов и 18 легких судов. Разумеется, в отдаленной перспективе союз Порты с Россией грозил Англии утратой гегемонии на Средиземном море, однако до тех пор, пока в Египте находился Бонапарт и в голове его роились честолюбивые замыслы, которые могли очень легко привести его на берега Инда и Ганга, думать об отдаленной перспективе англичанам не приходилось. Так родилась вторая антифранцузская коалиция, документальное оформление которой в виде двусторонних договоров будет завершено к началу 1799г. Организуя силами эскадры морскую блокаду Мальты, Нельсон не переставал наведываться в Неаполь, не столько ради прекрасных глаз леди Гамильтон, супруги английского посланника при дворе короля Обеих Сицилий, сколько для того, чтобы не угас воинственный пыл Фердинанда IV, которому адмирал предложил общими силами начать освобождение Италии и Европы от якобинской заразы. Великий герцог Тосканский Фердинанд III, будучи зятем Фердинанда IV, не мог долее сохранять нейтралитет и следовать советам своего мудрого министра, маркиза Манфредини. Эскадра Нельсона подошла к Ливорно, и 7000 неаполитанских солдат сошли на берег Тосканы. Великий герцог с семьей, казной и движимым имуществом перебрался из Флоренции в Вену. В ноябре 60-тысячная неаполитанская армия, возглавляемая лично Фердинандом IV и 46-летним австрийским фельдмаршалом Маком, тремя колоннами двинулась на север, к границам королевства. Австрия не долго оставалась в стороне: австрийская дивизия, «приглашенная гражданами кантона Граубюнден», заняла Рейнталь. 9 ноября 249 мальтийских рыцарей, собранных по всей Европе, объявили ничтожным решение о роспуске Мальтийского ордена и избрали Великим магистром императора Павла I, что было уже явным нарушением орденского устава: император католиком не был, в ордене не состоял и, помимо прочего, не давал обета безбрачия и был женат. Неаполитанский король в манифесте, датированном 14 ноября, объявил себя сюзереном острова Мальта, а оккупацию острова французами и занятие ими Папской области квалифицировал как агрессию против своего королевства. Десятью днями позже генерал Мак предъявил французскому генералу Шампионе ультиматум, в котором французам предлагалось очистить территорию Папской области. Как и предвидели Бонапарт, Талейран и барон Тугут, мир в Европе продлился недолго. Какое-то время после Абукира во Франции не было никаких известий о Бонапарте, затем прошел слух о том, что он погиб, наконец с посыльным судном прибыл официальный отчет Бонапарта, датированный началом октября. В нем главнокомандующий сообщал Директории, что Нижний Египет завоеван, наступление в Верхнем Египте развивается успешно, и что он ждет присылки подкреплений для подготовки похода в Индию. Об Абукирском сражении упоминалось вскользь как о малозначительном эпизоде. Этот отчет придал бодрости Директории, которая не замедлила поставить общество в известность об одержанных в Египте победах и одновременно объявила набор 200 000 новобранцев в армии республики.
Граница владений Неаполитанского короля, начинаясь в Террачине, на берегу моря в сотне километров к югу от Рима, проходила оттуда в северном направлении до окрестностей Тиволи к востоку от Рима, оттуда поднималась по Флорентийскому шоссе еще на семьдесят километров севернее, до Терни, после чего сворачивала на восток, пересекала Апеннины и оканчивалась на берегу Адриатики несколько южнее Порто-д`Асколи. Получив ультиматум Мака, генерал Шампионе оставил в цитадели Рима гарнизон в 900 человек, а остальные войска вывел из-под угрозы окружения и разместил свою штаб-квартиру в Терни. Дивизию Макдональда он поставил на правом фланге в Чивита-Кастеллана в 25 км севернее Рима, дивизию Лемуана расположил в центре позиции – в Риети, в одном дневном переходе к югу от Терни. Левый фланг до самого Порто д`Асколи прикрывала дивизия генерала Касабланки. У Шампионе было под ружьем всего 26 000 человек, из них 8000 итальянцев. 27 ноября неаполитанские войска вошли в Рим, двумя днями позже в город торжественно въехал освободитель, король Фердинанд IV. Начало войны стало для Директории удобным поводом разделаться с Сардинским королем, которого она терпела, пока в Италии распоряжался Бонапарт. Генерал Жубер, выступив из Милана, 28 ноября занял Турин. Король с семьей и казной удалился на Сардинию. Тем временем 15-тысячная неаполитанская дивизия генерала Мишеру с 24 пушками, двигаясь берегом Адриатического моря, потеснила левый фланг Шампионе. Генерал Касабланка отступил к Мачерате, дождался, когда к нему подойдут из Анконы бригады генералов Мюска и Ренье, после чего уже с 15 тысячами двинулся наперерез Мишеру и 30 ноября в сражении при Фермо на полпути из Порто-д`Асколи в Анкону разбил его дивизию, взяв 600 пленных и захватив все 24 пушки. Центральная колонна Фердинанда IV - 9000 человек с 8 пушками под командой генерала Филиппи – атаковала дивизию Лемуана, и хотя у того было только 6000 человек, половину которых составляли итальянцы, Лемуан отбросил Филиппи, взяв 600 пленных и 6 пушек из 8. Таким образом, две из трех колонн Неаполитанского короля были в самом начале наступления остановлены, деморализованы и оставлены без артиллерии. Оставалась самая сильная, левофланговая колонна фельдмаршала Мака. В первых числах декабря Мак выступил из Рима и двинулся вверх по течению Тибра двумя колоннами: правой колонной он хотел отрезать правый фланг французов от центра, после чего его левая колонна, наступающая между берегом моря и Тибром, во взаимодействии с 7-тысячным десантом, высаженным в Ливорно, должна была окружить и уничтожить дивизию Макдональда. Остановившись с 15000 в Браччано, на полпути из Рима в Чивита-Веккья, он двинул 9-тысячную дивизию фон Заксена вверх по правому берегу Тибра с задачей перерезать шоссе между Чивита-Веккья и Терни, а 7-тысячную дивизию генерала Метша – вверх по левому берегу, чтобы во взаимодействии с колонной Филиппи сковать французский центр. 2 декабря фон Заксен атаковал авангарды Макдональда на подступах к Чивита-Кастеллана, двигаясь одновременно по трем дорогам. На одной его встретил 2-тысячный отряд генерала Княжевича, на другой – генерал Келлерман с 1800 человек, на третьей – батальон полковника Лаюра. Все три аванпоста французов устояли. Потеряв треть своей дивизии, фон Заксен отступил в Браччано. Между тем генералу Метшу на другом берегу Тибра удалось вклиниться между дивизиями Макдональда и Лемуана и перерезать шоссе, соединяющее штаб-квартиру Шампионе с Чивита-Кастеллана. Мак решил воспользоваться этим успехом и переправился через Тибр в тылу у Метша, наведя понтонный мост. Княжевич и Келлерман опередили его: переправившись через Тибр выше по течению, они, во взаимодействии с дивизией Лемуана, окружили дивизию Метша и в бою 9 декабря заставили сложить оружие, взяв 4500 пленных, 8 пушек и 15 знамен. Развивая успех, Лемуан прошел между Филиппи и Маком, занял перевал через Апеннины в районе Аквилы и оттуда двинулся по дороге на Тиволи, угрожая Риму с востока. 12 декабря Фердинанд IV выехал из Рима в Альбу. В тот же день Мак, у которого осталось около 20 000 человек, был вынужден оставить свои позиции и начать отступление. Макдональд следовал за ним по пятам. Два дня проходили через Вечный город деморализованные войска Мака, на третий день, 14 декабря, город был взят под контроль вышедшим из крепости французским гарнизоном, преградившим путь к отступлению арьергарду фон Заксена. Настигнутая под стенами Рима авангардом Макдональда, дивизия фон Заксена была разбита и рассеяна, 1200 человек с артиллерией сдались в плен. Собрав остатки кавалерии фон Заксена, неаполитанский генерал Роже-де-Дама прорвался с ними на север и поднял крестьянское восстание в Витербо; выбитый оттуда погнавшимся за ним Келлерманом, он обошел Чивита-Веккья с севера, через Монтальто берегом моря добрался до гавани Орбетелло, где был принят на борт кораблями Нельсона и возвращен в Неаполь. Окруженные в Витербо крестьяне сдались Келлерману через несколько дней. Мак отступил за реку Вольтурно и, развернувшись фронтом к французам, занял оборонительную позицию, упираясь левым флангом в Капую. 23 декабря король покинул Неаполь и перебрался на Сицилию, оставив князя Пиньятелли в Неаполе руководить военными действиями и государственными делами. Неаполитанцы в большой спешке начали строительство укреплений на реке Гарильяно, но было уже поздно: когда в последних числах декабря дивизия Макдональда перешла реку Лира в Чепрано, недостроенные укрепления были оставлены вместе с 80 пушками. Парламентеру генерала Мака, прибывшему 31 декабря в штаб Шампионе с просьбой о перемирии, было отказано.
3 января генерал Матье, во главе французского авангарда атаковавший укрепленную позицию Мака под стенами Капуи, был тяжело ранен и отброшен с большими потерями. Зато наступавший вдоль побережья генерал Рей, усиленный кавалерией Келлермана, прибывшей из Витербо, захватил крепость Гаэта, взяв 4000 пленных, а на адриатическом побережье французский генерал Дюгем занял Пескару, взяв 3000 пленных. Последней надеждой неаполитанцев было крестьянское восстание, вспыхнувшее в первых числах января в тылу у Шампионе. Начавшись в нескольких деревнях долины Горельяно, оно быстро распространилось на всю долину и на горные деревни Апеннин. Все коммуникации французов были перерезаны, много отставших солдат погибло на дорогах, парк дивизии Рея попал в руки повстанцев, два французских батальона, высланных в карательную экспедицию, были сильно помяты и отброшены, а вскоре и сама штаб-квартира Шампионе подверглась нападению. В это же время у берегов Сицилии англичане перехватили французское транспортное судно, следовавшее из Александрии. На борту находились 200 инвалидов, отправленных Бонапартом в метрополию без прикрытия флота. Судно было отбуксировано в ближайшую гавань, где местные крестьяне перерезали всех французов. В такой обстановке 10 января 1799г. Шампионе принял перемирие, вновь предложенное ему Маком. Фельдмаршал Мак уже не контролировал неаполитанскую армию: взбунтовавшиеся и не представляющие более организованной военной силы, ее солдаты были уже захвачены событиями, разворачивающимися в Неаполе, - там начиналась революция, и австрийский главнокомандующий желал лишь одного: как можно скорей оказаться во французском плену, чтобы не стать жертвой толпы, обвинявшей австрийцев в предательстве, ставшем причиной военного поражения Неаполя. Австрия и в самом деле не пришла на помощь Фердинанду IV, который теперь громко сетовал, обвиняя Тугута в том, что тот его спровоцировал. В Вене по этому поводу лишь пожимали плечами: там никто не собирался начинать большого наступления до прибытия русских войск на театр войны, и в поспешных действиях короля Обеих Сицилий усматривали лишь обычную жадность, боязнь опоздать к разделу военной добычи и вновь ничего не получить, как это уже случилось год назад по условиям Кампоформийского мира. Высадившаяся в Ливорно неаполитанская дивизия была эвакуирована Нельсоном в Неаполь. Восставшие горожане разоружили ее солдат как трусов и стали готовиться к обороне города. До этого, однако, дело не дошло: крупная буржуазия договорилась с французами, беспорядки в Неаполе прекратились, вскоре там была провозглашена Партенопейская республика, просуществовавшая, впрочем, очень недолго.
Главными причинами поражения неаполитанцев были отсутствие опыта боевых действий у солдат и младших офицеров и бездарное руководство кампанией фельдмаршалом Маком, который был всего лишь исполнительным штабным бюрократом и все свои воинские звания, начиная со старшего лейтенанта, получил, находясь на штабных должностях в австрийской армии. Мак должен был победить, он мог сделать это многими способами, но прежде всего он обязан был научить своих солдат побеждать, благо сделать это не представляло большого труда, имея дело с армией Шампионе, значительно уступавшей неаполитанской по численности живой силы и артиллерии и застигнутой к тому же врасплох в первые дни войны. Маку нужно было лишь грамотно маневрировать, не допуская дробления своих сил, пока его необстрелянные солдаты не получили боевого крещения в двух-трех второстепенных делах. После этого он мог занять стратегическую оборону, выбрав для этого хорошую позицию в Средней Италии по своему усмотрению, и воспользоваться услугами эскадры Нельсона для организации бесперебойного снабжения армии всем необходимым из неистощимой житницы Сицилии. У французов вряд ли могли быть шансы противопоставить такой стратегии хоть что-нибудь серьезное до появления в Италии Суворова, а после – и того меньше. Вечером 8 февраля 1799г. кибитка русского фельдмаршала, вызванного императором Павлом из ссылки, остановилась у подъезда Зимнего дворца.





Читатели (1662) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы