ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 229

Автор:
Глава ССXXIX

Маршал Тимошенко не ошибся, выступая на праздничном обеде. 9 ноября 60-летний Эвальд фон Клейст, на гусеницах танков которого осела пыль всех дорог Западной Европы, впервые с начала кампании на Востоке столкнулся лоб в лоб с сильной линией противотанковой обороны и остановился на полпути к Шахтам. На следующий день авиация Юго-Западного направления нанесла по 1-й танковой армии удар такой силы, что вечером фон Рунштедт запросил в Главном штабе разрешения приостановить операции группы армий «Юг», чтобы не потерять боеспособность войск. 17-я армия также остановилась, упёршись в оборону Тимошенко, и только 6-я армия продолжала движение на восток, преодолевая лишь дорожную грязь.
Гальдер весь вечер 10 ноября просидел у постели перенёсшего инфаркт фон Браухича. Обсуждали главным образом запрос фон Рунштедта, но ни к какому решению не пришли: главком не мог идти к фюреру с предложением остановить наступление на Ростов и только махал на Гальдера руками. Гальдер не счёл возможным упорствовать и слишком волновать больного главкома. Касаясь обстановки на других участках Восточного фронта, оба корифея сошлись на том, что никаких оперативных «трюков» и перегруппировок на Востоке больше быть не может и что до конца года речь может идти лишь о завершении текущих операций, имеющих ограниченные цели. Для достижения окончательной победы времени не оставляли суровая русская зима и совершенно неудовлетворительная работа железнодорожного транспорта и служб тыла по обеспечению войск боеприпасами и снаряжением. Группы армий «Центр» и «Юг» получали по железной дороге ежедневно лишь половину боеприпасов, необходимых для продолжения наступления. Исправных грузовиков на Восточном фронте осталось 30 процентов от того, с чем начинали летнюю кампанию. Из остальных семидесяти процентов половина не подлежала восстановлению. Потери на Восточном фронте в живой силе приблизились вплотную к отметке 700 000 человек. Каждый пятый солдат Вермахта, перешедший границу СССР, был убит или ранен.
Среди офицеров этот показатель был ещё выше. Все госпитали в тылу были переполнены под завязку. Свободных коек больше не было.
Поздно ночью в разговоре с Гальдером Гитлер наконец сам заговорил о том, что Гальдеру и Браухичу было уже и так понятно: завершение кампании на Востоке придётся отложить на лето 1942 года.
8 ноября впервые после месячного перерыва штаб Брянского фронта вышел на связь со штабом Тимошенко. Генерал-майор Захаров доложил о том, что все армии фронта вышли из окружения. Последней вышла 3-я армия генерала Крейзера.
- Генерал Ерёменко месяц назад был серьёзно ранен при выходе из окружения, теперь он находится на излечении в Куйбышеве. На правом фланге 50-я армия успешно отражает попытки Гудериана наступать на Узловую в обход Тулы с юга. 13-я армия держит оборону на участке Тим-Верховье. Командование фронта готовит контрудар частью сил 50-й армии из района Тулы в направлении Щёкино. Одновременно 3-я армия Крейзера, как только восстановит боеспособность, нанесёт встречный удар в направлении Плавск-Тула. В целом штаб фронта оценивает обстановку как внушающую оптимизм.
- Вот видите, - сказал маршал Тимошенко генералу Бодину, принёсшему текст телеграммы. – В нашей оценке положения на фронте мы не одиноки.
- У меня ещё не всё, - сказал начальник штаба.
- Что такое?
- Только что воздушная разведка Южного фронта обнаружила в районе восточнее Дьяково немецкую колонну из 1200 танков и грузовиков.
Маршал Тимошенко долго чертыхался.
- Вот задали задачу! Теперь думай-гадай, сколько там танков, а сколько грузовиков.
Связавшись с генералом Черевиченко (генерал-полковник вернулся-таки на Южный фронт, вопреки обещанию Сталина, данному генерал-лейтенанту Рябышеву, и вернулся уже не командармом, а командующим фронтом, сменив 6 октября на этом посту самого Рябышева, для которого стремительный карьерный рост оказался явно непосильным испытанием), Тимошенко приказал немедленно уточнить количество танков в колонне и развернуть на правом фланге 9-й армии всю противотанковую артиллерию, он также пообещал бросить на угрожаемый участок половину фронтовой авиации Юго-Западного фронта. Эти меры оказались своевременными. Все попытки фон Клейста с ходу пробиться к Шахтам были отражены с большими потерями.
- А ведь, оказывается, генерал Харитонов неплохой командарм, – телеграфировал Сталин Тимошенко, узнав о том, что 9-я армия остановила-таки фон Клейста. – Хорошо, что не послушались некоторых товарищей, предлагавших отстранить его от командования.
Речь шла о досадном эпизоде с поспешным убытием штаба 9-й армии в тыл во время прорыва обороны фон Клейстом несколькими днями ранее. На некоторое время это привело к потере управления войсками.
- Справедливо сказано, товарищ Сталин, - отвечал Тимошенко. – Харитонов – способный командарм, а хорошему человеку даже ошибки идут на пользу.
12 ноября Ставка расформировала Брянский фронт. 13-я и 3-я армии были переданы Юго-Западному фронту, а 50-я армия – Западному. У маршала Тимошенко и у его штаба добавилось хлопот. Нужно было брать на себя не только восстановление боеспособности 13-й и 3-й армий, оставивших большую часть армейского имущества в непролазной грязи за линией фронта, но и противодействовать попыткам Гудериана проверить на прочность новый стык Западного и Юго-Западного фронтов в районе Ефремов, Елец.
Организацию обороны на этом участке маршал Тимошенко поручил своему заместителю генералу Костенко, продемонстрировавшему под Киевом качества талантливого штабиста, а сам вернулся к любимому детищу – подготовке контрудара во фланг и тыл 1-й танковой армии фон Клейста. Теперь, когда Тимошенко сосредоточил в своих руках достаточно войск, у него появились стратегические резервы и свобода рук для разработки крупномасштабной операции. Не медля более, он приказал грузить в эшелоны для переброски с Юго-Западного на Южный фронт 216-ю и 295-ю стрелковые дивизии, 3-ю танковую бригаду, 71-й танковый батальон и три артполка. В тот же день генерал Антонов представил маршалу на утверждение план операции.
Основные силы ударной группы – вновь созданная 37-я армия – должны были натупать двумя эшелонами в направлении Павловка – станица Большекрепинская. В первом эшелоне шли две танковые бригады и четыре стрелковые дивизии. Во втором – ещё две стрелковые дивизии. В резерве оставались кавалерийский корпус генерал-майора Хоруна и дивизия НКВД. На левом фланге группировки операцию обеспечивали одна стрелковая и одна кавалерийская дивизии 9-й армии. На правом – две стрелковые дивизии 18-й армии. Общее командование предполагалось осуществлять с КП Южного фронта, куда должен был прибыть с опергруппой лично маршал Тимошенко.
Начало операции было назначено на утро 16 ноября. К 19 ноября ударная группа должна была выйти к реке Тузлов, а к 22 ноября, развивая успех, - к реке Миус, захлопывая ловушку вокруг танковой армии фон Клейста.
Под Ростовом воцарилась зловещая тишина. Туман и сильные снегопады не позволили авиаразведке Южного фронта уточнить местонахождение и численность танковой колонны фон Клейста, оторвавшейся от аванпостов 9-й армии.




Читатели (107) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы