ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Притча о страннике и старой оливе

Автор:
Недавно один из известных в окололитературной сетевой среде форумных скандалистов, имя и фамилию которого я не хочу здесь озвучивать, говоря о предтече Ветхого Завета Торе, написал буквально следующее: "... я выполню свой гражданский долг и напишу заявление в прокуратуру с просьбой, исследовать сборник "Ветхий Завет" на наличие в нём признаков, цитирую Закон №211-ФЗ от 24 июля 2007 года: "... политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ... ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы". (с)

Я не религиозен, но хорошо понимаю, что подобный экивок был направлен не столько в сторону Ветхого Завета или даже Торы, а на сам еврейский народ - "народ Книги".
Факт, что вот уже тысячелетия подобные этому человеку тем или иным способом пытаются вырубить из сознания евреев их Веру, воплощенную в Книге и воссозданную христианством в Библии в виде Ветхого Завета.
И ничто не способно остановить этих людей - ни мораль, ни право, ни святость первоисточников, ни рассудок.
Поиск "крайнего", виноватого не в себе, а в других, желание выместить, убрать с дороги, ощущение, что самому существовать можно только за счет истребления иных ...
Таких людей немало. Они не ищут истину, им все ясно заранее... И ясен путь.
Иисус Христос никогда не отвечал на вопросы прямо. Всё больше притчами и иносказаниями.
В этом же стиле сочинилась мне некая притча как ответ на инсинуации этого "мудрилы", с легкостью очерняющего чуждые ему ценности

Так что же будет, если дать ему оскопить Библию?

Притча о страннике и старой оливе

Давным - давно на склоне Масличной горы, около Гефсиманского сада жила небольшая трудолюбивая семья. Жила дружно, не богато, но и не бедно. Принадлежало семье в саду единственное оливковое дерево - дерево-кормилец. Было оно неказисто на вид - маленькие листики, множество переплетенных временем и побитых ветрами ветвей, закорузлый, кривой ствол, непослушные корни, извивающиеся по земле как большие змеи...
Можно отыскать в гефсиманском саду деревья и покрасивее, и постройнее.
Но нельзя – мощнее и старше, нельзя - теплее и роднее. Росла тут эта олива с незапамятных времен и давало семье такой урожай маслин, что вырученных денег хватало, чтобы прокормиться весь год. Как известно, оливковое масло - товар дорогой и ходкий во все времена.
Многие поколения этой семьи почитали это масличное дерево как святое. И за возраст его, и за плодородие, и за тень, щедро отбрасываемую в самый жаркий день (говорят, даже Он провел когда-то ночь именно под этой раскидистой кроной).
И вот, однажды летом забрел в Гефсиманский сад паломник. Впрочем, и не паломник вовсе, а просто странник, бродяга, так - "перекати поле". Без Родины, без "корней",без "побегов" и "плодов" в своей неустроенной жизни.
Нет, религия какая-то у него все же была, потому как носил человек нательный крест, а в котомке бережно хранил несколько рисунков таких же как он бродяг, изображавших странника на фоне церквей да храмовых стен.
Приютили прохожего в семье, накормили, напоили вином, в общем, отнеслись по-человечески. Время такое было – жили и верили по-человечески ...
В полдень, когда становилось совсем жарко, члены семьи устраивались в тени мощных крон принадлежащего семье дерева, отдыхая между его покрытыми грубой корой корнями. Нашлось среди них место и страннику...
Тот долго выбирал где бы сподручней прилечь – там неудобно, здесь кора в спину впивается...
Ворочался - ворочался между корней - так и не отдохнул до вечера.
Стало смеркаться, посвежело, люди разошлись. И пришло в голову этому человеку улучшить место для отдыха под оливой.
Достал он из котомки свой топорик и до раннего утра при холодном свете луны вырубал все эти старые, закорузлые, толстые, так мешающие людям отдыхать под развесистой кроной многовековой оливы корни плодоносящего дерева.
С восходом солнца уставший, но довольный своим благодеянием, спускался странник из Гефсиманского сада по склону Масличной горы в Иерусалим...



Читатели (1871) Добавить отзыв
тупость безвредна, если бездеятельна. Но чтобы она была бездеятельна, надо чтобы она не была религиозна, и была ленива. Единственный случай, когда лень - благо.
23/03/2010 17:01
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы