ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 17

Автор:
Глава XVII.

Не у одного только Гудериана 24 июня возникли серьёзные проблемы в тылу и на флангах. В тот же день южнее Гродно правый фланг 20-го армейского корпуса был атакован танками Хацкилевича, а когда фон Бок подтянул сюда 8-й армейский корпус, тот в свою очередь был атакован во фланг и тыл кавалерийским корпусом Никитина. Бросив большую массу пикирующих бомбардировщиков на танки и кавалерию противника, немецкое командование стабилизирует положение южнее Гродно. Кавалерия русских, успев основательно похозяйничать на коммуникациях 8-го армейского корпуса, будет рассеяна ударами с воздуха, генерал Никитин попадёт в плен. Танки Хацкилевича меньше пострадают от бомбовых ударов, зато у них очень быстро кончатся запасы топлива и снарядов. Генерал Хацкилевич погибнет в бою 25 июня, бронемашина с его телом пропадёт без вести. Оставшись без горючего и боеприпасов, экипажи танков будут вынуждены взрывать и сжигать свои машины и уходить лесом на восток, в сторону Налибокской пущи.
В штабе Павлова не сразу осознают масштабы катастрофы, постигшей Западный фронт, понадобится ещё несколько дней, прежде чем командованию фронта станет ясно, что оно уже не контролирует ситуацию. Впрочем, у Павлова и Климовских просто не оставалось времени на то, чтобы взглянуть на происходящее со стороны, они разрывались между необходимостью, с одной стороны, пытаться одну за другой заткнуть возникающие тут и там дыры, а с другой – соответствовать ожиданиям Москвы, откуда одно за другим сыпались на головы невыспавшихся генералов нетерпеливые требования «сокрушительным ударом» восстановить положение на фронте и как можно скорее доложить о победе. Лишь 26 июня, когда в пору уже будет серьезно подумать об обороне Смоленска, Сталин поймёт, что в районе Минска происходит неладное, и вызовет в Москву Жукова.
А 24 июня Павлов ещё верил в благополучный исход контрнаступления Болдина южнее Гродно, и даже разгром 4-й армии в сражении 23 июня считал делом поправимым. Да иначе и быть не могло: два дня боёв, даже развивающихся крайне неудачно, не могли поколебать привычной уверенности командующих фронтами и начальников штабов в громадности и непобедимости сил Красной Армии. Так родился замысел контрнаступления на Ружаны утром 24 июня. Из Слонима в сторону Ружан выступили без прикрытия танков две пехотные дивизии – 121-я и 155-я, одновременно со стороны Селец на Ружаны должен был ударить 14-й мехкорпус Оборина. Соединившись в Ружанах, танки и пехота на плечах отступающего противника должны были затем отбить у немцев Пружаны. Подобная операция перед лицом наступающих на узком участке фронта четырех танковых дивизий Гудериана, поддержанных с воздуха армадой «Юнкерсов» и «Мессершмиттов», была, разумеется, одновременно невыполнимой и самоубийственной, она была задумана и спущена в войска без учёта оперативной обстановки, которой командование фронтом, по-видимому, совершенно не владело. Гудериан не собирался уступать инициативу Павлову, он опрокинул стрелковые дивизии на марше, рассеяв их по окрестным лесам между Ружанами и Слонимом, а обескровленные накануне 22-ю и 30-ю танковые дивизии не пустил к Ружанам, отбросив на восток и северо-восток, в сторону Синявка, Барановичи. Уже в 9 утра Павлову пришлось спуститься с небес на землю, смириться с потерей Слонима и двух пехотных дивизий и отдать Оборину приказ отвести танки 14-го мехкорпуса в Синявки, пополнить запасы горючего и боеприпасов, собрать остатки техники в боеспособные части и организовать на их основе мобильный резерв для контратак на направлениях Слоним, Барановичи. Деморализованные части 28-го стрелкового корпуса, откатывающиеся по дороге Кобрин-Барановичи под прикрытием 205-й механизированной дивизии, получили приказ остановиться, занять оборону по реке Щара и удерживать этот рубеж любой ценой до подхода выдвигающегося из второго эшелона 47-го стрелкового корпуса. Но и этот, гораздо более здравый по сравнению с предшествующим приказ был уже невыполним: во всём корпусе Оборина оставалось к полудню 25 танков; в два часа дня оборона на Щаре рухнула, и две танковые дивизии из корпуса фон Швеппенбурга устремились по Варшавскому шоссе на Барановичи. Группа из отдельных подразделений 205-й механизированной, 6-й стрелковой и 22-й танковой дивизий продолжала вести бой в окружении под непрерывными ударами с воздуха.
На следующий день, 25 июня, танки Гота захватили Молодечно и устремились к Минску с северо-востока; тем временем части 13-й армии генерал-лейтенанта Филатова, дислоцированные северо-западнее Минска, в том числе 8-я противотанковая артбригада и 21-й стрелковый корпус, выполняя отданный накануне приказ Павлова, выдвигались на юго-запад в сторону Лиды для нанесения контрудара, согласованного с группой Болдина. Для обороны Минского укрепрайона с северо-запада у Павлова и Климовских оставались 4 стрелковые дивизии: 64-я, 108-я, 100-я и 161-я. Вечером 25 июня они заняли оборону на подготовленных рубежах в окрестностях Минска.
Гудериан посетил в этот день госпиталь, где лежали офицеры, пострадавшие накануне во время бомбёжки штаба, а также во время совместных с ним поездок на передовую. Ему также пришлось дать интервью немецкому радио, чтобы опровергнуть появившееся в советских газетах сообщение о своей гибели. 29-я мотодивизия наконец прибыла в Слоним. Теперь 17-я танковая дивизия была свободна для удара на Барановичи, куда уже выдвигалась 18-я танковая дивизия. Ожидая встретить в Барановичах упорное сопротивление русских, Гудериан повернул 3-ю и 4-ю танковые дивизии корпуса фон Швеппенбурга с Варшавского шоссе на Синявку и далее, в обход Барановичей c юга, на Слуцк, оттуда они, не задерживаясь и не давая противнику передышки, должны были развивать наступление на Минск и на Бобруйск.
Командование Западного фронта к вечеру 25 июня утратило возможность сколько-нибудь эффективно влиять на развитие событий, да и самого фронта уже фактически не было: он развалился на несколько самостоятельных очагов обороны от Малориты и Брестской крепости до Лиды и Минского укрепрайона. Во всех этих очагах войска вели борьбу самостоятельно, не полагаясь более на помощь извне. Там, где бои шли уже не первый день, сражались обстрелянные бойцы, и даже превосходящим силам противника победить их было уже не так просто. Хуже было в других местах. Вечером танки генерала Неринга подошли к Барановичам. В городе находились уже разбитые отступающие части 121-й и 155-й стрелковых дивизий и находящийся в начальной стадии формирования 17-й мехкорпус: он был почти полностью укомплектован личным составом и располагал достаточным количеством артиллерии, однако танков имел всего 63, а стрелковым оружием был обеспечен лишь на 35%. На 30 000 человек, скопившихся в Барановичах, имелось 10 000 винтовок. Уже перед самым подходом немецких танков 6000 безоружных бойцов вывели из города и укрыли в лесу в 18 километрах от Барановичей.




Читатели (497) Добавить отзыв
От Baltiec
Я рыдалЪ. Никитин попал в плен под Минском. Хацкилевич погиб 28 июня в д. Клепачи при разгроме управления корпуса (есть фамилия на плите братской могилы, есть свидетели, которые его хоронили). Писать лучше бросить раз и навсегда.
07/12/2008 18:58
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы