ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 226

Автор:
Глава ССXXVI

Гитлер, выступая 8 ноября в Мюнхене, мог похвастаться немногим. Известие о взятии Тихвина стало для него настоящим подарком, и он ухватился за него, представив дело так, будто речь шла не о плохо подготовленной и ничем не обеспеченной авантюре (250 автоматчиков, въехавших в Тихвин на танковой броне, вскоре умрут от обморожения), а о торжестве изначального стратегического замысла. «Теперь, когда мы готовы соединиться с финнами и отрезать русских от Ладоги, Ленинград сам поднимет руки: он неминуемо падёт, раньше или позже. Никто оттуда уже не уйдёт, никто не спасётся, никто не прорвётся через наши линии. Ленинграду суждено умереть голодной смертью».
Этот день генерал Мерецков начал с плотного завтрака на одной из развёрнутых в Сароже полевых кухонь, после чего выехал с адъютантом, капитаном Бородой, в сторону Тихвина на рекогносцировку. Согласно донесениям с аванпостов, ближайшим к передовой населённым пунктом была деревня Бор. Проехав 5 километров, отделявших деревню от Сарожи, генерал свернул на ближайший двор, в котором кто-то громко ругался по-русски. На пороге избы два офицера выясняли отношения. Один из них был полковником Артюшенко, командиром 44-й стрелковой дивизии. Другой – полковником Виноградовым, командиром 191-й стрелковой дивизии. Отступая из Тихвина на север, в сторону Лодейного Поля, по разным дорогам, колонны обеих дивизий не поделили перекрёсток. Связи со штабом армии не было; договориться, кто из них двоих старше, полковникам не удалось, и оба обрадовались, увидев генерала, решению которого оба могли подчиниться без ущерба для офицерской чести. Дивизия Артюшенко была переброшена в район Тихвина в конце октября по воздуху с Ленинградского фронта без транспортных средств и артиллерии; теперь в колонне комдива осталось 700 человек со стрелковым оружием и почти без боеприпасов, другая дивизионная колонна во главе с комиссаром ушла от Тихвина на восток, в сторону деревни Большой Двор. У полковника Виноградова людей было ещё меньше, остальные разбрелись малыми группами по окрестным лесам. Зато в его колонне было несколько танков 60-й танковой дивизии, отрезанных немцами от её главных сил, оставшихся к югу от Тихвина. А у Артюшенко кроме своих людей в колонне были лишь прибившиеся части из 292-й стрелковой дивизии, расчленённой немцами по дороге к Тихвину, в районе Киришей. Артиллерии не было. Бойцы не имели зимнего обмундирования и были одеты во что попало. В избе, куда прошли генерал и два полковника, спор разгорелся с новой силой. Мерецков предложил поговорить с бойцами и прислушаться к их мнению. Полковники согласились. Генерал сразу начал с сообщения о полевых кухнях, развёрнутых в Сароже. Предложение отправиться туда и поступить в распоряжение штаба армии было встречено единодушным одобрением, и спор двух комдивов решился сам собой. На следующий день в Сарожу доставили со складов 7-й армии зимнее обмундирование и боеприпасы. Оставив на КП в Бору генерала Павловича с приказом консолидировать остатки 4-й армии, отошедшие от Тихвина на север, накапливать силы и готовить контрнаступление, Мерецков выехал во главе небольшой опергруппы на восточное направление. Утром 10 ноября он приехал на Большой Двор. На окраине села стояла одинокая зенитная установка. Во дворах разведчики обнаружили штабные машины 4-й армии. Село оборонял сводный отряд пехоты в 200 штыков. Генерала Яковлева в штабе не оказалось. Как следовало из рассказа штабного офицера, эвакуация штаба из Тихвина началась уже после того как в город вошли немецкие танки с автоматчиками на броне и перекрыли почти все выезды. Часть штаба прорвалась на север, часть осталась в районе Волхова, куда неделей раньше выехал начальник штаба армии генерал –майор Ляпин. По словам офицера, немецкие танки были остановлены в двух километрах восточнее Астрачи запасным пехотным полком, усиленным подошедшим из Тихвина отрядом комиссара 44-й стрелковой дивизии. Прибытие на Большой Двор из тыла колонны 65-й стрелковой дивизии, прикрываемой на марше двумя батальонами танков, в штабе 4-й армии ожидали только через два дня. Мерецков оставил на Большом Дворе за старшего генерала Иванова, придал ему в качестве начальника штаба комбрига Стельмаха и поручил им консолидировать оборону на восточном направлении, наладить связь с соседями на севере и немедленно начать войсковую разведку по всем направлениям.
Теперь генералу осталось восстановить управление войсками к югу от Тихвина. По словам офицера штаба 4-й армии, там на участке от Мулёво до Воложбы были развёрнуты два соединения – 60-я танковая дивизия и 27-я кавалерийская дивизия. Из 70 танков Т-26, которыми располагала 60-я дивизия, 15 ушли с 44-й дивизией на север, ещё 20 прикрывали железную дорогу Москва-Ленинград в районе Неболчи (в 50 километрах южнее Тихвина), остальные вели бой западнее Неболчи вместе с сильно ослабленной 4-й гвардейской стрелковой дивизией и 92-й стрелковой дивизией. Им противостояла немецкая мотодивизия, пытавшаяся прорваться к железной дороге. Ехать на юг через ничейную территорию было слишком опасно. Мерецков вернулся в Бор и доложил в Ставку об обстановке под Тихвином, о принятых им мерах и о плане намеченного уже на завтра контрнаступления, разрабатываемом в соседней комнате оперативной группой под руководством генерала Павловича. Войска 7-й армии, которым предстояло принять участие в контрнаступлении, уже выдвигались к рубежам развёртывания и должны были занять их в течение ближайших часов.
В целом обстановка под Тихвином не выглядела угрожающей. Вся местность между Волховом и Тихвином представляла собой сильно заболоченный лес с редкими дорогами; болота, не замерзающие даже в сильные морозы, делали эти места особенно труднопроходимыми для бронетехники. Таким образом, моторизованные войска противника не располагали здесь свободой манёвра, что лишало их большей части преимуществ мобильности и лишь усугубляло главный недостаток: зависимость от подвоза горючего из удалённых тыловых баз.
Оставаясь в Тихвине после утраты инициативы, противник был обречён. Единственным выходом для него было немедленное отступление. Этому и собирался воспрепятствовать генерал Мерецков, готовя контрнаступление.



Читатели (109) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы